У него был и любимый приют...

Будет ли создан в крымском Симеизе дом-музей великого военного реформатора Дмитрия Алексеевича Милютина?
Наша команда сотрудников журнала "Родина" ехала в Симеиз поклониться Дмитрию Алексеевичу Милютину. Последнему генерал-фельдмаршалу России. Выдающемуся военному министру-реформатору.

Это подписанный им закон о воинской повинности, сократил срок службы с 25 лет до шести в сухопутных войсках и семи - на флоте. Это Милютин учредил институт "запаса", действующий поныне, и ввел обязательное обучение солдат грамоте (80 процентов не умели ни читать, ни писать). Это он отменил в армии телесные наказания - шпицрутены, клеймение, кандалы. И Шамиля пленил тоже он...

Утерянная плита на Новодевичьем
Такой мы увидели усадьбу сегодня. Стены по-прежнему крепки, но внутри — разруха.... Фото: Игорь Коц/ РГ

Мы ехали в Симеиз сказать Дмитрию Алексеевичу Милютину, что Родина помнит его. После апрельской публикации в журнале "Родина" ("Последний приют последнего генерал-фельдмаршала") российский министр культуры Владимир Мединский принял решение: восстановить утерянную в 1930-е годы могилу Милютина на Новодевичьем кладбище.

Потому-то, оказавшись в Крыму (выездная редакция "Российской газеты" и "Родины" в течение недели проводила здесь читательские конференции), мы не могли не посетить усадьбу Милютина, где он прожил три своих последних десятилетия. И откуда его с женой Натальей Михайловной (они прожили вместе 69 лет и умерли с разницей в три дня) везли через всю страну последней скорбной дорогой. "Санаторий имени Баранова" - так определил нынешний статус милютинского дома всезнайка-интернет. Тепло стало на душе. Ведь это Обществу Красного Креста завещал Дмитрий Алексеевич свое имение, а полтора миллиона рублей оставил на строительство "санатории" для военных нижних чинов...

Но приехав в Симеиз, никакого санатория мы не нашли. Давно его нет и в помине.

Потерянный санаторий в Симеизе
Так выглядел "любимый приют" генерал-фельдмаршала Дмитрия Милютина при его жизни. Фото: Отдел рукописей РГБ

1 марта 1881 года взрывом бомбы, брошенной террористом-народовольцем Гриневицким, был смертельно ранен император Александр II. Вступление на престол его сына Александра III ознаменовалось Манифестом "О незыблемости самодержавия".

А военный министр Дмитрий Милютин, несогласный с новым внутриполитическим курсом, подал в отставку. И уехал в Симеиз.

Навсегда.

Князь императорской крови Гавриил Константинович, посетивший там графа в канун 1912 года, вспоминал: "Мне очень хотелось с ним познакомиться. Я написал ему письмо, прося его меня принять. Ему было девяносто с лишним лет, но он был еще бодр и, к моему большому смущению, сам пододвинул мне кресло. Он был седой, как лунь, с небольшой бородкой, в новой генерал-адъютантской тужурке с вензелями императора Александра II и Фельдмаршальскими жезлами на погонах ...

Я сидел, устремив глаза на Милютина, чтобы как следует его рассмотреть: ведь я сидел перед начальником штаба Кавказской армии, который в 1859 году взял Гуниб и пленил Шамиля, перед деятельным сотрудником царя-освободителя, реорганизовавшим нашу армию, перед человеком, которого не сможет обойти историк царствования Александра II...".

Век спустя мы долго и безуспешно искали место этой встречи. Затерялся последний дом великого реформатора среди коттеджных новостроек крымского взморья. И если бы не Алексей...

- Это вы ищете усадьбу Милютина? - запыхавшийся парень в шортах догнал нас, когда мы уже двинулись восвояси. - Пойдемте покажу.

Алексей Черненко, бармен из Симеиза, живет прямо напротив усадьбы. Говорит, что она пустует уже десять лет. Завалена мусором, битым стеклом. Пропитана одиночеством. Мы прошли по комнатам, поднялись на веранду. Долго стояли молча, глядя на давно замолчавший фонтан с датой 1876. И на разрытый склон, где рабочие тянули трубы к очередному коттеджу. Россия богатая страна, она может позволить себе забывать о великих своих сыновьях...

В этом скромном двухэтажном особнячке Дмитрий Алексеевич написал и привел в порядок свои воспоминания и дневники - 12 томов удивительных исторических памятников!

