Новости

10.09.2015 13:41
Рубрика: Общество

"Я знаю о дирижаблях все"

Петербургский ветеран разработал усовершенствованную модель аппарата
С таким заявлением в редакцию позвонил петербуржец Володар Бирюлев. Как выяснилось, он изобретатель, который уже много лет занимается проектированием летательных аппаратов. И еще оказалось, что исчерпывающе и интересно он может рассказывать не только о технике.

Из горящего танка

- Я вам сначала про войну расскажу, а уж потом поговорим об изобретениях, - Володар Иванович усаживается за деревянный письменный стол, отодвигает книги и газетные вырезки. В этом году он отпраздновал девяностый день рождения, но, кажется, совсем об этом не помнит - слишком много дел. Недавно выпустил книгу воспоминаний, сейчас пробует себя в написании сценариев для фильмов, а основное время уделяет своему главному занятию - разработке и усовершенствованию дирижаблей. Долгая жизнь не заставила забыть о пережитом в годы войны.

22 июня, ничего не подозревая, катались с другом на лодке в парке, вдруг музыка стихла и народ стал разбегаться. Лодочник сообщил юношам, что началась война. На фронт Володара брать не хотели - медпроверка выявила слабое зрение, поэтому целый год пришлось работать охранником военного завода.

- Мне было ужасно обидно, я хотел хоть чем-то помочь фронту! И тогда решил выучить наизусть таблицу, по которой проверяют зрение. Врач указывает, а я по памяти буквы называю. Так его и перехитрил, признали меня ограниченно годным. Ну, думаю, сейчас отправят на передовую хоть медбратом! В итоге распределили в Ульяновск, и я стал заряжающим в танке, - вспоминает петербуржец.

Признается, что занятие было довольно нудное: надо лишь вовремя заряжать и вытаскивать гильзу, а уж посмотреть на поле боя и вовсе нет никакой возможности. Танкист Бирюлев боролся за освобождение Будапешта, прошел Вену и Прагу. Трижды пришлось выбираться из горящего танка, а однажды его признали убитым и даже успели написать похоронку. Случилось это в 1944 году, на подступах к одной из венгерских деревень. Отразить наступление советских танкистов немцы решили с воздуха - выслали самолеты. Деваться некуда: танковые пушки смотрят только вперед, отбиться невозможно. Связались с командованием, на что получили ответ: "Маскируйтесь". Все бы ничего, да вокруг чистое поле, лишь кое-где разбросаны скирды убранной кукурузы. В них и спрятались.

- Пехоты нет, снаряды кончились, вечер наступил. Что делать? Когда все стихло, стали из укрытия выезжать и видим: все машины, которые были в копнах, горят вместе с соломой. В этот же момент бьют по нашему танку, пробивают броню и убивают механика. Мы понимаем, что сейчас загоримся, и начинаем выскакивать из люка, - продолжает ветеран.

Это оказалось непросто: снаряд пролетел в десяти сантиметрах от Володара Ивановича, и его контузило. Вытащили однополчане, буквально за секунды до того, как танк вспыхнул. Немцы не останавливались. Танкисты, имея из оружия одни ножи, могли спастись лишь бегством в сторону своих. Выжили лишь несколько человек - погибли практически все экипажи шести машин. Из-за контузии Бирюлев бежал еле-еле и в итоге отстал от товарищей. Двигался по памяти, по звуку минометов, а после его подобрали и на телеге довезли до деревни. Утром писарь встретил солдата словами: "О, и ты жив! А я уже похоронку на тебя написал".

- Дай, говорю, хоть на память останется! Не дал, конечно, - смеется петербуржец. - Очень горько было, что ребята наши погибли. Но с тех пор я считаю 22 ноября своим вторым днем рождения. Каждый год отмечаю.

Позже уйти от смерти посчастливилось еще раз - внезапно пришел приказ о переводе в другой экипаж. Расставаться со своими ребятами не хотелось, но перечить начальству было непозволительно. В первую же бомбежку солдат, занявший место Бирюлева, погиб.

