Пора выигрывать

Гость "СОЮЗа" - политолог Кирилл Коктыш
Прошедший год для Беларуси и России выдался очень непростым. С одной стороны, динамично развивались союзнические отношения: осуществлялась совместная оборонная и пограничная политика, координировалась деятельность в области военного строительства, реализовывались многочисленные союзные программы и мероприятия, совместные инвестиционные проекты, крупнейшим из которых является строительство Белорусской АЭС. Россия сохранила за собой роль ведущего торгового и инвестиционного партнера Беларуси.
Кирилл Коктыш: Взаимоотношения Беларуси и России остаются ровными. Российские власти на провокации не ведутся. Фото: Из личного архива Кирилл Коктыш: Взаимоотношения Беларуси и России остаются ровными. Российские власти на провокации не ведутся. Фото: Из личного архива
Кирилл Коктыш: Взаимоотношения Беларуси и России остаются ровными. Российские власти на провокации не ведутся. Из личного архива

С другой стороны, очевидно, что результаты экономического взаимодействия могли бы быть выше в случае выхода на равные условия хозяйствования, решения спорных вопросов в нефтегазовой сфере, улучшения доступа к рынкам товаров и услуг обоих государств, снятия проблем в сфере поставок белорусской сельхозпродукции... Чего же ждать нам в новом году? Об этом обозреватель "СОЮЗа" беседует с известным российским политологом Кириллом Коктышем.

Кирилл Евгеньевич, хотелось бы от вас, человека, родившегося в Беларуси, но живущего и работающего в Москве, услышать оценку итогов ушедшего года. Как вы считаете, 2016-й был удачным для Союзного государства, или бывали года и получше?

Кирилл Коктыш: Год был достаточно сложным. С одной стороны, взаимоотношения Беларуси и России подтвердили высокий доверительный уровень, стратегическую стабильность, продемонстрировали, что наши государства связаны гораздо прочнее, чем кому-то, возможно, показалось. С другой - проявилось достаточное количество нерешенных экономических проблем, которые в результате и породили хозяйственные споры. Тут и нефтяной вопрос, и неучастие белорусских предприятий в российских программах импортозамещения, на которые они очень рассчитывали, и ряд других ступоров. Все это можно записать в разряд упущенных возможностей.

С нефтью и газом понятно, а что, на ваш взгляд, не получалось в иных сферах?

Кирилл Коктыш: Нерешенным остается, например, вопрос с белорусскими авиаперевозчиками. Россия пеняет "Белавиа" на то, что та расширяет западное направление. При этом остается за рамками то обстоятельство, что белорусского перевозчика в России приравняли к иностранным компаниям, а это значит, что за каждые 100 километров пролета над российской территорией белорусы, как и все европейцы, платят порядка 80 долларов, в то время как российские перевозчики - шесть-семь. Это, по сути, запретительная ставка, что, наверное, неправильно в отношении стратегического партнера, при том, что изначально договаривались об общем воздушном пространстве.

Конец прошлого года был омрачен и негативными высказываниями некоторых российских политологов в адрес Беларуси. Позволю себе процитировать одно из них: "Линия на отделение белорусов от русских, создание забора между белорусами и русскими в идеологическом, политическом, историческом и даже в каком-то духовном плане просто очевидна..."

Кирилл Коктыш: Человек, которого вы процитировали, с нового года отправлен в отставку. Это его сугубо личная позиция. Но не могу оспаривать и то, что среди российских экспертов все же находятся такие, кто охотно интерпретирует политическую ситуацию в Беларуси по украинской кальке, когда некоторые ситуации механически переносятся с одного пространства на другое. Внешне вроде бы получается убедительно, но практически абсолютно нефункционально. Действуют по принципу: если аналитик что-то плохое предсказывает, а оно не случается, то он не виноват, а если вообще ничего не предсказывает, то какой он аналитик? Так что утверждение "Украина такая же, как Беларусь" - это неправда.

В чем неправда? Поясните нашему читателю...

