Новости

21.04.2014 22:00
Рубрика: Власть

Мэр доступен в режиме онлайн

Сергей Собянин: Правду о том, что происходит в каждом городском дворе, каждом доме, я узнаю от москвичей
Всего два дня "РГ" публиковала анонсы о том, что в редакции состоится "Деловой завтрак" с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Но и этого времени москвичам хватило, чтобы прислать Сергею Семеновичу сотни вопросов. И в течение полутора часов он честно отвечал на них, не обходя самых острые и самые больные темы. А их в таком огромном городе, как Москва с 12-миллионным населением, конечно же, хватает.

О тарифах ЖКХ и судьбе ВДНХ

Сергей Семенович! Москвичи спрашивают: когда и на сколько в текущем году ждать роста тарифов на услуги ЖКХ?

Сергей Собянин: Хочу сразу успокоить всех, кого волнует этот вопрос: такого низкого повышения, какое ожидается нынче, в Москве не было никогда. В 2010-м году, когда я только стал мэром Москвы, тарифы поднялись на 22%, годом ранее - на 25%. Это была стандартная ситуация. Ну, а теперь мы стараемся все больше и больше "зажимать" их. Даже по динамике этих трех лет видно, как снижается прирост тарифов. В прошлом году вышли на рост 9%, а в ноябре этого года, когда повышение все-таки произойдет, оно составит всего 7%. То есть окажется на уровне инфляции.

Между тем жители столицы в социальных сетях бурно обсуждают тему, тесно связанную с ростом тарифов. Речь - о письме Федеральной службы по тарифам, в котором это ведомство требует от правительства Москвы отменить использование в городе двухтарифных счетчиков при оплате электроэнергии.

Москвичи недоумевают: столько лет их приучали экономить электроэнергию, стирать по ночам, готовить, поскольку ночные тарифы существенно дешевле дневных. Приучили. А теперь, оказывается, это плохо, и надо рассчитываться по однотарифным счетчикам. Но это же для многих обернется скрытым повышением цен на электроэнергию!

Сергей Собянин: Действительно, если выровнять ночные и дневные тарифы, то стоимость электроэнергии вырастет почти в три раза. Причем, это плохо не только для горожан - любое повышение цен всегда удар для семейного бюджета. Но это плохо и для города. Нарушится ритмичность в поставках электроэнергии. Ее потребление днем выйдет на пиковый режим и Москве придется создавать дополнительные мощности по производству электроэнергии. Что само по себе повлечет новый виток роста тарифов. Чтобы не допустить этого, мы попросили ФСТ не спешить принимать решение. Я благодарен руководству службы за то, что оно идет нам навстречу - мы сейчас находимся в диалоге с ним и надеюсь, найдем компромисс и все счетчики - и однотарифные, и двухтарифные, и трехтарифные - будут сохранены.

На слуху в столице еще одна тема - судьба ВДНХ… Сергей Собянин: Вот и вы уже говорите - ВДНХ! И многие москвичи так считают, потому что это наша память, наша гордость. Хотя есть и те, кто утверждает, что от этого названия отдает чем-то замшелым, совковым. Мое мнение - ВДНХ лучше, чем ВВЦ хотя бы потому, что название "ВВЦ" связано с самым темным периодом в истории выставочного комплекса - одного из самых крупных не только в России, но и в мире. Стихийный рынок вымел оттуда все достижения народного хозяйства нашей страны. Произошло разрушение памятников архитектуры, культуры и истории России. Без слез на эти 50 павильонов сейчас смотреть невозможно. Кругом отваливается лепнина и куски штукатурки. Не кощунство ли, когда на фоне портрета Гагарина торгуют вениками? Основное же предназначение площадки - главный выставочный центр Москвы и всей страны. Вот его и необходимо возродить.

И какие же достижения, к примеру, там может продемонстрировать Москва?

Сергей Собянин: Москве есть что показать. Мы предполагаем там помимо прочего создать даже собственный павильон города, в котором разместится, например, интерактивный макет Москвы. Пока он изготовлен лишь в пределах исторического центра, а к 2017-му году на нем будет представлена вся Москва и можно будет рассмотреть в деталях каждый дом, каждую улочку. Это будет самый крупный макет города в мире - по размерам больше, чем у нынешних рекордсменов Нью-Йорка и Шанхая. На международной выставке MIPIM-2014 в Каннах, где мы в марте впервые показали этот макет, он пользовался огромным успехом у инвесторов, заинтересованных в работе в Москве. В этом же павильоне мы сможем представить все крупные инвестиционные градостроительные проекты, которые уже реализуются в городе и которые еще только будут реализовываться.

В целом же площадка ВДНХ, на мой взгляд, не может быть монопрофильной. Там должны быть не только выставочная, но и научно-познавательная, музейная, рекреационная, развлекательная зоны. Все эти функции там уже были. Впрочем, как лучше использовать всю территорию, нужно еще думать и обязательно советоваться с москвичами, экспертами, специалистами.

Возрождение ВДНХ в новом формате потребует немалых денег. Кто будет его финансировать?

Сергей Собянин: Частично бюджет Москвы. По крайней мере, реставрацию павильонов, которые нуждаются в срочном спасении. Но в основном, мне кажется, это можно сделать за счет внебюджетных источников. Например, привлекая госкорпорации - Росатом, Роскосмос, средства от выставочной деятельности и т.д. Это вопрос настройки работы по каждому конкретному объекту.

Думаю, что мы будем продвигаться вперед быстро. Вы заметили, как активно началось там наведение порядка? До 1 мая все старые ненужные заборы будут снесены, незаконные павильоны и палатки ликвидированы, территория станет свободной для отдыха и прогулок. А затем займемся восстановительными работами.

Что ждет павильон "Украина"?

Сергей Собянин: Он находится в самом плохом, пожалуй, состоянии из всех памятников. Никакие охранные обязательства не выполняются. Нужно срочно принимать меры. Для этого, вероятно, придется возвращать его городу. Дело в том, что ранее было принято решение о передаче его Украине, но до конца передача не доведена. Заключенное на этот счет межправительственное соглашение не ратифицировала украинская Верховная Рада, и оно никак не исполняется. Поэтому будем просить МИД России, чтобы прекратить соглашение в одностороннем порядке.

А другие республики бывшего СССР как относятся к своим павильонам? Готовы делом подкрепить идею фонтана "Дружба народов"? Сергей Собянин: Увы, и другие не спешат что-то делать. Только белорусы ведут активную выставочную и ярмарочную деятельность. А в последнее время на радость нам начали приводить в порядок и павильон.

Пешеходы и машины

Сергей Семенович! Ровно год тому назад вы приходили в "Российскую газету". Принесли в подарок схему развития пешеходных зон, которые планировалось оборудовать минувшим летом. Удалось реализовать эти планы? И добавятся ли новые пешеходные зоны за нынешний сезон?

Сергей Собянин: Я и сейчас захватил с собой карту пешеходных зон Москвы. В прошлом году мы создавали их в центре города и за пределами Садового кольца. Наиболее знаковые - Никольская улица, Крымская набережная Большая Дмитровка и ряд других. Перечислять нет смысла - москвичи знают их и с удовольствием там гуляют. В этом году добавится очень интересный маршрут - от площади Гагарина до площади Европы. Он будет самым длинным в городе - 6,5 км. Кроме того, часть улиц станут хотя и не чисто пешеходными, но погулять можно будет и на них. Это Маросейка, Покровка, Пятницкая, где планируется заузить полосы движения для машин, расширить и благоустроить тротуары. Примерно так же, как уже сделано на Большой Дмитровке. Площадь, отведенная там для пешеходов, стала просторнее, но и автомобилисты не пострадали. Наоборот, машины едут даже с большей скоростью, так как исчезла неорганизованная парковка, перекрывавшая движение всем - и людям, и транспорту.

На недавней встрече с представителями бизнеса, посвященной развитию летней торговли в городе, которая проходила в одной из кофеен в Камергерском переулке, вы пообещали, что город создаст механизм, способствующий вовлечению первых этажей зданий в общественные пространства. Чтобы в местах, где москвичи и гости столицы любят гулять, было побольше таких кафе, кофеен, ресторанов, выставочных галерей и прочих заведений именно для людей, а не располагались как сейчас сплошь офисы и банки. Есть идеи как этого добиться?

Сергей Собянин: Это непростая, но решаемая задача. Будем уменьшать налоги на недвижимость, которая сдается под общепит, в первую очередь расположенную на пешеходных улицах.

Вот только на этих зонах все чаще стоят машины…

Сергей Собянин: Согласен. Уже меньше, но стоят. Чтобы отбить охоту у недисциплинированных водителей, ежедневно эвакуируем 800 машин и, в первую очередь, с пешеходных улиц и из зоны платной парковки.

Но машины стоят даже в Столешниковом переулке… Наш корреспондент накануне встречи с вами прошелся там с фотоаппаратом. Запечатлел, как столбики, загораживающие въезд в эту самую доступную в столице пешеходную зону, расположенную прямо напротив мэрии, разведены по краям, чтобы, видно, не мешали. Некоторые машины расположились прямо перед памятником Юрию Долгорукому. А под стеклом одного автомобиля даже лежало разрешение замначальника ГУВД Москвы. Значит, кому-то можно ездить и по пешеходным зонам?

Сергей Собянин: Разрешение явно липовое. Официально никому никакие пропуска туда не выдаются. Спасибо вам за бдительность, что заметили машины нарушителей и сфотографировали. Будем разбираться персонально. Но я напомню, что на этой же площади, где вы заметили машину, и которая так возмутила вас, еще года полтора тому назад стояли сотни машин, из-за которых мимо памятника буквально нельзя было пройти. И никто не возмущался и все считали, что так и надо.

И платные парковки уже не пустуют! Даже после недавнего повышения цен на них. Не планируете ли вы еще более резко цены поднять на платные парковки, как это сделали в Нью-Йорке? Наш корреспондент в США рассказывает, что после этого на Манхеттене свободные машино-места…

Сергей Собянин: Вы поинтересуйтесь у вашего собкора, а есть ли там вообще парковки на улично-дорожной сети? Например, на Пятой авеню Манхеттена? Насколько я знаю, нет ни одной! Имеются только в подземных паркингах. Так и у нас полно свободных мест в таких паркингах, где стоянка стоит 150-200 рублей в час. А вот на улично-дорожной сети в Москве пустых мест практически нет, и это действительно проблема. Что может в таком случае сделать город как регулятор процесса? Резко увеличивать плату мы не будем, А вот вводить дифференцированный тариф по часам, когда через первых два-три часа тариф существенно увеличивается, - возможно, придется. С помощью этого можно добиться большей оборачиваемости каждого машино-места. Насколько такой способ подходит нам, мы сейчас советуемся с экспертным сообществом. Убежден: не стоит делать резких движений. Мы и так всего за два года прошли в этом направлении огромный путь - от полного неприятия и непонимания этой проблемы до обсуждения конкретных вопросов администрирования платных парковок.

Звучит еще одно предложение: сделать плату за парковку дифференцированной: москвичам - дешевле, иногородним - дороже. Как вам идея? Считаете, это будет справедливо?

Сергей Собянин: Скажу сразу, чтобы поставить точку в дискуссии: мы этого делать никогда не будем. Мы живем в одной стране, у нас одна Конституция, одни права человека. Поэтому невозможно вводить плату делать кому-то дешевле, а кому-то дороже по принципу прописки или цвету кожи.

Свой - чужой

Вопрос в продолжение предыдущего, хотя и уже на другую тему. Причем, затрагивается чуть ли в не в каждом третьем письме в "РГ": "Уважаемый Сергей Семенович! Знаете ли вы, что права российских граждан, живущих в Москве по временной регистрации, сильно отличаются от тех, у кого есть постоянная прописка. В последние месяцы московские детсады не берут детей граждан РФ, у которых нет прописки в Москве. Даже официальная временная регистрация в столице не дает права на получение путевки в сад. Но мы же платим все налоги, в том числе и бюджет города", - пишет в "РГ" Надя.

Сергей Собянин: Этот вопрос существует. Но если мы будем брать в детсады всех детей без исключения, то его начнут задавать москвичи. Поэтому мы принимаем детей с любой пропиской, если есть возможность, если есть свободные места. Если их нет, то устраиваем в первую очередь москвичей, которые живут здесь постоянно. Другого не дано. Особенно в условиях бэби-бума, который переживает Москва - по рождаемости с ней не может сравниться ни один город России. И что еще примечательно - вот уже третий год подряд в городе наблюдается естественный прирост населения.

Это официальная позиция города? Она подкреплена какими-то нормативными документами?

