Новости

15.08.2016 00:34
Рубрика: Власть

Фрегаты выходят в океан

Военно-техническое сотрудничество поднялось на новую высоту
Текст: Руслан Пухов (руководитель Центра анализа стратегий и технологий, член Общественного совета при Министерстве обороны РФ)
Военно-техническое сотрудничество всегда занимало особое место в общем комплексе российско-индийских отношений. Находясь на стыке политики, дипломатии и коммерции, поставки российских вооружений, с одной стороны, являются ярким индикатором интенсивного внешнеполитического сотрудничества двух стран и высокого уровня доверия между Дели и Москвой.

С другой стороны, на фоне в целом скромного экономического взаимодействия именно торговля военной продукцией наполняет реальным коммерческим содержанием отношения стратегического партнерства.

Второй по величине в мире индийский рынок вооружений имеет огромное значение для российской оборонной промышленности. После того как в 2007 году Индия обошла Китай по объему закупок российской оборонной продукции, Дели остается крупнейшим зарубежным клиентом нашего ВПК. В среднем на Индию, по нашим оценкам, приходится до 35 процентов российского военного экспорта. Но значение индийского рынка определяется не только и не столько его количественными показателями, сколько качеством этого сотрудничества.

Прежде всего индийские заказы в 90-е годы дали мощный импульс инновационному развитию российской оборонной промышленности. Индия одной из первых перешла к новой парадигме спроса на рынке вооружений, когда заказываются не стандартные системы серийного производства, а вооружения, созданные по индивидуальным требованиям заказчика. Индийские военные сумели сформулировать очень высокие, но при этом реалистичные запросы.

В ходе реализации таких проектов, как истребитель Су-30МКИ, палубный истребитель МиГ-29К, фрегаты Talwar-class, требования индийских военных находились на пределе тогдашних конструкторских и технологических возможностей российских разработчиков и промышленников, но не превышали эти возможности, что позволило создать нужные Индии системы вооружений в приемлемые сроки. При этом индийские покупатели пошли на высокие, но оправданные технические риски, и в результате индийские, а затем и российские Вооруженные силы получили первоклассные системы вооружений, которые и сегодня остаются современными. Ни один другой импортер российских вооружений не оказывал такого сильного позитивного инновационного воздействия.

Максимальное экономическое, промышленное, технологическое и военное усиление Индии отвечает российским национальным интересам

Например, Китай, который до 2007 года лидировал по закупкам российских вооружений, как правило, закупал либо стандартные системы, либо системы, прошедшие консервативную модернизацию. Единственный сегмент, где китайский спрос был сконцентрирован на самых современных решениях, - это противовоздушная оборона, в области которой КНР стала стартовым заказчиком С-300ПМУ-2 и, вероятно, будет первым иностранным эксплуатантом С-400.

С другой стороны, и Россия является для Индии значимым источником вооружений и технологий. Во-первых, наша страна всегда охотно шла на передачу Индии не просто готовых изделий, а технологий производства. Передача лицензий и организация в Индии производства оборонной продукции советской и российской разработки - это не феномен последних лет, а практика, которая началась еще в 70-е годы прошлого века, когда в Индии было организовано лицензионное производство истребителя МиГ-21. В этом смысле Россия реализует политику Make in India уже почти полвека. С российской стороны это не альтруизм. Фундаментальной основой такого отношения Москвы к вопросу о передаче Индии военных технологий является феноменальная комплементарность российских и индийских военно-политических интересов.

Максимальное экономическое, промышленное, технологическое и военное усиление Индии отвечает российским национальным интересам. Кроме того, Россия сотрудничает с Индией не только в сегменте обычных тактических вооружений, но также в субстратегических и стратегических системах. Это сотрудничество имеет чрезвычайное значение для развития военного потенциала Индии и ее превращения в глобального военного игрока.

Классическими примерами такого рода являются, конечно, лизинг советской и российской многоцелевых атомных подводных лодок и постройка для Indian Navy авианосца Vikramaditya. Безусловно, этот вид сотрудничества можно и нужно развивать.

Сверхзвуковая ракета BrahMos. Фото: Пресс-служба посольства Индии

Например, сохранение большой группировки неатомных подводных лодок - это для Военно-морского флота Индии уже пройденный этап. Экономические возможности позволяют, а военные потребности и география диктуют необходимость создания атомного подводного флота. Ведь именно ударные атомные подводные лодки наряду с авианосцами являются абсолютным средством доминирования в море, в то время как конвенциональные субмарины решают, скорее, оборонительные задачи. И нет сомнений, что Россия окажет Индии всю необходимую помощь в создании атомного подводного флота.

Наконец, в отличие от некоторых других крупных игроков на индийском рынке оборонной продукции, Россия последовательно ограничивает себя от развертывания крупномасштабного военно-технического сотрудничества с Пакистаном. Ни США, поставляющие в Пакистан современные и эффективные истребители F-16, которые стали основой ВВС этой страны, ни Франция, подводные лодки которой составляют основу подводного флота Пакистана, не принимают во внимание озабоченность Индии ростом военной мощи этого нестабильного и искусственного государства. Российская политика в отношении поставок вооружений Пакистану выглядит на этом фоне особенно контрастно. При этом надо понимать, что со стороны Исламабада существует колоссальный интерес к российскому оружию, включая такие ультрасовременные системы, как истребитель Су-35. Однако можно с уверенностью утверждать, что Россия никогда не пойдет на передачу в Пакистан вооружений, которые могут нарушить существующий баланс сил в регионе.

Каковы перспективы российско-индийского военно-технического сотрудничества? Скорее всего, это рост количества и масштабов совместных проектов на основе разделения рисков.

Несколько проектов такого типа уже реализуются. Среди них есть ошеломляюще успешный проект BrahMos, неудачный MTA, недавно начатый FGFA. Типологически близкой к проектам такого рода является и программа Су-30МКИ. Но сейчас встает задача реализации совместных проектов второго поколения, которые изначально реализуются по гармонизированным требованиям армий обеих стран, финансируются на паритетной основе, закупаются ВС и России, и Индии и совместно маркетируются на рынках третьих стран. Речь идет о создании элементов общего российско-индийского рынка продукции военного назначения, и это гораздо более амбициозная цель, нежели политика Make in India, в парадигме которой Россия и Индия работают уже пять десятилетий. Можно с уверенностью сказать, что наиболее перспективна модель Make in India 2.0, в рамках которой индийская сторона будет не реципиентом технологий, а равноправным партнером по созданию новых знаний, компетенций и изделий.

Власть Безопасность Армия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники