Новости

06.07.2016 18:00
Рубрика: Власть

Европа на грани

В Старом Cвете сложилась абсолютно новая ситуация, которая не имеет ничего общего с сотрудничеством и диалогом
Решения, которые могут быть приняты на саммите НАТО в Варшаве 8-9 июля, способны подорвать усилия по восстановлению доверия и укреплению безопасности в Европе. Об этом в интервью "РГ" сообщил постоянный представитель Российской Федерации при ОБСЕ Александр Лукашевич:
Постпред РФ при ОБСЕ Александр Лукашевич: Происходит обюрокрачивание брюссельских структур. Фото: Виктор Васенин/ РГ Постпред РФ при ОБСЕ Александр Лукашевич: Происходит обюрокрачивание брюссельских структур. Фото: Виктор Васенин/ РГ
Постпред РФ при ОБСЕ Александр Лукашевич: Происходит обюрокрачивание брюссельских структур. Фото: Виктор Васенин/ РГ

Александр Лукашевич: В Европе сложилась абсолютно новая ситуация, которая не имеет ничего общего с сотрудничеством и диалогом. Наши западные партнеры, воспользовавшись положением вокруг Украины, по сути, разрушили все важнейшие инструменты взаимодействия. И сейчас, в условиях новых реалий, осознав, что задачи в области безопасности в Европе, мер доверия, укрепления взаимодействия между военными в любом случае нужно решать, они предлагают России восстанавливать диалог, не отменяя при этом своих санкционных и других неправовых механизмов. Так в ОБСЕ были огромные ожидания, что во время председательства Германия - с учетом своего веса во внешней политике  - попытается активизировать деятельность этой Организации по всем измерениям, прежде всего, военно-политическому.

Напомню, ФРГ всегда очень серьезно занималась этим измерением, выступала инициатором ряда идей, особенно в сфере мер укрепления доверия, взаимодействия между военными и так далее. То же самое можно сказать и об экономико-экологическом измерении. В 1990 году Германия, приняв на Боннской конференции документ о принципах экономического сотрудничества в Европе, сделала рывок вперед и дала возможность развиваться экономическому измерению ОБСЕ. Сейчас сложно даже представить, какие геостратегические изменения претерпела с тех пор Европа с точки зрения экономических реалий. Но надо признать, что по этому направлению немецкие партнеры ведут разговор весьма активно. В мае в Берлине прошел бизнес-форум под эгидой германского председательства ОБСЕ, который собрал крупные компании и важнейших экономических игроков. Приехали даже представители крупного бизнеса из Китая. Председательство предлагало более широкий формат, выходящий за рамки ОБСЕ, и мы с самого начала активно поддержали эту идею в направлении налаживания экономического взаимодействия, стыковки идущих в Европе и Евразии интеграционных процессов, ухода от конфронтационных схем, от санкционных решений. Такой форум - это и попытка выяснить, что в современных европейских условиях мешает бизнесу развиваться и приносить доход не только себе, но и государствам-участникам, сопоставить деятельность государства и бизнеса. Санкции нанесли огромный ущерб и европейской экономике, сильно пострадала в том числе экономика Германии. Поэтому и ОБСЕ, и германское председательство почувствовали, что этой темой, конечно, надо заниматься.

А как была представлена на форуме Россия?

Александр Лукашевич: Серьезно. Участвовали капитаны нашего бизнеса, солидный контингент экспертов, политологов, политиков, представителей МИД. Учитывая все высказанные там рекомендации, немцы, судя по всему, будут пытаться их сформулировать и положить на бумагу решение к заседанию Совета министров стран ОБСЕ, которое пройдет в Гамбурге 8-9 декабря. И я бы очень это приветствовал, потому что экономико-экологическое измерение, как и военно-политическое, существенно пострадали из-за украинских событий. Западные партнеры фактически заблокировали продвижение по всем основным действующим направлениям работы ОБСЕ в связи с известными попытками представить Россию участником процесса по выполнению Минских соглашений, что не имеет ничего общего с реалиями. Так что ОБСЕ буксует на искусственно созданной проблеме, связанной с урегулированием кризиса на Украине, что не пускает вперед диалог по другим измерениям.

И все же ОБСЕ может стать площадкой для разрешения кризиса?

Александр Лукашевич: Именно в этом качестве она сейчас и выступает. Другое дело, что ОБСЕ в определенной степени упустила возможность быстро включиться в содействие урегулированию. Поэтому так трудно шло становление специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Я не могу сказать, что эта миссия является общепризнанной моделью, потому что с ней тоже возникает немало проблем. Но в любом случае это широкое международное присутствие в зоне конфликта на Украине, что является очень важным компонентом любого урегулирования. Это также важная содействующая сторона, и ни у кого не возникало сомнений, кто должен подключиться. Хотя нужно сказать откровенно, что одна из главных целей мандата ОБСЕ - раннее предупреждение конфликта, и вот эта функция не сработала. Далее - урегулирование и, наконец, постконфликтное восстановление. Немцы очень стараются укрепить эту цепочку.  

Россия придает площадке ОБСЕ большое значение с точки зрения урегулирования ситуации? 

Александр Лукашевич: Пока площадка ОБСЕ, к сожалению, не может похвастаться большими достижениями. Но я уверен, в обозримом будущем именно на ней будет происходить восстановление схем сотрудничества, доверия, постепенное урегулирование конфликтных ситуаций, в первую очередь, потому что принятая в ОБСЕ концепция безопасности носит всеобъемлющий характер. Она охватывает совершенно разные измерения - военно-политическое, экономическое, гуманитарное. Сейчас это одна из активных площадок, где обсуждаются варианты реагирования государств на новые вызовы и угрозы. Напомню, что на заседании Совета министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ в Белграде в декабре прошлого года по инициативе России был принят ряд решений в сфере антитеррора. И это хорошая сцепка с глобальными мерами, которые предпринимаются на площадке ООН. Конечно, ОБСЕ - это региональное объединение, которое по своему мандату должно заниматься в том числе и реагированием на новые вызовы и угрозы. В отсутствие реального сотрудничества в военной сфере идет накапливание потенциала в сфере антитеррористического и антинаркотического взаимодействия.

Российский опыт показывает, что, используя инструменты и возможности ОБСЕ, наша страна может и должна более активно демонстрировать свой опыт, свои наработки. А в ситуации, когда не хватает экспертного диалога между ведомствами, ОБСЕ представляет собой площадку, которая может помогать восстановлению этих связей - и по линии МВД, и, в определенной степени, по линии военных ведомств.

К сожалению, сегодня шаги со стороны, в частности, НАТО отнюдь не содействуют диалогу, а, наоборот, уводят в сторону, заставляют военных больше заниматься реагированием на действия, которые предпринимают военные других государств. Решения, которые могут быть приняты на саммите НАТО в Варшаве 8-9 июля, способны подорвать усилия по восстановлению доверия и укреплению безопасности в Европе. Создавшаяся сегодня ситуация - своего рода "холодная конфронтация", которая балансирует на грани совсем иных, более страшных сценариев. И ОБСЕ обязана более активно действовать в направлении наращивания сотрудничества государств в пользу мира на континенте.

Мы активно поддержали немецкое председательство в постановке трех тезисов: восстановление доверия, развитие сотрудничества, укрепление безопасности. Все это как раз укладывается в мандат, который ОБСЕ сейчас, говоря откровенно, не вырабатывает. Организация должна решать вопросы безопасности в интересах сотрудничества государств-участников. Но сегодня ОБСЕ превращается в нечто противоположное: вместо диалога и сотрудничества идет нагнетание страстей. Постоянный совет, который является основным руководящим органом и обязан принимать решения по всему спектру проблем безопасности, не способен удерживать "горячие головы" от постановки вопросов, которые скорее усиливают разногласия и недоверие. Мы же стараемся настраивать наших партнеров совершенно на другой лад.

По Вашим ощущениям, есть ли у западных стран заинтересованность в разрешении возникшей ситуации на Украине?

Александр Лукашевич: Да, думаю, уже чувствуется усталость от сложившейся ситуации, тем более, что на это наслаиваются гораздо более серьезные и глобальные проблемы. Украинские коллеги прилагают усилия, чтобы эта тема не ушла в тень из-за других вопросов, таких как миграционный кризис, перспективы дальнейшего развития Европейского союза, фактор НАТО в Европе и так далее. Конечно, присутствие ОБСЕ, работа спецмониторинговой миссии на Украине - важные элементы стабилизации обстановки, но все зависит не от мониторинга, а от сторон. К сожалению, Киев не готов и не способен предлагать конструктивную повестку с целью интеграции Донбасса в конституционное, правовое и экономическое пространство Украины.  

На какой стадии находится вопрос с вооруженной полицией ОБСЕ на Украине?

Александр Лукашевич: Здесь украинские представители всех запутали. ОБСЕ - гражданская организация, которая невоенными методами должна содействовать решению любого конфликта в зоне своей ответственности, потому что мандат не предусматривает операции по принуждению к миру. Идеи насчет любого вооруженного компонента или задействования полицейских функций в зоне конфликта были встречены в Вене очень прохладно, причем даже американцами, не говоря уже о руководящих структурах ОБСЕ и самой миссии на Украине. Чтобы внести ясность, отреагировать на предложения украинского Президента Петра Порошенко и поставить точку в этих бесконечных дискуссиях, российская сторона предложила государствам-участникам две опции, которые можно было бы согласовать. Во-первых, речь идет о создании демилитаризованных зон и усилении функций спецмониторинговой миссии ОБСЕ в этих зонах по наблюдению за разведением сторон и сертификации складов с отводимыми вооружениями. И вот здесь - в контексте усиления возможностей для мониторинга - возможен дополнительный контингент, не исключая варианта обеспечения его табельным оружием в целях личной безопасности.

Вторая опция никак не связана с деятельностью спецмониторинговой миссии. Это операция в поддержку усилий БДИПЧ ОБСЕ по электоральному наблюдению, включая оценку условий безопасности, если стороны договорятся о модальностях выборов в Донбассе. Речь идет о международных экспертах, которые должны будут обеспечивать работу мониторов БДИПЧ на выборных территориях совместно с отрядами народной милиции ЛНР и ДНР. Понятно, что украинская сторона категорически против подобной модели, но варианты обсуждаются. 

Ваше видение изнутри: как будет дальше развиваться ситуация в Европе после решения британцев о выходе из Евросоюза? Какая стратегия возможна?

Александр Лукашевич: Я думаю, что за этим последует осмысление того, что произошло. Конечно, не все как британцы смогут пойти на такие референдумы. Но будут сделаны попытки посмотреть на смысл сегодняшней деятельности Евросоюза, который многими воспринимается как тормоз на пути развития национальных государств. Происходит обюрокрачивание брюссельских структур, разрастание их бюджетов, управленческих возможностей, поглощение части внешнеполитических функций стран-членов, которые уже не могут выступать полностью в качестве самостоятельных субъектов международных отношений. В ОБСЕ это просматривается достаточно выпукло.  

Но есть и голоса в пользу дальнейшей интеграции, в частности, именно в области внешней и оборонной политики?

Александр Лукашевич: Многие осознали, что существует опасность разрушения Европейского союза. Но все-таки еще не до конца ясно, по какому пути пойдет Великобритания. Эйфория от референдума скоро пройдет, за ней придет осознание новых реалий, финансовые проблемы, сокращение экономических возможностей в Европе. Возникнет много вопросов, в том числе юридического свойства - это же колоссальный объем документов, которые образуют систему соглашений и сам Лиссабонский договор. Неизвестно, кто возглавит британское правительство после ухода в отставку Девида Кэмерона; как оно поступит, как возьмется решать проблемы с брюссельскими структурами. Вопросов много. Но ясно, что у многих других государств ЕС также возникнет вопрос - а правильно ли они поступили, стоит ли в такой степени передавать часть своего суверенитета наднациональным структурам и так далее. Совсем иная ситуация была бы, если бы на практике это работало как объединенный союз суверенных национальных государств без передачи полномочий. Вы видите, что в некоторых странах уже предпринимаются попытки задуматься о подобном референдуме. И если на таком фоне будет постепенно восстанавливаться самостоятельность работы государств в ОБСЕ, это будет значительное продвижение по пути расширения этих возможностей, консолидации самой Организации как сообщества 57 государств-участников.

Мы уже видим, как начинает меняться позиция британских коллег в ОБСЕ. Надеюсь, теперь все больше стран будут активнее демонстрировать свои национальные приоритеты. Пусть этот процесс пойдет не так быстро, но рано или поздно он восстановит ОБСЕ в том виде, в котором она состоялась. К сожалению, в последние годы формат участия государств менялся по мере объединения западных, потом центральных и восточноевропейских стран "под крышей" Евросоюза - соответственно, менялась природа и самих дискуссий. Нам же очень важно видеть нюансы национальных позиций - мы совершенно точно знаем, что не во всем они совпадают внутри ЕС. Кроме того, Европейский союз это не государство-участник - налицо явное нарушение принципов деятельности самой ОБСЕ.

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Международные организации ОБСЕ Россия и НАТО Россия и Евросоюз
Добавьте RG.RU 
в избранные источники