Сергей Собянин: Есть закон Российской Федерации, по которому в дошкольные образовательные учреждения, в первую очередь, должны принимать граждан, проживающих рядом с ними. Проживающих постоянно, а не временно. Невозможно садики и школы сделать резиновыми. Даже если бы мы выделили неограниченное количество денег на их создание, поставить их негде - пространство вокруг наших домов ограниченное. Оно и без того переуплотнено. Не случайно любое строительство во дворах вызывает протест и бурю негодования. Вот дискутируем сейчас, к примеру, по поводу сооружения блока начальных классов в одном из микрорайонов города. Казалось бы, ну что плохого в том, что рядом появятся дополнительные классы для самых маленьких учеников? Там дефицит мест для них сейчас доходит до 15%. Стройку пытаемся "посадить" практически на пустыре - дома неподалеку. Но жители выходят на митинги и протестуют.

Очень сложный вопрос. Поверьте, действия департамента образования при приеме в детсад продиктованы не тем, что Москва кого-то любит, а кого-то не любит, а реальными возможностями города.

Но в Москве работают еще и тысячи приезжих из-за рубежа, которые пользуются всей городской инфраструктурой. Городским транспортом, здравоохранением, образованием и ничего за это не платят. У москвичей это вызывает не только недоумение. Как показывают социологические опросы, растет недовольство. Правительство Москвы намерено решать эту проблему?

Сергей Собянин: Безусловно. Мы неоднократно ее обсуждали. В чем разница между приехавшими на заработки в столицу россиянами и мигрантами? Россияне действительно платят все виды налогов и отчислений в социальные фонды. Они полностью отрабатывают свое пребывание в Москве. Более того, создают ее экономику. Другое дело - люди, приехавшие из-за рубежа, которые ничего не платят и в итоге находятся с этой точки зрения в более выигрышном положении и чем россияне, приехавшие в Москву, и даже чем москвичи.

Президент страны в своем послании Федеральному Собранию дал сигнал правительству России, что настала пора решать этот вопрос. В настоящее время подготовлен проект закона, по которому регионы получат право сами устанавливать размер платы для взимания с трудовых мигрантов (стоимость патента на право работы). В этой плате мы сможем учесть все затраты города на их проживание и, таким образом, получим экономический способ регулирования потока мигрантов. Чем выше будет плата, тем работодатели станут меньше их привлекать на свои предприятия. Это будет самонастраиваемый механизм, а не просто квота как сейчас, которой то торгуют, то берут за ее выдачу взятки. А тут - плати государству не меньше чем платят россияне. А россияне платят подоходный и социальный налоги, отчисления в пенсионный и медицинский фонды… Итого - 43% набегает из фонда заработной платы.

Как же с них взять эти деньги? Они же по большей части нелегально работают? Сколько ни ловят их, меньше не становится…

Сергей Собянин: Не надо ловить. Когда их труд будет обходиться работодателю не меньше, а может быть, и больше, чем труд россиян, он поймет, что рабочая сила из-за рубежа стала ему невыгодна. А у города появятся дополнительные деньги на поддержание и развитие городской инфраструктуры. С учетом миллиона мигрантов - средства немалые.

Что же касается нелегалов, то и в этом плане миграция все больше входит в законное русло. Раньше они поживут в Москве положенные три месяца, потом свозят паспорта до границы, поставят печать, что убыл-прибыл и снова возвращаются в Москву. Сегодня этот номер не проходит, так как действует норма, по которой в Москве иностранец может находиться не более трех месяцев в рамках шести месяцев. Иначе - это нарушение российского законодательства, за которое миграционная служба высылает иностранного гражданина из страны на пять и даже более лет с запретом вообще въезда в Россию.

Ужесточение этой нормы уже сказывается. Мы видим огромный поток людей, которые пошли за покупкой патентов. Следовательно, мы находимся на верном пути и нелегальных мигрантов будет становиться в столице все меньше. А те, что еще есть, рано или поздно попадутся, и у них на границе спросят: ребята, а что вы делали в Москве - без разрешения на пребывание, без трудового договора?

И когда же этот новый механизм заработает?

Сергей Собянин: Надеюсь, что до конца года и закон, и все нормативные документы будут приняты.

Но это все касается все-таки лишь экономической стороны вопроса. А психологическую, отношение москвичей к мигрантам город собирается как-то регулировать?

Сергей Собянин: Это взаимосвязанные вещи. Человек, который официально работает и платит все налоги, и тот, который прячется от полиции, которого "крышуют" бандиты, - это два разных мигранта. Тот, кто не работает, чем занимается? Бандитизмом, воровством и прочим криминалом. На рынке болтается. Нам такие не нужны.

Решили вопрос с созданием нового центра для содержания иммигрантов?

Сергей Собянин: Пока нет, но активно над этим работаем. Полагаю, что до конца года решим и эту проблему.

Дом, театр, стадион

В Москве с одной стороны активно строятся и рекламируются апартаменты, а с другой - власти вдруг заявили, что те, кто купит там квартиру, пусть не обольщаются, так как полноценным жильём она никогда не будет. Объясните пожалуйста, что стоит за этим.

Сергей Собянин: Все очень просто. Апартаменты - это, по сути, гостиница. Люди, приобретая их, не получают там постоянной прописки. К примеру, какой-то бизнесмен часто бывает по делам в Москве. Жить в отеле среди постоянно меняющихся лиц ему не нравится. Он приобретает апартаменты и живет там без семьи. Поэтому строительство апартаментов не сопровождается сооружением необходимой инфраструктуры - теми же детсадами и школами, поликлиниками и объектами культуры. В этом и состоит отличие апартаментов от жилья. Но застройщики, продавая их, часто об этом умалчивают. Люди же, заплатив деньги, потом приходят к нам и требуют: дайте детсад, запишите ребенка в школу…

Поэтому мы начали ограничивать строительство апартаментов. А застройщики, конечно же, заинтересованы строить именно их, потому что это дешевле, чем возводить нормальные дома. Но плодить такие объекты - значит, получить целые районы без соцкультбыта.

Департамент здравоохранения в 2012-м году издал приказ, по которому теперь прежде чем в поликлинике попасть к ряду специалистов, нужно пойти на прием к врачу. Получается, что человек стоит сначала в одной очереди, потом - в другой…

Сергей Собянин: Первичный осмотр делает терапевт - во всем мире так принято. Но ведь терапевт - не диспетчер, он тоже врач и оказывает человеку необходимую помощь. Ну, а если видит, что сам не справляется, то направляет к узкому специалисту. Это нормально.

Дело не в том, что сейчас система изменилась. Просто раньше не было учета, и никто не знал, сколько времени больной ждет, прежде чем попадет к нужному врачу. А сейчас везде появилась электронная запись, и стояние в очередях уменьшилось в полтора-два раза. 90% пациентов получают помощь узких специалистов в течение 7-8 дней. Это хорошая динамика. Если же все сами будут, как прежде, ставить себе диагноз и записываться к тому доктору, который, как они полагают, им нужен, - то вот тогда в этих очередях придется стоять бесконечно.

Сергей Семенович, Москва финансирует большинство самых популярных театров столицы. Между тем, руководители многих из них находятся весьма в чувствительном возрасте. "Современник", Театр сатиры, Ленком…Чему по вашему научил опыт Таганки и Юрия Любимова: неизбежная смена лидеров театров - это проблема творческая или административная?

Сергей Собянин: Все мы не вечные и рано или поздно всем придет кто-то на смену. У нас есть театры, которыми руководят люди преклонных лет и которые пользуются огромной популярностью у зрителей. Ну и ради Бога, пусть работают! Ведь есть и театры с молодыми руководителями, а толку от них нет никакого. Вопрос смены лидеров связан больше с творческими успехами коллективов, их признанием. Любит их зритель, не пропускает ни одного спектакля? Так какая разница, сколько лет главному режиссеру или руководителю театра? Тем не менее, постепенное обновление театров происходит. Это естественный процесс.

Москва готовится в 2018-м году принять чемпионат мира по футболу. "Динамо" не вошло в число стадионов, где он будет проходить. Значит ли это, что его реконструкция к этому времени не завершится?

Сергей Собянин: Думаю, что к 2018-му году комплекс будет сдан. После того, как ФИФА исключила его из линейки футбольных стадионов для Чемпионата мира, инвесторы пересчитали его параметры. Уменьшили вместимость зрительских трибун, да и несколько изменили саму идеологию комплекса. В ближайшее время они войдут в активную стройку, которая займет года три. Ну, а стадионы, которым принимать Чемпионат мира-2018, будут готовы в срок. "Спартак" и расположенная рядом с ним новая станция метро с одноименным названием - уже предстоящим летом. Полным ходом идет проектирование и подготовка к реконструкции "Лужников".

С интересом не только москвичи, но и зарубежные инвесторы следят за тем, как открываются для реорганизации почти в центре российской столицы территории промзон. В частности, уже подходит к концу конкурс на застройку площадки самого крупного во времена СССР автогиганта - ЗИЛа. Озвучена и сумма, которую город получит за продажу права реализации этого проекта - 1 миллиард евро. А что москвичи от этого получат?

Сергей Собянин: Вот этот миллиард и получат. Эти деньги пойдут на нужды города. То есть на социальные выплаты и пособия горожанам, новые дороги, коммуникации и другие объекты социальной сферы. Там будет построено около 1 миллиона квадратных метров жилья примерно для 30 тысяч жителей. С детскими садами, школами, парком, новой набережной, рядом строится ледовый дворец и плавательный бассейн. А в Нагатинской пойме, которая является частью единой территории для проектирования, планируется разместить детский парк.

Неужели свой Диснейленд в Москве все-таки появится? О его сооружении в городе говорят так давно, что в это уже не верится.

Сергей Собянин: Проект не двигался, потому что он чисто инвестиционный. А все потенциальные инвесторы хотели на отведенной площадке строить 80% торговых площадей и лишь 20% отдать под парк и детские аттракционы. Сейчас мы нашли компанию, которая готова создать именно детский парк, только с другим оператором. Мне кажется, она представила красивый проект, и если он удастся, я буду рад.

Сколько времени потребуется по вашим расчетам на его реализацию?

Сергей Собянин: Минимум года два-три.

И наконец, о транспорте…

Сергей Семенович, что любопытно: всегда вопросы о пробках на дорогах и что власти все-таки думают делать с ними, были в почте "РГ" на первом месте. А сейчас чуть ли не на последнем, хотя пробок еще хватает. Тем не менее, только слепой может не видеть, что город делает для того, чтобы избавиться от них. Поэтому вопросы совершенно конкретные. В частности, когда метро дойдет до Подмосковья? Вот станцию в Котельниках обещали построить еще в прошлом году. Но хотя бы в этом построят?

Сергей Собянин: Построили бы и в прошлом, если бы не затянулось изъятие территорий под транспортно-пересадочный узел на территории области. Сейчас эта работа, насколько мне известно, продвигается достаточно быстро. К концу этого года станцию сдадим. Что же касается других проектов по продвижению подземки в область, то опыт станции "Жулебино" и тех же Котельников показывает, что надо быть очень осторожными. С продлением таких длинных линий возникают проблемы у пассажиров, которые садятся на перегонах, расположенных ближе к центру города, так как поезда оказываются переполненными уже на конечных станциях.

Строить по всему Подмосковью классическое метро нельзя. Так не делает никто в мире. Есть другой способ - более комфортный для пассажиров и дешевый в строительстве - электрички. Проще сделать для них дополнительный путь и пустить по нему поезда с таким же интервалом, с которым ходят составы в метрополитене. Ходить они будут даже быстрее, так как платформ и станций на их пути будет меньше, а значит, и остановки можно сделать реже. Например, от Новопеределкино до центра Москвы электричка идет 20-25 минут.

Новый пригородный путь строится в Химки, затем в 2016 году он дойдет до Зеленограда. Всего до 2020 года РЖД взяли на себя обязательство построить 240-250 км дополнительных путей для пригородных поездов. Мы в этом кровно заинтересованы. Поэтому город тоже выделил из своего бюджета на эту программу 50 млрд. рублей. Понимаем, что без развития пригородного сообщения транспортной проблемы в городе никогда не решить. Хороший, регулярно действующий пригородный транспорт обязательно нужен. Плюс 150 км линий метро построим. Вот тогда точно на дорогах должно стать просторнее.

Правда ли, что Москва из-за экономических проблем вынуждена урезать финансирование строительства метрополитена? Говорят, по этой причине отменено строительство станции "Беломорская". Москвичей это очень волнует - многие покупали квартиры в строящемся там районе в расчете на скорый приход подземки.

Сергей Собянин: Там дело не в деньгах, а в жителях. Далеко не все оказались рады приходу метро. "Посадить" эту станцию там можно лишь чуть ли не на ступеньках подъезда одного дома, рядом с которым в течение трех лет окажется котлован. К тому же в ходе стройки придется вырубить огромное количество деревьев. Жители возражают, говорят, у нас отсюда что до Ховрино, что до станции метро "Речной вокзал" - по километру. То есть и строить ничего не надо. Другие говорят: стройте! Решение принято такое: саму ветку пока строим, а станцию "Беломорская" - не отменяем, а резервируем. И будем продолжать консультации с жителями.

А Малое кольцо Московской железной дороги, которое планировали приспособить с грузового к пассажирскому движению, пустите в 2015-м году? Это ведь по сути еще одно кольцо - почти как у метро…

Сергей Собянин: Я надеюсь, что железнодорожники закончат свою работу, как и обещали, в 2015-м, а в 2016-м будет организовано полноценное движение. Там будет построено 35 платформ и одновременно - транспортно-пересадочные узлы на пересечениях с метрополитеном.

Кто говорит правду мэру

Сергей Семенович! Благодаря порталу "Наш город" москвичи узнали о Москве много интересного. Да и помощь стали получать от властей оперативнее. А вы пользуетесь им?

Сергей Собянин: Еще бы! На портале я вижу, что творится в каждом городском дворе, каждом подъезде Москвы. 25 чиновников и руководителей ДЭЗов уволил с работы благодаря полученной оттуда информации!

Когда человек посылает жалобу в бумажном виде - пока она дойдет, пока чиновники с ней месяц по закону разбираются. Потом поди проверь, правду ответили или нет... В электронном виде все проще. Пишет человек, что к их двору ни пройти, ни подъехать, кругом ямы и канавы и тут же фотографию прикладывает - трудно ли мобильником заснять картинку? На устранение недостатков, на которые жалуются москвичи, у нас установлено 8 дней. В течение этого срока все стараются ответить на письмо. Напишут, что меры приняты. А автор снова щелкнет камерой и пришлет снимок - и сразу видно: врет чиновник! После этого наступают экономические и административные санкции, вплоть до увольнения.

Но, слава Богу, часто к этой мере прибегать не приходится, так как 95 процентов недостатков, на которые москвичи жалуются, оперативно устраняются. А оставшиеся 5 процентов - это, как правило, длинные или сезонные проекты. Например, детский городок новый построить. Так что не удивительно, что 65-70 процентов всех обращений в мэрию теперь поступают именно в электронном виде.

Вы знаете, я смотрел сайты и порталы многих городов. Парижа, Нью- Йорка, Лондона... Есть очень красивые. Но такого действенного, когда каждый житель может обратиться с вопросом к мэру и быть уверен, что его услышат, а исполнители, которые должны были решить этот вопрос и не решили, получат по "заслугам", - нет больше нигде в мире. Нигде! Наш портал - единственный, и я им горжусь.

Прямая речь

Сергей Собянин: Меня иногда спрашивают, не обременительна ли для бюджета Москвы помощь, которую столица оказывает Севастополю. Отвечаю: да, это дополнительные затраты, но это приятные затраты. Подавляющее большинство москвичей поддерживает Севастополь, поэтому его поддерживал город и раньше, и тем более будет продолжать это делать и теперь. Мы заново подписали договор о сотрудничестве наших городов.

Администрация Севастополя обратилась к нам с просьбой помочь модернизировать здравоохранение города. И мы уже наметили целую программу по поставке современного оборудования в их поликлиники и больницы. В течение года - полутора лет переоснастим всю сеть их учреждений.

Задают и другой вопрос: не ухудшится ли снабжение Москвы продуктами, если вдруг новые украинские власти решат разорвать исторически сложившиеся связи с Москвой? Да, у нас есть контракты на продовольствие, но они очень легко замещаемы. Как и тюбинги для строительства метро, которые делал для нас Днепропетровск и которые с момента последних событий в Киеве нам перестали поставлять. Не восстановят поставки? Заключим договоры с другими заводами, продукция не уникальная. Но лучше бы все-таки не рвать, а крепить наше исторически сложившееся сотрудничество и на уровне стран, и на уровне городов.