"Шпионский мост": жил в гостинице нью-йоркской не нью-йоркский человек

Рецензии
    02.12.2015, 13:35
Текст:   Шамиль Керашев
Лето 1957 года. В Нью-Йорке арестован советский шпион Рудольф Абель. Общество настаивает на смертной казни, но закон требует обеспечить разведчику защиту в суде. Выбор падает на страхового юриста Джеймса Донована. Для начала адвокат добивается для своего подопечного более мягкого наказания. А затем - к собственному удивлению - становится переговорщиком при обмене Абеля на сбитого под Свердловском американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса.

Нельзя сказать, что Стивен Спилберг часто снимает историческое кино. Однако один из самых прославленных режиссеров современности не раз давал понять: история почти всегда занимала его в той или иной мере. Ходить за подтверждением слишком далеко не придется. Фильмография мэтра сама по себе весьма красноречива. В 1994 году его "Список Шиндлера" собрал богатый урожай "Оскаров", в 1998-м из-под спилберговского "пера" вышел "Рядовой Райан", в 2012-м - "Линкольн", своего рода манифест американской демократии с блистательной игрой сэра Дэниэла Дэй-Льюиса. Следующая остановка - холодная война, в свое время подготовившая почву для кустов развесистой экранной "клюквы", но ныне подзабытая заокеанскими киноделами.

В ожидании спелых гроздьев красной ягоды, шапок-ушанок и новых афоризмов о "ваших доказательствах" многие российские киноманы - в том числе, поклонники Спилберга - запаслись скепсисом задолго до премьеры "Шпионского моста". Тем более что международная повестка в последнее время влияет на Голливуд самым непосредственным образом: "злые русские" медленно, но верно возвращаются и в полнометражные фильмы, и в популярные телесериалы. Трехкратный обладатель золотых статуэток, впрочем, оказался гораздо хитрее - да и опытнее. Сценарий к его новой ленте писали братья Коэн - признанные мастера виртуозной игры на грани жанров. Их стараниями шпионский триллер - по всем своим задаткам достаточно банальный - временами превращается в занятный анекдот.

Пожалуй, именно юмор с моментально узнаваемым коэновским почерком - главный и самый неожиданный козырь Bridge of Spies. Смешного в фильме не просто много, а очень много. И, разумеется, речь не о прямолинейных шутках: вместо топорного хохмачества Спилберг и его соратники находят повод для улыбки в самой ситуации. Она ведь действительно довольно абсурдна - а то и сюрреалистична: американский адвокат самоотверженно защищает в суде советского разведчика - и становится врагом народа, который жаждет отправить этого разведчика на электрический стул. Этим ирония не ограничивается: объектами насмешек (в том числе, весьма едких) стали и антисоветская паранойя, доходившая до помешательства, и миф о "красной угрозе", и пропагандистские мультфильмы про черепаху, живущую в ожидании ядерной войны.

Тем удивительнее, что главному герою "Моста" - адвокату Джеймсу Доновану - остроумия и иронии хватает далеко не всегда. Том Хэнкс - человек с печальными глазами и доброй улыбкой - без особых проблем справляется с комическими и трагикомическими сценами. А вот в "идеологических" диалогах - например, с советскими дипломатами - напяливает на себя маску утомительной серьезности и начинает прямо или косвенно упоминать конституцию США в каждом втором предложении. Да и вообще, попытки выставить Донована "гордостью нации" - хорошим и простым как пятицентовик парнем - довольно нелепы. Напомним: в годы Второй Мировой Джеймс работал на внешнюю разведку и был приставлен к нашему шпиону явно не за красивые глаза. И эту "незначительную" деталь Спилберг без стеснения опускает. Собственно, сам по себе справедливый суд над Абелем без обиняков ставится в заслугу американскому праву - "самому гуманному в мире".

"Своих" создатели "Шпионского моста" в принципе не дают в обиду. Зачем рассказывать о том, как пилот Пауэрс позорно "раскололся" на допросе (и был поощрен обедами в офицерской столовой, а еще - камерой с мягкой мебелью)? С точки зрения Спилберга, сцены бесчеловечных ночных пыток в стиле Гуантанамо - куда уместнее и эффектнее. Да и ГДР в здешней версии, увы, не назвать иначе как "коммунистическим адом" - даром, что заснеженный Восточный Берлин снят не менее здорово, чем дождливый Нью-Йорк (спасибо выдающемуся оператору Янушу Каминскому и художнику-постановщику Адаму Штокхаузену, чья работа заслуживает отдельного материала: вы только посмотрите на эти декорации и костюмы!). Как только дело доходит до конкретных политических высказываний, Спилбергу не помогают ни опыт, ни хитрость, а его обещания показать двух равных соперников рассыпаются в прах. Один из соперников оказывается "равнее" другого, а антисоветской паранойе - хотя над ней и потешались большую часть фильма - находятся оправдания в лице угрюмых и вооруженных до зубов Иванов Данко на Глиникском мосту.

И все же общее впечатление от "Шпионского моста" - невзирая на провокационные подтасовки фактов и морали - весьма и весьма приятное. Причиной тому не только красивая съемка и тщательно воссозданный визуальный портрет эпохи, но и - парадоксально - Рудольф Абель. Советский разведчик в исполнении Марка Райлэнса предстает на экране тем самым несгибаемым и отважным бойцом из классики отечественного кино - молчаливым рыцарем без страха и упрека, ни разу не назвавшим своего настоящего имени (а звали его Вильямом Фишером). Абель-Райлэнс в одиночку переигрывает и Хэнкса с его красивыми многословными речами о правосудии, и звездно-полосатого патриота Пауэрса, и циничных американских судей, и шаблонных восточногерманских злодеев-националистов. Интересно только, этого ли хотел сам Стивен Спилберг?

4

Добавьте RG.RU 
в избранные источники