Новости

27.05.2013 01:00
Рубрика: Культура

Рыбалка на безрыбье

Конкурс 66-го Каннского кинофестиваля так и не выявил бесспорных лидеров
Каннский фестиваль подошел к концу. В этом номере газеты вы найдете имена его новых лауреатов, которых я еще не знаю, и могу констатировать, что впервые за все годы свою личную Золотую пальмовую ветвь я бы не дал никому.

Если год назад лидеров конкурса было больше, чем призов, то теперь любое решение жюри, на мой взгляд, возникнет на безрыбье. Пофартить можно почти любой картине, за исключением очевидных провалов. Потому что как у каждого провала есть свои поклонники, так у каждого середнячка есть свои достоинства.

Фестиваль подтвердил: в кино дефицит новых талантов и свежих идей. Вчерашние бунтари успокоились и перешли на поточный метод. Классики утомленно повторяют себя. Самые смелые повторяют других. Повторяются стили, темы, приемы, целые кадры. Для перчинки фестиваль добавляет в варево что-нибудь шоковое - но и шоки уже на конвейере, поражать нечем. 

Последние дни конкурса всегда чреваты сюрпризами: дирекция приберегает козыри под занавес. Так, возник ажиотаж вокруг фильма Абделлатифа Кешиша "Жизнь Адель" - драмы о любви двух лесбиянок, поданной без сенсаций, как одна из норм многоцветной жизни. Все облегченно вздохнули, но если абстрагироваться от политкорректно горячей темы, преувеличивать достоинства картины я бы не стал: художественных открытий в ней нет, если не считать таковыми выдающуюся откровенность постельных сцен. На одном дыхании прошел фильм Романа Полански "Венера в мехах" - экранизация бродвейской пьесы, основанной на романе Захера-Мазоха. Это блестящий по юмору диалог режиссера и актрисы, рождающих будущий спектакль, великолепно разыгранный этюд на тему театра, способного пленять, завораживать, гипнотизировать и подчинять, как удав кролика. Здесь виртуозно все, от переливчатой, мерцающей игры Эмманюэль Сенье и Мэттью Амальрика до световой палитры, саундтрека и ракурсов. Мастерство режиссера бесспорно, актеры заслуживают восторженных оценок и, возможно, будут отмечены жюри, но это всего только роскошный экзерсис.

Американец Джеймс Грэй в "Иммигрантке" возвращается к опыту своих дедов, в начале 20-х покинувших Россию и приехавших искать счастья в Америку. У него русско-еврейские корни, родители бабки убиты беляками во время погрома, а унизительная процедура карантина на острове Эллис в нью-йоркской бухте, осененной статуей Свободы, сохранилась в рассказах родных и близких. Режиссер признался, что источником вдохновения служила опера с ее страстями и запредельным трагизмом коллизий. И он выбрал жанром мелодраму, а местом действия - бордель-театрик, потешающий простонародье дамами доступных форм. Роль сутенера играет Хоакин Феникс, в небольшой характерной роли снялась Елена Соловей - ныне живущая в США звезда фильмов Михалкова.

Никак не изменил зыбкую ситуацию "конкурса без лидеров" фильм Джима Джармуша "Только влюбленные остаются в живых" - по определению режиссера, "визуальная музыка", мрачноватая метафорическая история о верных друг другу вампирах Адаме и Еве, которые элегически наблюдают деградацию человечества на фоне ночных депрессивных Детройта и Танжера. Таким образом, сразу вырвавшийся вперед фолк-мюзикл "Внутри Льюина Дэвиса" так до конца и остался в роли и. о. лидера. Хороший фильм, но даже в фильмографии братьев Коэн не лучший.

Фестиваль поставил рекорд по числу показанных в конкурсе французских фильмов: их восемь! Чуть меньше картин из США, остальные места отданы Востоку и Латинской Америке. Это не могло не сказаться на монотонности конкурса, который приобрел - неожиданно для фестиваля такого ранга - черты регионального. Я представляю, какой крик подняла бы пресса, узрев в конкурсе Московского фестиваля такую уйму родных человечков, которым хочется порадеть хозяевам поля, - здесь это, похоже, сойдет незамеченным.

Поразительно, но уже на фирменном постере объявивший любовь ведущей темой, фестиваль объективно зафиксировал ее крайний дефицит в мире кино. Или, возможно, просто в мире. На постере художественно разложены фигуры мужчины и женщины, нежно коснувшихся друг друга в поцелуе. Декоративность этой гламурной любви слишком очевидна, чтобы ее можно было принять всерьез. Вероятно, поэтому фестиваль развернул внушительную палитру цветовых оттенков любви - от вышеупомянутой вампирской до лесбийской в "Жизни Адель" и гомосексуальной в фильме "За канделябрами". Но если не считать внеконкурсного "Великого Гэтсби", где любовь подана как роковой идефикс, любви как движущей силы и главной темы фильма в репертуаре не наблюдалось.

Самым значительным в художественном отношении я бы назвал фильм итальянца Паоло Соррентино "Великая красота", если бы все его открытия уже не сделал Федерико Феллини в "Сладкой жизни", "Сатириконе" и "Риме". Соррентино осталось только развить его наблюдения в антураже XXI века.

Если же рефери под водительством Стивена Спилберга возьмут пример с жюри "Особого взгляда", где призы распределены по социально-политическим критериям, то не останутся без наград фильм Цзя Чжанкэ "Прикосновение греха" о разъеденном коррупцией Китае, или сгусток мультикультурных проблем в драме Асгара Фархади "Прошлое".

В главном конкурсе не было российского фильма. Отборщик Каннского фестиваля Жоэль Шапрон, с которым я поговорил, не видит здесь особой драмы: в конкурсе нет и фильмов из Испании, Греции, Швеции, Германии, Аргентины и еще многих прекрасных кинематографических держав. Мы оба сошлись в высокой оценке фильма Юрия Быкова "Майор", который попал в "Неделю критики", выдержав состязание с сотнями картин со всего мира. И в констатации не лучших времен для российского кино, пока небогатого на конкурентоспособные фильмы.

А вот и новые лауреаты. Я передаю их имена с торжественной церемонии закрытия 66-го Канна.

Призы канского международного кинофестиваля:

Золотая пальмовая ветвь - Абделлатиф Кешиш за фильм "Жизнь Адель".

Гран-при - Братья Коэны за фильм "Внутри Льюина Дэвиса".

Приз жюри - Хирокадзу Корэ-Эда (Япония) за фильм "Как отец, как сын".

Лучшая режиссура - Амати Эскаланте (Мексика) за фильм "Эли".

Лучший сценарий - Цзя Чжанкэ (Китай), фильм "Прикосновение греха".

Лучшая мужская роль - Брюс Дерн в фильме Александра Пэйна "Небраска".

Лучшая женская роль - Беренис Бежо, в фильме Асгара Фархади "Прошлое".

Приз "Золотая камера" за лучший дебют - фильм "Ило Ило", Сингапур.

Закрытие 66-го Каннского кинофестиваля
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Каннский кинофестиваль Культура Кино и ТВ Мировое кино 66-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк РГ-Видео РГ-Фото