Новости

23.12.2015 16:22
Рубрика: Общество

Плюс-минус градус - не шутка

Прогноз погоды на 2016 год от главы Росгидромета Александра Фролова
Когда речь заходит о погоде, на экране ТВ чаще всего появляется начальник Гидрометцентра России Роман Вильфанд.

Этого человека страна знает примерно так же, как Киркорова или Пугачеву. И в том нет ничего удивительного - хорошую "погоду на завтра" народ любит, как и хорошую песню. А исполнителя тем более. Пусть он даже иногда ошибается в нотах - это не меняет суть дела. Однако мало кто знает, что Гидрометцентр России - это лишь одно из многочисленных подразделений очень могущественной и разветвленной структуры именуемой Федеральной службой по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, а если коротко - Росгидрометом, чья миссия заключается ни больше не меньше - в обеспечении страны гидрометеорологической безопасностью. Не многие также знают, что родилась эта структура около 2-х веков назад по указу царя Николая I. Именно тогда, в начале XIX века, начались на Руси ежедневные регулярные наблюдения за погодой. Сегодня Росгидромет - это тысячи сотрудников, десятки подразделений, различные НИИ и НПО, морские суда и ледоколы, самолеты, напичканные сложнейшей аппаратурой и даже космические спутники… А руководит всем этим необъятным хозяйством Александр Фролов. Сегодня он любезно согласился ответить на вопросы обозревателя "Российской газеты".

Александр Васильевич, в Москве температурные рекорды сменяют один другой с пугающей периодичность. Чем это чревато в конечном итоге?

Александр Фролов: Одну или две погодных аномалии можно не принимать во внимание, но когда они становятся, как говорится, статистически значимыми, это уже явное указание на подвижки во всей климатической системе. Вы правы, климат на Земле в последнее время очень нервозен - засухи сменяют наводнения и наоборот, холод сменяет жара, ураганы систематически сметают все на своем пути… Все это сопровождается гибелью людей и миллиардными потерями для экономик многих стран.

Глобальное потепление - это абсолютно доказанный факт?

Александр Фролов: Данный факт зарегистрирован глобальными наблюдательными сетями во всем мире, включая наши. Нет оснований не верить им. Современные методы наблюдения за климатом настолько точны, что учитывают даже влияние на погоду крупных городов - этаких рукотворных островков тепла. Недавно мы выпустили в свет доклад, подготовленный совместно с учеными РАН, который называется: "Об особенностях изменений климата в РФ и их влиянии на природные и хозяйственные системы". Это очень серьезный документ, объемом более тысячи страниц, четко фиксирующий потепление климата в РФ. Резюме доклада находится в открытом доступе на сайте Росгидромета и любой  с ним может ознакомиться.

А можно этот факт проиллюстрировать, как говорится, с цифрами в руках?

Александр Фролов: Средняя температура в приповерхностном слое достоверно возросла по сравнению с доиндустриальным периодом, когда хозяйственная деятельность человека еще не оказывала серьезное влияние на глобальны климат. Так, с 1880 по 2012-й этот рост составил 0,85 градуса (Синтезирующий доклад МГЭИК, 2014 г.). За период с 1976 по 2014-й глобальная температура росла в среднем на 0,17 градусов за 10 лет, а в России - в среднем на 0,42 градуса за 10 лет. Но повторяю - это в среднем. Например, в некоторых частях России стало холоднее, а вот на западе Арктики - в Карском и Баренцевом морях - еще теплее, рост составил 4-6 градусов за весь этот период. Существуют оценки, что к 50 году нашего столетия Арктика летом будет полностью освобождаться ото льда, и у ученых уже появился термин - "голубая" Арктика.

Плюс-минус два градуса и даже четыре… О чем тут говорить?

Александр Фролов: На поверхностный взгляд да. Действительно, какая разница мороз в Якутии в январе минус 50 или минус 48? Но это далеко не так. Аномалия даже в два градуса имеет громадные последствия для климата на Земле, что мы собственно все чаще и наблюдаем. Ну, к примеру, в России стали теплее весна и осень, и в соответствии с этим сократились переходные сезоны. Практически исчезла весна - то холодно-холодно, и вдруг - экстремально горячий апрель. Как следствие - ранние лесные пожары, неурожай... Прежде Заволжье или Кавказ - наши основные житницы - сталкивались с засухами раз в 4-5 лет, сейчас - раз в 2-3 года. Да и сами засухи длятся дольше. Словом, человечество начинает сталкиваться с огромными проблемами.

Заволжье? А засуха в Москве летом 2010 года?

Александр Фролов: В резких сменах температуры таится большая опасность для здоровья людей. Есть статистика заболеваний и даже смертей московского лета 2010 года - она значительно выше нормы. Вообще резкие температурные перепады очень опасны для здоровья. А их, эти волны, мы наблюдаем все чаще. Подобные "сюрпризы" погоды ежегодно убивают на Земле свыше 20 тысяч человек. Огромны хозяйственные потери. По самым скромным подсчетам только Россия из-за погодных аномалий ежегодно теряет сотни миллиардов рублей. Эти цифры будут расти в прямой зависимости от грядущих аномалий, возросшую частоту которых климатологи зафиксировали инструментально. Увы, технический прогресс не способствует защищенности промышленной инфраструктуры. Это касается не только развивающихся стран, но и развитых.

И все-таки, в чем причина меняющегося климата?

