Новости

24.01.2013 00:00

От западных укусов Россия не изменится

Митингующих сотрудников "Тольяттиазота" заметила иностранная пресса
В начале октября 2012 года сотрудники крупнейшего завода в России по производству аммиака, "Тольяттиазот", вышли на митинг по поводу событий вокруг членов панк-группы "Пусси Райот". Работающий в Москве корреспондент нескольких зарубежных изданий Саймон Шустер обратился в этой связи к председателю совета директоров ОАО "Тольяттиазот" Сергею Махлаю, и попросил его ответить на некоторые вопросы. Публикуем интервью с небольшими сокращениями.

Можете ли вы объяснить причины демонстрации на вашем заводе? Это инсценировка, или же люди действительно хотели протестовать против трех молодых панк-рокерш из Москвы?

Сергей Махлай: Причины, почему это произошло, совершенно понятны мне. Существует огромное различие между тем, как социально-политическая ситуация в России выглядит внутри Садового кольца Москвы, и тем, как она воспринимается в городах, в российской глубинке, в таких городах, как Тольятти. Люди, которые за время правления Путина, наконец, почувствовали некоторую уверенность в завтрашнем дне, очень подозрительно относятся к призывам "Богородица, Путина прогони". Пережив годы саморазрушения, выстрадав их, люди очень восприимчивы к последней попытке в очередной раз "опрокинуть лодку". Они очень боятся этого. Решение "Пусси Райот" о проведении их выступления в главном соборе страны, вызвало не меньше раздражения. Большинство россиян, независимо от того, религиозны ли они, воспринимают церковь как структуру, которая удерживает государство от распада и устанавливает его моральные порядки и традиции. Обычный рабочий из Тольятти видит "Пусси Райот" как вычурных московских бездельников. Все эти эмоции были выражены на митинге.

Что вы скажете о приглашении на "перевоспитание"? Не кажется ли вам, что это звучит как китайская культурная революция?

Сергей Махлай: Такие сравнения всегда выглядят искусственными. Вы можете легко назвать беспорядки в Лондоне и Париже, которые произошли 2 года назад, нацистским погромом. Вопрос не в форме или названии. Люди вышли и выразили свои мысли так, как они смогли это сделать.

Поддержало ли руководство завода протестующих, или они просто убивали свое время в попытке "выразить свои мысли"?

Сергей Махлай: Я действительно поддерживал наш коллектив, потому что я разделяю позицию людей о растрате Россией своих ценностей и традиции и что они должны быть восстановлены. Клип митинга получил 1,5 миллиона просмотров на YouTube. Это уже о чем-то говорит.

Выходя за рамки вопроса о "Пусси Райот", я хотел бы спросить вас, достаточно известного в России бизнесмена: что изменилось, с тех пор как в мае Путин вернулся на третий президентский срок? Как изменился деловой климат, особенно что касается коррупции и бюрократии?

Сергей Махлай: Ведение серьезного бизнеса нигде и никогда не было легким. Стабильность является наиболее важным фактором, влияющим на климат для ведения бизнеса. Для России это действительно решающий фактор. Мне кажется, что вновь избранный президент Путин решил многие важные для страны проблемы. Он начал активную борьбу с коррупцией, объявил о запуске новых крупных проектов, о необходимости модернизации производственного аппарата.

Россия - самодостаточная страна. Нужно просто позволить ей развиваться спокойно

Коррупция является очень давней и очень сложной проблемой. И простого решения здесь быть не может. В условиях рыночной экономики и демократии нельзя просто прижать всех коррумпированных людей "к стенке". "Тольяттиазот" многократно сталкивался с бюрократией и давлением со стороны правоохранительных органов, когда совершались попытки незаконными методами усложнить нам жизнь и даже захватить предприятие. Как показывает наш пример, если ты веришь в свою правоту и чувствуешь поддержку многих тысяч своих сотрудников, с коррупцией можно бороться и победить ее. По моему мнению и по мнению многих предпринимателей, последовательные усилия по вытеснению коррупции из различных сфер жизни российского общества стала стратегической целью для Владимира Путина.