Никто не верит в дирижабли

Вернувшись с войны, Володар Иванович стал работать в Государственном оптическом институте имени Вавилова. Сначала был обычным механиком, а позже получил степень кандидата технических наук. В начале 1990-х ученые занялись разработкой интересного прибора - тепловизора "Тайга", который помогал определять пожароопасные участки в лесу. К примеру, заметив непогашенный костер или сухую траву, устройство подавало сигнал, и угрозу ликвидировали. Тепловизор должен был обследовать землю с воздуха, но возник вопрос: на какой носитель его прикрепить? Самолеты и вертолеты для этих целей оказались непригодны: слишком быстро летят, из-за чего прибор не успевает улавливать тепловые сигналы и пропускает много проблемных участков. Решили, что единственная альтернатива - дирижабль. Бирюлев даже поехал в Москву брать летательный аппарат напрокат. Там ему ответили, что готового нет, есть только разработки, с помощью которых дирижабль можно создать самому. В итоге работу так и не начали, а потом Володар Иванович вышел на пенсию и до сих пор пытается воплотить идею в жизнь.

- В дореволюционной России дирижабли были довольно распространены. Но, когда началась война, все программы прикрыли - решили, что для военных целей они не годятся. Так больше и не вернулись к этой теме. Сейчас сколько их выпускают по всему миру - Германия, Франция, США, а мы все чешем в затылке, - сетует ветеран.

Над усовершенствованием аппаратов Бирюлев работает уже больше 15 лет. С помощью подробных исследований и расчетов пришел к выводу: лучшая форма для дирижабля - дискообразная. Корабль, похожий на летающую тарелку, не только вмещает достаточно груза (сотни тонн), но и развивает высокую скорость (до 350 километров в час). При этом использовать его можно для достижения самых разных целей: аппарату не требуется отдельная посадочная полоса, он способен приземляться на любую поверхность, включая горы, лед и даже воду. Именно это, по словам изобретателя, может решить одну из самых насущных проблем - обеспечение труднодоступных районов необходимыми припасами.

- В Сибири пространство транспортом не освоено - кругом болота, леса, реки. Много удаленных деревень, а центров, куда можно подвезти жизнеобеспечение, нет. Люди собирают помощь и отправляют ее партиями на баржах, зимой - развозят на собаках и оленях. Зачем, если можно просто погрузить все это на дирижабль? Топливо и продукты придут быстро и без лишних забот, - считает Володар Иванович.

Специалистов, способных управлять дирижаблями, на всю Россию всего 15 - 20 человек

Точно так же можно помогать научным экспедициям в Арктике и Антарктике. Сейчас грузы идут к исследователям на судах по несколько недель, а потом гусеничные тракторы тащат контейнеры по льду.

- Противоракетная оборона, экологические исследования, в конце концов, пассажирские перевозки с устройством комфортабельных кают - вот сколько всего. Только очень мало специалистов, способных управлять дирижаблями, - на всю Россию всего 15-20 человек. На свои разработки я получил четыре патента, но к кому ни подойду с этой идеей, крутят пальцем у виска. Никто не знает, что это и зачем!

Несколько лет назад Бирюлев решил написать письмо президенту. После обращения дело немного сдвинулось: в стране была создана секция воздухоплавания, которая занялась строительством дискодирижабля "Анюта", а затем разработкой еще одного - "Антей". Но когда появятся эти аэростаты и выйдут ли в массовое производство, неизвестно.

- Субсидии маленькие, поэтому работа еле-еле движется. Да еще и заказов толком нет - теперь никто не верит в дирижабли, - вздыхает изобретатель.

Что может дирижабль

Аэростат может обходиться без посадки до десяти суток, а если понадобится - способен и зависнуть в воздухе. Современные разработки при этом безопасны: в отличие от предшественников, которые наполнялись взрывоопасным водородом, они работают на гелии.

За годы работы над летательными аппаратами Володар Иванович накопил немало материала, причем не только исследовательского. Новые идеи не оставляют его и сейчас, но проталкивать их все труднее. "Раньше выступал с докладами в Академии наук, а теперь возраст уже не тот", - улыбается ветеран. Сейчас основные слушатели - студенты, которые приходят к изобретателю на занятия: он единственный на весь город специалист по подъемной аэростатической силе. Недавно все труды Бирюлев отдал в петербургский Музей гражданской авиации - надеется, что разработки все-таки пригодятся, и в недалеком будущем аэростаты в небе превратятся в привычное зрелище. За тенденциями в дирижаблестроении ученый продолжает следить. Говорит, обидно, что все новости приходят из-за границы: "Мы могли бы сделать гораздо лучше".

- Но для этого сначала надо поднять авторитет аэростатов. Я много читаю о Циолковском, а ведь одну из первых моделей дирижабля предложил именно он. Тоже много "толкался" с этой идеей и ничего не мог сделать. Сейчас вот я пишу сценарий для фильма о Константине Эдуардовиче, мне просто это интересно. Но вдруг кто-то еще заинтересуется.

Наука Общество Наука Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург