Новости

05.03.2015 17:12
Рубрика: Общество

Я сказал, что мне нужен орден покрасивее

Орден Славы из августа 44-го пришел к фронтовику только вчера
Василию Горбунову под девяносто, но для своего возраста он держится молодцом. Если бы не астма, да глаза хорошо видели, говорит ветеран, жить бы да жить...
К 70-летию Победы Василий Яковлевич Горбунов надеется получить свой орден Славы. В Совете ветеранов ему обещали помощь. Фото: Олег Косов / РГ К 70-летию Победы Василий Яковлевич Горбунов надеется получить свой орден Славы. В Совете ветеранов ему обещали помощь. Фото: Олег Косов / РГ
К 70-летию Победы Василий Яковлевич Горбунов надеется получить свой орден Славы. В Совете ветеранов ему обещали помощь. Фото: Олег Косов / РГ

О Василии Яковлевиче я узнала в казанском Музее-мемориале Великой Отечественной войны, с директором которого Михаилом Черепановым мы уже несколько лет разыскиваем фронтовиков и их родственников, чтобы вручить наградные листы, ставшие теперь доступными. Среди героев-земляков мы нашли и тех, кто не получил заслуженных наград. Многих, увы, уже нет в живых.

Но Василий Яковлевич еще в строю!

Найти его оказалось не просто. Выручили сотрудники Лаишевского краеведческого музея, которые помогли связаться с дочерью фронтовика. Валентина Павлова забрала отца, когда он остался один, без жены, из райцентра к себе в Казань. Новость о найденном ордене, принесенная "Российской газетой", семью очень взволновала.

- Он много рассказывал про войну, - делится с нами дочь ветерана. - Про освобождение Беларуси и форсирование Немана, как выжил в тяжелых боях и сколько ранений получил. Говорил и про то, что после боев под Витебском ему хотели вручить орден…

Из документов, которые в семье бережно хранят, видно, что Василия Горбунова забрали в армию в 43-м. До этого, вместе с такими же подростками, он работал в колхозе. Из его родной деревни Кунтечи (в те годы еще Столбищенского района) на фронт забрали всех мужчин. Домой вернулся только каждый третий.

Сначала молодого парнишку отправили в учебный стрелковый полк, через год - на передовую. В составе 3-го Белорусского фронта новоиспеченный пулеметчик дошел до Берлина.

Когда-то зоркие глаза Василия Яковлевича сейчас уже ничего не видят. И он даже не представляет, как выглядит тот самый наградной лист, из которого мы узнали, за что его представили к ордену Славы.

Я зачитала ветерану, как командир 294-го стрелкового полка 184-й стрелковой дивизии полковник Николай Кольчак (в 45-м ему было присвоено звание Героя Советского Союза. - "РГ") описал его подвиг:

"Товарищ Горбунов в боях с немецким захватчиком проявил храбрость, смелость и мужество. В бою по уничтожению фашистских группировок в районе деревни Песочная Витебской области 27 июня 1944 года он неоднократно участвовал в отражении контратак противника. В этом бою он лично уничтожил 12 гитлеровцев. Товарищ Горбунов достоин правительственной награды - ордена Славы III степени".

Второй раз форсировали Неман уже под градом пуль. Страшно вспомнить, какой тогда охватывал ужас. По реке плыли трупы

- Это были очень жаркие бои, страшно даже вспомнить, - рассказывает Василий Яковлевич. - Немцы постоянно атаковали. Нашего сержанта убили, так что мы со вторым номером пулеметного расчета похоронили его прямо в нише. Мой новенький пулемет строчил без перебоя, я выпустил, наверное, не меньше двадцати лент… Только после пятой атаки фашисты в этом месте поняли, что обречены, и сдались.

Тогда ко мне подошел полковник, имя уже не вспомню, и спрашивает, к какому ордену меня представить. А я откуда знал, какие ордена бывают? Он мне показал орден Красной Звезды: "Хочешь такой?". Я ответил, что такую звезду, как на фуражке, не хочу, мне бы что покрасивее.

Поговорили, посмеялись и пошли воевать дальше.

По его словам, на фронте было не до орденов. Пехоты хватало ненадолго, после каждой атаки поле покрывалось телами погибших. Выбраться из этой мясорубки удалось очень немногим.

- Никогда не забуду, как мы форсировали Неман. Подошли к нему ночью. Такая тишина стояла, что мурашки по коже бегали. Чуть рассвело, стали переправляться. Перешли реку без единого выстрела. И это было странно. Еще километра три прошли - тишина. Но все нутром чувствовали, что сейчас грянет! Офицеры дали приказ окопаться. И только мы залегли, как нам навстречу танки - я насчитал 37 машин. Куда там нашей пехоте против танков!

Солдаты прятались во ржи, которая уродилась на славу. Фашисты косили наших ребят из танковых пулеметов. Я не знаю, как мне тогда удалось выжить. Мы бежали так, что пришлось даже ремни скинуть, чтобы не мешали. Немцы загнали нас в реку. Когда подошла наша артиллерия, многие солдаты уже полегли во ржи. Второй раз форсировали Неман уже под градом пуль. Страшно вспомнить, какой тогда охватывал ужас. По реке плыли трупы. Там и меня тяжело ранили в предплечье…

После выписки из госпиталя Василий Горбунов вернулся на передовую, дошел до Берлина. Но Победу встретил снова на больничной койке: на этот раз пуля зацепила позвоночник.

В родные края боец вернулся только через семь лет. После войны остался в армии, служил в Белоруссии, Литве и Польше. Через несколько лет после окончания войны Василий Яковлевич получил медали "За боевые заслуги" и "За освобождение Берлина", а в 1985-м - орден Великой Отечественной войны II степени. Отметки о наградах сохранились в его воинском билете. Записи о вручении ордена Славы III степени там нет.

На сайте "Подвиг народа" мы нашли не только два наградных листа о вручении ордена и медали "За боевые заслуги", но и приказ 184-й стрелковой Духовщинской дивизии № 045/Н от 11 августа 1944 года о награждении пулеметчика 2-й пулеметной роты 294-го стрелкового полка Василия Горбунова орденом Славы III степени. Почему он так и не получил боевой орден, сейчас выясняют в Министерстве обороны.

Мы помогли семье ветерана собрать необходимые документы, чтобы Василий Яковлевич еще при жизни смог прикрепить на лацкан своего парадного пиджака заслуженную награду. Она нашла его спустя 71 год.