Дмитрий Медведев, бывший президент и нынешний премьер-министр, сделал "модернизацию" лозунгом своего президентства в период с 2008 по 2012 год, и этот термин получил много внимания в средствах массовой информации. Что для вас означает "модернизация"?

Сергей Махлай: СМИ в основном обращают внимание на такие инициативы, как создание Сколково, и так далее. Я не могу говорить об эффективности таких проектов, потому что у меня нет достаточной информации. Но модернизация на заводе "Тольяттиазот" не останавливается. Мы не нуждаемся в государственном приказе для внедрения новых технологий и обновления нашего оборудования. Это является необходимым условием поддержания конкурентоспособности на мировом рынке, где мы являемся одним из крупнейших поставщиков жидкого аммиака. Я знаю много крупных российских промышленных предприятий, где технологическая база на сегодняшний день вполне соответствует мировым стандартам. Однако есть отрасли, в частности машиностроение и электроника, где мы должны сделать шаг вперед.

В наши дни два ключевых понятия в "кремленологии" - это "вертикаль власти", которая относится к огромной системе управления, начиная от Кремля вплоть до провинциального владельца завода, и идея "ручного управления", относящаяся к тому, что в сложных ситуациях часто требуется личное вмешательство самого президента. В случае рабочих забастовок на заводе в городе Пикалево пару лет назад Путин лихо прилетел туда, чтобы подписать контракт с владельцем завода Олегом Дерипаской. Какова действительная роль Путина в определении ситуации на местах?

Сергей Махлай: Историческая роль человека, находящегося во главе государства, в России исключительно велика. Путин не является исключением. Он лидер, который задает тон. Уже 12 лет он пользуется поддержкой большинства населения. Это невозможно не признать. Те проблемы, с которыми он столкнулся, беспрецедентны как в сфере экономики, так и в сфере социального развития нашей огромной страны, в условиях необходимости сохранять межнациональный мир и определять новую роль страны на международной арене.

Вы, наверное, помните, как в самом начале его работы, в начале 2000-х годов Путин сумел остановить практически безграничное вмешательство так называемых олигархов в дела государства. Для человека, который не понимает русских реалий, он, возможно, выглядел человеком, вмешивающимся в бизнес. Но, на самом деле, это предотвратило катастрофу. Сохранение системы, которая была сформирована в 1990-х годах, привело бы к краху государства.

Есть ли у среднестатистического человека (который обычно смотрит новости по телевидению) лучшее понимание "российской реальности", чем у журналистов и наблюдателей, которые зарабатывают тем, что изучают эти реалии? В чем причина разницы в оценке этого и российских политиков в целом?

Сергей Махлай: Я хотел бы отметить здесь различие в зависимости от типа наблюдателя. Западные бизнес-интересы, с которыми я знаком, видят в России массу возможностей и пытаются воспользоваться ими. Их оценки прагматичны. Они ценят стабильность и тот факт, что страна, в отличие от многих других, достаточно последовательно преодолевает экономические проблемы. Я ценю деловые отношения, установленные на Западе, эффективность и точность законов. Когда я модернизирую свою компанию, я всегда призываю своих сотрудников работать на основе мирового опыта технологии и управления.

Когда дело доходит до основного сегмента западной политологии и обозревателей, в их оценках российских событий есть много искажений и двойных стандартов. Например: демонстрация 20 000 человек без единого экономического лозунга в Москве выглядит как крах режима и начало революции, в то время как агрессивная демонстрация полумиллиона человек против низкой заработной платы, пенсий и чудовищной безработицы в Греции и Испании является типичным элементом демократии.

Мне всегда кажется, что Запад постоянно жаждет переворота в России, который, по их мнению, в конечном итоге приведет Россию в соответствие с каким-то желаемым и понятным "стандартом". Это иллюзия. Россия самодостаточная, и ее нельзя реконструировать, чтобы подстроиться под некий "стандарт". Нужно просто позволить ей развиваться спокойно.