Возвращенная память

"22-го мая 1882 года. Суббота. Сегодня годовщина моего увольнения от должности военного министра. Вот ровно год, что я наслаждаюсь спокойствием и независимостью частного человека, прелестью уединенной сельской жизни; принадлежу, наконец, самому себе и своей семье. Многие предвещали мне, что я соскучусь в бездействии, привыкнув с молодых лет к напряженной служебной деятельности; но так могут судить люди, мало знающие меня. Постоянную напряженную деятельность поддерживали во мне исключительно чувство долга и желание быть полезным. Лишь только я увидел, что мои взгляды и убеждения уже не согласуются с новою обстановкой, и потому дальнейшая моя деятельность служебная не может приносить пользы, я поспешил удалиться со сцены и с тех пор благословляю свою судьбу. ... Упаси Бог попасть снова в этот омут".

Современники отмечали невозмутимость Милютина, его исключительное умение владеть собой и то непревзойденное мастерство, с которым военный министр сначала выстраивал в уме, а затем реализовывал на практике сложнейшие планы. Как бы удивились они, прочитав в дневнике генерал-фельдмаршала строки, посвященные Симеису (так он именовался тогда). Бесстрастный и внешне холодный министр буквально оттаивал, когда писал об этом райском уголке.

"21-го мая 1879 года. Понедельник. Приехав к себе домой, я мгновенно все позабыл и наслаждался всяким кустиком, всяким камнем. Вечер просидели мы на террасе, любуясь видом моря при полной луне. Нельзя оторвать глаз от этой очаровательной картины"

"18-го июня 1881 года. Четверг. Вполне наслаждаюсь прелестью своего любимого уголка; забываю охотно всё, оставленное в Петербурге, кроме только того радушия, которое было мне выказано в последние дни пред отъездом, не только людьми близкими, но и многими из числа казавшихся в отношении ко мне совершенно равнодушными".

За этим столом Дмитрий Алексеевич написал 12 томов своих удивительных воспоминаний. Фото: Отдел рукописей РГБ

"30-го июля 1881 года Четверг. До сих пор почти исключительно занимаюсь своим маленьким архивом. Чтение старой переписки, старых бумаг времен юности и первых годов службы моей доставляют мне большое наслаждение. В памяти моей оживают образы и факты, давно уже забытые...".

... Это хорошо, что в нашей памяти тоже начинают оживать образы светлых патриотов Отечества, давно и незаслуженно забытых. Оттуда, из прошлого, на нас смотрят еще не заколоченные окна милютинского "любимого приюта". Мы верим, что они обязательно распахнутся снова - в доме-музее последнего генерал-фельдмаршала России.

В материале использованы цитаты из "Дневника генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина"

(М.: РОССПЭН, 2008, 2009)

Кстати

Возвращение в Крым

Встречи в Крыму - как глоток родниковой воды. За неделю, проведенную здесь выездной редакцией журнала "Родина", мы убедились: журнал помнят, его возвращению рады. А его лейтмотив - преломление исторических событий через судьбу человека (не обязательно знаменитого) - созвучен мыслям наших крымских читателей. Им ли не знать, как вершилась в былинные годы и вершится на наших глазах история полуострова. Им ли объяснять, почему порой хочется заглянуть в прошлое, чтобы осмыслить происходящее за окном.

А вот результаты нашей крымской недели:

11 встреч с читателями провела за неделю выездная редакция "Родины" (Крымский федеральный университет, Черноморский филиал Московского государственного университета, библиотека имени А.С. Пушкина (Симферополь), библиотека имени Л.Н. Толстого (Севастополь), Черноморское Высшее военно-морское ордена Красной Звезды училище имени П. С. Нахимова...)

6 "гвоздевых" тем для публикаций родились на этих встречах

3 эфира состоялось на крымских ТВ- и радиостанциях

74 полугодовые подписки на журнал оформлены на встречах с читателями

Штрих к портрету министра

"Зубами в глотку и через хребет!"

Управляющий Морским министерством Н. Краббе описывал заседание Государственного совета, обсуждавшего разработанный Милютиным новый закон о воинской повинности: "Сегодня Дмитрий Алексеевич был неузнаваем. Он не ожидал нападений, а сам бросался на противника, да так, что было жутко. Зубами в глотку и через хребет. Совсем лев. Наши старички разъехались перепуганными".

Штрих к портрету жены министра

"Она просила только оружия..."

"7-го октября 1876 года. Четверг. Много толковали о том, что делать обитателям Южного берега в случае войны (русско-турецкой. - Авт.): кто советовал теперь же убираться поживу-поздорову, кто - замуровать окна и двери дома и т.д. Жена моя решительно объявила, что останется на месте, и для ограждения дома от хищничества просила только оружия для своей прислуги и рабочих".

(Из симеизского дневника Д.А. Милютина)