Кирилл Коктыш: Дело в том, что в Беларуси, начиная с Полоцкого княжества, традиция государственности существовала всегда, в отличие, скажем, от центральной части Украины, Гетманщины, где, напротив, традиционно боролись с государством, воспринимая его как нечто внешнее и чуждое. Гетманщина противостояла сразу трем государствам - Речи Посполитой, в состав которой наряду с Польшей входила и Беларусь, тогда носившая имя Княжества Литовского, Османской империи и, конечно, Московии. Наличие столь разных традиций обуславливает кардинально разные методы решения обществом своих проблем. Так, для Украины, начиная с XV века, легитимной властью всегда являлся майдан, что в Беларуси в принципе невозможно, поскольку в Беларуси схожие проблемы решались и, уверен, будут решаться другими, более конструктивными способами, посредством механизмов, государством предоставляемых. Уже исходя только из этого, можно утверждать, что майданный тип развития в Беларуси практически исключен. При этом взаимоотношения между Москвой и Минском сегодня в целом характеризуются как вполне ровные и не подверженные зонам глубокого непонимания. А неправильные конъюнктурные интерпретации остаются на совести отдельных политологов.

Нерешенным остается вопрос с белорусскими авиаперевозчиками, которых в России приравняли к иностранным компаниям

Всплеск эмоций вызвало также утверждение, что белорусский язык якобы "придумали" коммунисты, приняв специальное постановление.

Кирилл Коктыш: Речь идет о постановлении ЦК ВКП (б), принятом в 1926 году. Оно называлось "О создании белорусского языка" и регламентировало, насколько я помню, перевод делопроизводства в республике на белорусский язык. Но фактически документ признавал факт существования языка. Если обратиться к лингвистике, то развитие и становление белорусского языка с его собственными языковыми законами и спецификой, которые являются полноценной версией развития общего восточнославянского корня, вполне легко прослеживается в веках, и для филологов тут предмета для спора нет. Для иллюстрации можно обратиться к сочинениям Франциска Скорины: очевидно, что используемый им язык - не русский, а некий этап языковой эволюции белорусского. Другое дело, что на уровне политики белорусский язык довольно часто становился объектом давления как со стороны Польши, когда белорусский старались объявить диалектом польского, так и со стороны царской российской администрации в лице печально известного в Беларуси Муравьева. Большевики же стали первыми, кто дал белорусскому языку по-настоящему "зеленую улицу", правда, ненадолго. Но, если я не ошибаюсь, одним из постановлений ЦК ВКП (б) государственными в Беларуси устанавливались аж четыре языка: естественно, белорусский, а еще русский, польский и идиш.

По этому вопросу все теперь ясно. Остается надеяться, что все эти инсинуации никак не отразятся на взаимоотношениях двух наших братских народов.

Кирилл Коктыш: Повторю то, с чего начал: взаимоотношения Беларуси и России остаются ровными. Российские власти на провокации не ведутся, в том числе и потому, что обладают достаточным количеством информации, чтобы реалистично воспринимать ситуацию, а не верить тому, что могут принести "на хвосте" те или иные СМИ. Что же касается трактовок обычных граждан в России и в Беларуси, то могу посоветовать не делать далеко идущих выводов на основе высказываний того или иного сомнительного блогера.

Какими видятся вам перспективы развития нашего Союзного государства в наступившем году?

Кирилл Коктыш: Никаких катаклизмов не будет. Но сформулирую скорее пожелание, чем прогноз. Необходимо, чтобы мы наконец сделали следующий шаг и с тактики переключились на стратегию. Увы, мы наблюдаем слишком большое количество упущенных возможностей роста. Думаю, они были бы очень нелишне как для Беларуси, так и для России.

Пора выстраивать наши отношения по принципу игры с положительной суммой, это когда выигрыш одной стороны одновременно является выигрышем и другой. Все условия для этого давно созрели, и очень жаль, что мы их упускаем.

И последний вопрос: по ценам на энергоносители договорятся?

Кирилл Коктыш: Договорятся. Сегодняшние маневры - это попытка сыграть в одну и ту же игру в пятый раз, поэтому всерьез ее уже трудно воспринимать.

Визитная карточка

Кирилл Коктыш родился в Минске. Выпускник МГИМО. Один из самых авторитетных российских экспертов по Восточной Европе, кандидат наук, доцент кафедры политической теории МГИМО. Относится к плеяде политологов постсоветского пространства, к чьему мнению одинаково внимательно прислушиваются и в Москве, и в Минске. В качестве эксперта дал свыше тысячи интервью ведущим белорусским, российским и зарубежным СМИ. Руководил исследовательскими проектами и подготовкой аналитических рекомендаций по политико-экономической ситуации в Беларуси и на Украине. Руководит проектом комплексного политико-экономического исследования Казахстана. Свободно владеет хинди, белорусским, русским и английским языками.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.