Новости

25.12.2015 11:45
Рубрика: Власть

Сыновний долг возвращают памятью и делами

На Поклонной горе вручили наградные документы детям фронтовиков
Две медали - "За отвагу" и "За боевые заслуги", орден Ленина и орден Красного Знамени пришли вчера в семьи фронтовиков. Пришли условно, потому что переданы не сами затерявшиеся с войны награды, а только удостоверения к ним - красные книжечки с ФИО награжденного, указанием награды, даты и номера приказа о награждении и факсмиле президента России.

Сержант Алексей Сперанский из 22-го гвардейского инженерно-саперного батальона был представлен своим комбатом гвардии майором Карповым к медали "За отвагу" 22 июня 1944 года. К тому времени командир отделения саперов Сперанский А.К., 1909 года рождения, лично установил и обезвредил 1200 мин. И столько же раз мог погибнуть или стать инвалидом в возрасте Христа. Но судьба хранила сапера. Даже когда ночью, на нейтральной полосе, в пятидесяти-ста метрах от немецких окопов минировал передний край обороны нашей 136-й стрелковой дивизии или устанавливал под огнем и маскировал противотанковые мины…

Наградной приказ по 40-й инженерно-саперной бригаде подписан 16 июля 44-го. А 17-го Алексей Сперанский и еще четыре человека из его батальона погибли, как следует из донесения, "при выполнении боевого задания" западнее деревни Н-Рачин Мелятинского района Волынской области.

- И никто об этой награде в нашей семье не догадывался, - признается сын фронтовика Олег Алексеевич Сперанский. - А разыскал архивный документ уже мой внук, который тоже Олег Алексеевич.

Три поколения Сперанских - сын, внук и правнуки погибшего сапера - поднялись в первом ряду, когда сотрудница Военного комиссариата города Москвы Елена Сидорова зачитала выдержку из наградного листа, а уж затем начальник отдела Владимир Андреев исполнил поручение военного комиссара - передал сыну наградные документы. 

Церемония была организована в Зале полководцев Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Эмоциональный накал и торжественность это событие обрело благодарю творческому участию педагогов и воспитанников Центра военно-патриотического и гражданского воспитания при Департаменте образования Москвы. Педагог центра Наталья Геращенко так выстроила сценарий, что все происходящее в зале затронуло сердца и души не только старшего поколения, но и молодые лица озарило светом Победы. В память о подвиге своих дедов и прадедов, их героизме на фронте и самоотверженности в тылу студенты и школьники исполнили песни военных лет.

Под аплодисменты собравшихся удостоверение к отцовскому ордену Красного Знамени получил москвич Владимир Емельянович Маланюк. Рядом с ним в этот волнительный момент были жена Валентина Лукьяновна и внучка Саша. Все трое очень сокрушались, что в семье не осталось даже фотографии погибшего в марте 42-го Емельяна Ивановича Маланюка. И вряд ли можно считать компенсацией мои слова, сказанные Саше:

- Это твоему прадеду и таким, как он, посвятил Твардовский знаменитое "Я убит подо Ржевом"…

Четырнадцатилетняя Александра Львовна, судя по ее смущенной улыбке, стихов таких не читала. Но в присутствии бабушки дала слово, что обязательно их найдет.

Прадед ее был призван на фронт из села Ольшанка - Крыжопльским райвоенкоматом Винницкой области. Воевал в пехоте, потому и недолго.

- Похоронку, а теперь и боевое донесение о потерях можно найти в электронной базе ОБД "Мемориал", - на ходу подсказываю Саше, и она ищет листочек, чтобы записать точное название сайта.

Из архивных документов следует, что командир взвода 1233-го стрелкового полка старшина Маланюк Емельян Иванович погиб во время одной из атак у деревни Погорелки - теперь это Ржевский район Тверской области. По одним данным, был убит 20 марта 1942-го, по другим - 21-го, похоронку в адрес жены Федосьи (а на самом деле - Ефимии) Степановны на ее уже московский адрес оформили 26 марта.

А самого старшину Маланюка - посмертно - представили к ордену Ленина. Почти пять месяцев бумаги ходили по штабам, вышестоящие начальники меняли одну награду на другую, пока не вышел приказ командующего войсками Калининского фронта: орден Красного Знамени - посмертно.

- На место гибели в Тверскую область мы так и не выбрались, - признается Валентина Лукьяновна. - Но теперь, придет весна, надо непременно съездить…

В семье Сапожниковых похоронку на мужа и отца не получали. Была лишь справка: ранен, отправлен на излечение, а дальше - никаких следов. Пропал без вести.

Уроженец Казани и выпускник Казанского университета Николай Михайлович Сапожников работал до войны учителем истории в Спасском районе Татарии - села Алексеевское, Сумароково. Потом перебрался в Подмосковье, в Солнечногорск, стал завучем. Перед войной, видимо, проходил командирские сборы, потому что в действующей армии с июня 41-го. А в сентябре - уже командир батальона в 175-м гвардейском мотострелковом полку, старший лейтенант.

В этом звании и должности, вместе с подчиненными бойцами, он и держал свой фронт у деревень Штеповка, Аполоновка, Протопоповка - это в районе города Сумы, на Волыни. И там же, в период с 28 сентября по 4 октября, как следует из боевых донесений, "личным примером воодушевлял красноармейцев", поднимал бойцов и сам участвовал в четырех атаках, был дважды ранен, но "не оставил поля боя до тех пор, пока его батальон первым не занял деревню Аполоновку, в боях за которую противник понес особенно большие потери".

11 октября командование полка (командир, комиссар, начальник штаба) представили комбата Сапожникова к ордену Ленина. Командующий войсками Западного фронта своим приказом от 3 ноября это представление утвердил. Где, в каком медсанбате или госпитале находился в то время старший лейтенант Сапожников и был ли он жив, долгое время оставалось неизвестным.

- Узнали благодаря моей невестке, - по телефону, еще до нашего очного знакомства, рассказал Владимир Николаевич Сапожников, сын героического комбата. - Зовут невестку Тамара Васильевна, и фамилия у нее наша - Сапожникова. Поверьте, мы и раньше пытались что-то узнать, найти. Искала, направляла запросы еще моя мать, искали я, моя жена, искал брат - никаких следов. А Тамара нашла - и госпиталь, в котором отец умер от ран, и место, где был похоронен. Это в Сумах, и мы всей семьей съездили туда, поклонились. А теперь вот и наградной лист отыскался…

По словам Владимира Николаевича, о тех ожесточенных боях в конце сентября - начале октября 41-го, где проявился командирский талант его отца, он узнал много важных для понимания деталей с совершенно неожиданной для себя стороны. Из переведенных на русский мемуаров Гудериана. Именно его танковые клещи летом и осенью 41-го резали по живому наши обороняющиеся части…

Тут же выясняется, что родная сестра Владимира Николаевича и дочь комбата Сапожникова Галина Николаевна работает в Институте всеобщей истории РАН - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник в отделе истории нового времени. Исследует, по ее словам, в том числе и недавнее прошлое Германии, корни и социальную базу фашизма.

Сын еще одного фронтовика - красноармейца Ивана Федоровича Старцева, 1904 года рождения, пришедшего с войны живым, в том же Зале полководцев на Поклонной горе получил удостоверение к отцовской медали "За боевые заслуги".

- От разорвавшейся рядом мины отец получил контузию и ранение в ногу, - говорит Валентин Иванович Старцев. - После госпиталя его признали инвалидом и демобилизовали. А к награде представили по ходатайству райвоенкомата уже после войны - в связи с ранением. Кто бы мог подумать, что уже 6 августа 1946 года вышел Указ Президиума Верховного Совета с именами награжденных, но в нашем семье об этом ничего не знали.

По словам Валентина Старцева, отец родился, вырос, уходил на войну, вернулся и жил до самой смерти в одном и том же Коношском районе Архангельской области. Как могли его "не найти"? У меня ответ только один: в этом конкретном случае (как и в тысяче других) никто всерьез и не искал. Наградные списки подали, получили результат - и так же, списком, подшили в дело, поставив себе одну большую "галочку". А до конкретного фронтовика Ивана Старцева желание и руки тогдашних столоначальников в погонах так и не дошли.

- Нас четыре брата и две сестры, - словно прочитав мои мысли, продолжает Валентин Иванович. - И пока был жив отец, мы старалась собираться на его день рождения - а это 5 мая, перед самой Победой. В 85-м, когда всем фронтовикам вручали ордена Отечественной войны, отец успел получить свою первую степень. И в декабре того же года отошел ко Господу…

Теперь в том же Коношском районе, на своей родине и родине фронтовика Ивана Старцева, его сын, подполковник в отставке Валентин Иванович Старцев восстанавливает при поддержке единомышленников, земляков и жертвователей, с благословения предстоятелей Русской Православной церкви, Спасо-Преображенский храм, что был закрыт уездными властями как действующая церковь в 1935-м, но к счастью, выстоял и сохранился до наших дней.

Несмотря на первую группу инвалидности по зрению, которая возникла из-за травмы и вынудила перспективного офицера оставить военную службу, сейчас это важнейшая, если не сказать главная забота Валентина Ивановича Старцева - председателя приходского совета Спасо-Преображенского храма в деревне Папинской, что на реке Вель в Коношском районе Архангельской области. Края мне знакомые, но в этом конкретном месте побывать не довелось. А надо бы…

Это тема отдельного разговора, и он, будем надеяться, впереди.

Звезды Победы Власть Работа власти Госнаграды Общество История Звезды Победы: забытые подвиги РГ-Фото