Новости

26.07.2016 18:50
Рубрика: "Родина"

Защитить генерал-фельдмаршала!

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)
Под угрозой сноса крымское имение в Симеизе, где Дмитрий Милютин создал 12 томов первоклассных исторических памятников
"Родина" и "Российская газета" продолжают бороться за увековечивание памяти выдающегося русского патриота и военного реформатора. Еще один адрес, неразрывно связанный с ним, - крымский поселок Симеиз, где в своей скромной усадьбе до самой смерти жил Милютин, где он написал выдающиеся труды по военной истории. И где мы предлагали крымским властям организовать его дом-музей.

А получили тревожное письмо: "Уважаемые журналисты! Я, Вечер Ольга Николаевна, архитектор, руководитель Крымского отделения АНО "ЭКОН" (Центра экспертизы и контроля объектов наследия и культурных ценностей), обращаюсь к вам с просьбой срочно приехать в Симеиз, чтобы помочь остановить начинающееся массовое строительство коттеджей в непосредственной близости от дома Д.А. Милютина, вырубку ценнейшего знаменитого Милютинского парка. Дом относится к выявленным объектам наследия, надо срочно ставить на охрану парк. Я читала статьи в журнале "Родина" и "РГ", поняла, что вы знаете о состоянии усадьбы, поэтому очень прошу вас помочь...".

Разумеется, мы снова и снова выезжали на место. Снова писали о том, что усадьба разрушается, а территорию впритык с ней стремительно расчищают под коттеджную застройку. При том, что дом Милютина официально считается объектом культурного наследия! Кто даст гарантию, что завтра его не снесут "случайно"? Не подожгут, чтобы освободить лакомый участок в чудесном уголке Крыма?

"Поддерживая идею создания музея, комитет с сожалением констатирует, что осуществление данной задачи в настоящий момент представляет значительные трудности как организационного, так и финансового характера", - осторожно ответила редакции председатель Комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия Государственного совета РК Светлана Савченко. Отписку получили мы и из Министерства культуры Республики Крым, которое "не видит оснований для создания дома-музея Д.А. Милютина в пгт Симеиз..."

"Российская газета" и "Родина" обращаются к руководителю Российского военно-исторического общества Владимиру Мединскому, который безоговорочно поддержал нас в борьбе за восстановление утраченной могилы Дмитрия Милютина и его жены:
- Владимир Ростиславович, ждем такого же сердечного и действенного отклика на предложение журналистов и историков создать в Симеизе дом-музей Дмитрия Алексеевича Милютина!

Публикуем выдержки из Симеизского дневника Д.А. Милютина. Записи сделаны в первые месяцы после новоселья в усадьбе, в которой отставной военный министр прожил последние 30 лет.


"МОЙ МИЛЫЙ СИМЕИС!"

Доктор философских наук Семён Экштут - о том, почему так вольно дышалось и работалось Дмитрию Милютину в его любимом крымском имении

Утром 26 апреля 1873 года военный министр, генерал от инфантерии и генерал-адъютант Дмитрий Алексеевич Милютин встретился с приехавшим в Петербург полтавским помещиком князем Сергеем Викторовичем Кочубеем. Обсуждался вопрос о покупке Милютиным княжеского имения Симеис на Южном берегу Крыма. (Милютин писал Симеис, а не Симеиз, как принято в наши дни.)

В это время Дмитрий Алексеевич активно занимался подготовкой военной реформы, по которой в Российской империи планировалось ввести всесословную воинскую повинность, - это было главным делом всей жизни Милютина. Он прекрасно осознавал: после проведения в жизнь столь непопулярной меры царь, чтобы заткнуть рот "аристократической" оппозиции, может пожертвовать военным министром и отправить его в отставку. Надлежало заблаговременно подумать о том, где следует провести остаток дней.

Перед подписанием купчей суровый министр прибег к демократической процедуре: покупка имения была решена методом заочного опросного голосования, причем вся его семья единодушно высказалась за приобретение Симеиса. 7 сентября "военный совет", состоявший из Дмитрия Алексеевича, его жены, дочери Нади, племянницы Ани и бывшего княжеского управляющего имением инженера Нича, избрал место для строительства дома. Дневник Дмитрия Алексеевича сохранил колоритные подробности:

"...Обошли мы наше новое владение во всех направлениях, в иных местах побывали по несколько раз, выбирая пункт для будущего нашего жилища. День был жаркий, сильно утомились, но приобретением своим остались вполне довольны. Опасаюсь только, чтобы желание хорошо здесь устроиться не повело к большим затратам нашего маленького капитала, собранного в течение многих лет самой строгой бережливости и скромного образа жизни"1.


Сентиментальный паук

Современники отмечали невозмутимость Милютина, его исключительное умение владеть своими чувствами и то непревзойденное мастерство, с которым военный министр сначала выстраивал в уме, а затем реализовывал на практике сложнейшие планы. Граф Сергей Дмитриевич Шереметев, личный друг наследника престола великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III), утверждал, что именно Милютин был главной, хотя и очень глубоко сокрытой пружиной всех Великих реформ. "Милютин сознательно и неуклонно шел к ясной своей цели, его лозунг: революция сверху. Он - центр и глава всего движения. Он - тот паук, который расставил свою сложную сеть, заставляя играть по своей дудке тех, которые мнили быть руководителями движения, распуская во все стороны ту обширную паутину, нити которой терялись в преисподней"2.

Граф Шереметев и не подозревал, что этот "паук" был в высшей степени сентиментален. Как бы удивились современники военного министра, если бы могли прочитать в его дневнике строки, посвященные Симеису. "Наш милый Симеис"3 стал для Дмитрия Алексеевича землей обетованной, и он всегда грустил, когда уезжал из имения в Петербург. Бесстрастный и внешне холодный министр буквально оттаивал, когда писал об этом райском уголке: только в Симеисе он наслаждался полным спокойствием и предавался грезам.

"7-го октября 1873 года. Воскресенье. Эта тихая, безмятежная жизнь среди семьи, в уединенной местности благотворно действует и на телесное, и на душевное состояние. Более чем когда-либо мечтаю с любовью о будущем нашем приюте в Симеисе. И теперь мои почти исключительно заняты устройством там нашего жилья и хозяйства"[].4


Военная тревога

Постройка дома и обустройство имения были завершены лишь к весне 1876-го. Из Петербурга Милютин поездом доехал до Одессы, из одесской гавани на пароходе с заходом в Севастополь добрался до Ялты, а из Ялты - в экипаже до Симеиса.

"8-го мая 1876 года. Суббота. С любопытством ожидал я увидеть наше жилье в оконченном и благоустроенном виде"5.

Однако в день приезда министра в имение в Симеисе поднялся страшный ветер с дождем, к полудню превратившийся в настоящий ураган, сбивавший с ног. Осмотр пришлось отложить, и Милютин, не любивший праздности, весь день оставался в комнатах, приводя в порядок свою богатую библиотеку. Конец весны, все лето и большую часть осени предвоенного 1876-го он провел в имении, в полной мере наслаждаясь прелестями своего скромного, но живописного приюта. А в мире было неспокойно. Назревала очередная война с Турцией, грозившая Российской империи помимо неизбежных людских жертв и колоссальных финансовых издержек еще и неотвратимыми международными осложнениями.

К середине осени неизбежность войны стала очевидна для высокопоставленных обитателей Крыма.

"7-го октября 1876 года. Четверг. Много толковали о том, что делать обитателям Южного берега в случае войны: кто советовал теперь же убираться поживу-поздорову, кто - замуровать окна и двери дома и т.д. Жена моя решительно объявила, что останется на месте, и для ограждения дома от хищничества просила только оружия для своей прислуги и рабочих"6. Семья военного министра повела себя очень достойно и, не поддаваясь общей панике, решила остаться в Крыму на все время мобилизации войск Русской армии. В итоге Дмитрий Алексеевич принял взвешенное решение. "Не полагаясь на полицейскую охрану, послал я в Симеис на всякий случай несколько ружей и револьверов, а генерал Рихтер обещал жене поставить в нашем имении маленький пост"7.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов принесла военному министру всеобщее признание его несомненных заслуг в деле реформирования армии, очень редкий военный орден Св. Георгия 2-й степени и графский титул, однако самой дорогой наградой для Дмитрия Алексеевича стало возвращение в столь любимый им Симеис, из которого он так не хотел возвращаться в столицу.

"8-го ноября 1878 года. Среда. Большая часть ливадского общества радуется предстоящему отъезду из Крыма, а я чуть не плачу, осень стоит чудесная: 5го и 6го ноября я гулял с дочерьми по горам около Симеиса в летнем кителе до 6 часов вечера!"8


Прелесть любимого уголка

В конце мая 1881 года, через несколько месяцев после трагической гибели Александра II, граф Милютин вышел в отставку, после чего, сдав дела по министерству и очистив казенную квартиру, безотлагательно переехал в крымское имение.

"18-го июня. Четверг. Вполне наслаждаюсь прелестью своего любимого уголка; забываю охотно все, оставленное в Петербурге, кроме только того радушия, которое было мне выказано в последние дни пред отъездом, не только людьми близкими, но и многими из числа казавшихся в отношении ко мне совершенно равнодушными"9.

Экс-министр упивался в Симеисе покоем и волей.

"30-го июля. Четверг. До сих пор почти исключительно занимаюсь своим маленьким архивом. Чтение старой переписки, старых бумаг времен юности и первых годов службы моей доставляют мне большое наслаждение. В памяти моей оживают образы и факты, давно уже забытые"10.

Экс-министр почти безвыездно прожил в любимом Симеисе более трех десятилетий и ни разу не пожалел о сделанном выборе.

"22-го мая 1882 года. Суббота. Сегодня годовщина моего увольнения от должности военного министра. Вот ровно год, что я наслаждаюсь спокойствием и независимостью частного человека, прелестью уединенной сельской жизни; принадлежу, наконец, самому себе и своей семье. Многие предвещали мне, что я соскучусь в бездействии, привыкнув с молодых лет к напряженной служебной деятельности; но так могут судить люди, мало знающие меня. Постоянную напряженную деятельность поддерживали во мне исключительно чувство долга и желание быть полезным. Лишь только я увидел, что мои взгляды и убеждения уже не согласуются с новою обстановкой, и потому дальнейшая моя деятельность служебная не может приносить пользы, я поспешил удалиться со сцены и с тех пор благословляю свою судьбу. ... Упаси Бог попасть снова в этот омут"11.


Примечания
1. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1873 - 1875. М.: РОССПЭН, 2008. С. 50.
2. Мемуары графа С. Д. Шереметева. М.: Индрик, 2001. С. 145.
3. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1873 - 1875. С. 139.
4. Там же. С. 53.
5. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1876 - 1878. М.: РОССПЭН, 2009. С. 79.
6. Там же. С. 137 - 138.
7. Там же. С. 149.
8. Там же. С. 481 - 482.
9. Там же. С. 347.
10. Там же. С. 369.
11. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1882 - 1890. М.: РОССПЭН, 2010. С. 38, 39.