Александр Фролов: Атмосфера Земли обладает важной особенностью накапливать влагу при потеплении воздуха и при этом еще больше нагреваться. Это приводит к росту ее неустойчивости, а, проще говоря, к хаотичности процессов, что, в свою очередь ведет к снижению точности прогнозов. Но главная опасность состоит в том, что в атмосфере Земли растет содержание углекислого газа, который никуда не исчезает. Мы имеем возможность сравнивать нынешнюю атмосферу с той, что окружала Землю сотни тысячелетий назад.

Как?

Александр Фролов: Берутся пробы воздуха из скважин, пробуренных в Антарктиде на станции Восток. В древних льдах сохранились микроскопические вкрапления ископаемого воздуха. Благодаря им мы определили, что за последние 500 000 лет, циклы похолодания и потепления меняли друг друга четырежды, а столь высокого содержания углекислого газа в атмосфере, как в наши дни, не было ни разу. Профессиональное сообщество климатологов заявляет однозначно: на 90 процентов потеплению климата мы обязаны углекислому газу.

Кто же виноват больше: природа или человечество?

Александр Фролов: Тут не существует доказательств, как, допустим, в геометрии. Мнения ученых по этому вопросу расходятся? Можно, конечно, проголосовать, но вряд ли это имеет отношение к науке. Пока есть только гипотезы, которые доказываются с помощью очень сложных математических моделей с привлечением множества вводных. Да, человечество выбрасывает в атмосферу огромное количество углерода, но климатологи помимо этого называют еще около 20 факторов влияющих на климат. Основные - астрономические: изменение угла наклона земной оси, неравномерность вращения нашей планеты, меняющаяся удаленность Земли от Солнца и т.д.

Вы говорили о четырех долгосрочных циклах смены климата. Но ведь есть и краткосрочные?

Александр Фролов: Яркий их пример - наводнения в Санкт-Петербурге. Вспомним пушкинского "Медного всадника". Описываемые события случились в 1824 году, когда вода в Неве поднялась на несколько метров. Спустя 100 лет, в 1924-м, наводнение повторилось. Вероятность его велика и в 2024-м. Мы свои расчеты представили давно. Градостроители при этом заявили, что исторический Петербург не выдержит еще одного наводнения. При Советской власти начали строить защитную дамбу, но с приходом новых городских властей бросили. Помню, одним из основных предвыборных обещаний Анатолия Собчака было именно остановка возведения дамбы, дескать, - это деньги на ветер. Однако нашу правоту подтвердили независимые западные эксперты, и строительство возобновили. Дамба построена и исправно работает.

Александр Васильевич, недавно Вы вернулись из Парижа, где принимали участие в конференции ООН по климату, о которой сегодня много говорят. Странам удалось о чем-то договориться?

Александр Фролов: Как я уже говорил, изменение климата рождает глобальные проблемы, поэтому тема становится одной из главных в международной повестке дня. Здесь можно говорить о группах стран с разными интересами. Есть развитые и как они себя называют - экологически ответственные, которым по средствам внедрять весьма затратные энергосберегающие технологии. Но, увы, больше таких, кому это не по силам. А сделать нужно многое: уменьшить количество сжигаемого ископаемого топлива, адаптировать к катаклизмам природы сельское хозяйство, прекратить уничтожение лесов, этих легких планеты, поглощающих углекислый газ и т.д. Все страны согласны с одним - необходимо переходить на так называемую низкоуглеродную экономику, с тем, чтобы способствовать сдерживанию выбросов CO2 и соответственно способствовать ограничению роста глобального потепления климата до конца столетия в рамках двух градусов.

Это реально?

Александр Фролов: Вряд ли. Однако главы почти 180 стран в Париже подтвердили свою готовность такое соглашение подписать.

У России имеются "особые пожелания"?

Александр Фролов: Россия располагает четвертью всех лесов планеты, а если брать умеренный климатический пояс - то это все 75 процентов - так называемые бореальные леса, которые депонируют вдвое больше углерода, чем любая иная экосистема, и почти вдвое больше чем тропические леса. Логично, если международное сообщество примет во внимание не только наши выбросы углерода, которые, кстати, снижаются, но и благотворное влияние на атмосферу Земли русских лесов. Тем более, леса эти требуют большого внимания и должны содержаться в достойном виде.

В Уставе Гидрометцентра России пункт активного воздействия на погоду отсутствует. Но возможно ли это в принципе? Способно ли человечество научиться "договариваться" с погодой? Или все же Богу Богово?

Александр Фролов: Этой проблемой ученые серьезно занимаются и уже сегодня практикуются некоторые способы воздействия на погоду. Например, мы научились разгонять туманы в аэропортах, или вызывать дожди в нужное время и в нужном месте. Мы, кстати, это часто делаем по договору с правительством Москвы, осаждая дождь на подступах к столице накануне больших праздников и парадов. Однако возможности таких методов очень ограничены. Человечество еще слишком слабо, чтобы воздействовать на крупные погодные системы. И все разговоры о климатических войнах - это полная чушь. 

И последний вопрос: что нас ждет в грядущую Новогоднюю ночь?

Александр Фролов: Увы, наш горизонт видения погоды ограничен лишь неделей. С каждым следующим днем точность прогноза падает. Сейчас мы наблюдаем прохождения циклонов, которые следуют один за другим и сказать, что будет конкретно к концу месяца очень сложно.

Визитная карточка

Александр Васильевич Фролов, родился 2 сентября 1952 года в Брянской области. Окончил географический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова по специальности "океанология". Кандидат физико-математических наук. С 2010 года возглавляет Росгидромет. Автор более 80 научных работ. Награжден орденом Почета (2012), медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" I степени (2014).