Новости

09.03.2017 15:20
Рубрика: "Родина"

"Некоторые руководящие работники еще имеют вредные, чуждые взгляды на женщину"

О чём писали советским вождям ответственные работницы, недовольные ущемлением женских прав
Текст: Евгений Григорьев ( главный специалист РГАСПИ ) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")
Большевистская политика в "женском вопросе" на заре советской истории ознаменовалась целой серией радикальных законотворческих инициатив и политических кампаний. Целью их было провозглашено достижение равноправия мужчины и женщины и превращение женщины в полноценного члена общества в различных его сферах: политической, трудовой и семейно-брачной. Был закреплен принцип равной оплаты за равный труд, аннулирован церковный брак и упрощен процесс развода, легализированы аборты, созданы новые возможности для политического и социального роста, получения образования и освоения профессий.
А. Кокорекин. Таких женщин не бывало и не могло быть в старое время. Плакат 1947 г. А. Кокорекин. Таких женщин не бывало и не могло быть в старое время. Плакат 1947 г.
А. Кокорекин. Таких женщин не бывало и не могло быть в старое время. Плакат 1947 г.

Эпоха экспериментов в сфере семейно-брачных отношений и политической мобилизации женщин сменяется в середине 1930-х гг. периодом их экономической мобилизации и ужесточения законодательства. В условиях форсированной индустриализации, коллективизации и ожиданий войны возрастает роль советской женщины как работницы и матери1.

Серьезным испытанием стала Великая Отечественная война, которая потребовала от женщин неимоверного напряжения сил не только в традиционных сферах занятости, вроде здравоохранения или культуры, но и во множестве отраслей промышленности, сельского хозяйства и военного дела2.

Одним из последствий войны стало резкое сокращение мужского населения страны: 76 % потерь в войне составили мужчины, в 1946 г. на 96,2 млн женщин приходилось 74,4 млн мужчин3. Как писал в июне 1943 г. первый секретарь Ростовского обкома ВКП(б) Б.А. Двинский, "население резко уменьшилось, и у нас тут - царство женщин и детей"4.

Положению женщин и малолетних детей в послевоенные годы и посвящены публикуемые ниже документы.

Часть из них затрагивает проблему выдвижения женщин на руководящие посты в партийных, советских и хозяйственных органах. Одним из первых сигналов, полученных руководством страны, стала записка секретаря ЦК ВЛКСМ О.П. Мишаковой И.В. Сталину от 20 июня 1945 г. (док. N 1). Рост женщин в военный период, подчеркивала Мишакова, искусственно сдерживался, "потолок возможностей" ограничивался низшим звеном командных постов. В 1947 г. эту тему вновь затронула сотрудница Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) А.Г. Абрамова, составившая развернутую докладную записку на имя А.А. Жданова (док. N 2). Характерно, что в обоих документах заметное место занимает критика мужского сексизма, бытующих среди мужчин-руководителей "явно реакционных взглядов на женщину". Эти сигналы были замечены партийным ЦК: совещания по вопросу выдвижения женщин проводились и на местах, и на уровне управлений ЦК ВКП(б)5; по результатам рассмотрения записки Абрамовой были приняты кадровые решения (док. N 3).

Перу Абрамовой принадлежит и документ, касающийся проблем той группы женщин, что находилась на другом полюсе советского общества - беременных и заключенных матерей с малолетними детьми в системе ГУЛАГа. Голод, охвативший десятки миллионов человек в СССР в 1946-1947 гг., сильнее прочих ударил по женщинам, оставшимся после войны вдовами или с мужьями-инвалидами и с малолетними детьми на руках. Именно они составили около 50% осужденных в 1946-1947 гг.6 В другой публикуемой нами записке Жданову Абрамова приводила многочисленные примеры того, как 7летние сроки получали женщины за вынос с работы 170 граммов масла или буханки хлеба (док. N 4). Автор записки указывала на тяжесть условий заключения для детей, беременных женщин и кормящих матерей и значительность государственных расходов на их содержание. Озабоченность этим разделяли и силовики: в 1947 г. с предложением об амнистии к Сталину обратился министр внутренних дел С.Н. Круглов7, в 1949 г. аналогичное обращение подписали министр внутренних дел, министр юстиции, генеральный прокурор и председатель Верховного суда СССР8. Зачастую подобные запросы заканчивались проведением амнистий; впрочем, кардинально изменить ситуацию удалось лишь при Н.С. Хрущеве, когда были отменены указы 1947 г. об уголовной ответственности за мелкие кражи.

Публикуемые документы хранятся в РГАСПИ в фонде ЦК КПСС (Ф. 17) в составе описей Техсекретариата Оргбюро ЦК (Оп. 121) и Управления кадров ЦК (Оп. 127). Документы публикуются в соответствии с нормами современного русского языка, стилистические особенности сохранены. Подчеркивания в документах переданы графически; очеркивания на полях оговорены в примечаниях.


N 1. Записка О.П. Мишаковой И.В. Сталину

20 июня 1945 г.

Дорогой товарищ Сталин!

Секретарь ЦК ВЛКСМ О.П. Мишакова.*Меня очень волнует один вопрос, который, как мне кажется, имеет серьезное значение в жизни нашего государства, и я решила обратиться к Вам с этим письмом.

Факты, которые приходится наблюдать, невольно приводят*9 к выводу, что в последние годы установилось неправильное отношение к выдвижению женщин на руководящую партийную и хозяйственную работу.

При внимательном рассмотрении фактов не трудно заметить, что существует вопиющее несоответствие между ростом роли женщин в экономике нашей страны и выдвижением их на руководящую политическую работу.

Во время войны женщины в массе своейдалеко двинулись вперед, но почти только до низшего звена командных постов. *Ответственные работники, как известно, бронируются, и получилось так, что женщин, как правило, не пропускают на бронированные места, и нередко способные квалифицированные работники-женщины вынуждены работать под руководством никудышных начальников*10.

Недавно стахановка-инженер Уралмашзавода Антонина Васильевна Рязанова выступила на расширенном пленуме антифашистского комитета советских женщин и жаловалась на отсутствие заботы о выдвижении женщин. Она приводила многочисленные факты *о том, что рост женщин искусственно задерживается. В заключение своего выступления т. Рязанова обратилась к пленуму с просьбой защитить права и интересы женщин. Это заявление заставляет нас крепко призадуматься*11.

Неправильное отношение к выдвижению женщин проникло довольно глубоко в среду партийных и советских руководителей. Утвердилось негласное "общественное" мнение, что женщина по своим природным качествам не подходит для ответственной работы. Об этом часто можно слышать откровенные разговоры: говорят, что женщина не обладает организаторским талантом, потому что якобы она лишена мужского размаха, что у женщин повышенная чувствительность и они реагируют на факты слишком бурно; говорят также, что женщине недоступна государственная мудрость, поэтому она излишне прямолинейна, лишена гибкости и т.п.

И как это ни странно, не заметно, чтобы эта пошленькая философийка об ограниченных возможностях женщины для общественной политической деятельности была кем-либо серьезно осуждена. Некоторые поговаривают также и о том, что пора и пожалеть женщину, которой приходится воспитывать детей, вести домашнее хозяйство, и где уж ей нести ответственную работу.

*Таким образом, очевидно не случайно, что у нас считаные единицы женщин выдвинуты на пост секретарей обкомов*12 партии, председателей исполкомов, наркомов и т.д. За время войны почти прекратилось выдвижение женщин директорами и парторгами фабрик и заводов, среди директоров высших учебных заведений тоже очень мало женщин. Даже директорами ремесленных училищ женщин не выдвигают, хотя, как правило, ремесленные училища под руководством женщин-директоров работают гораздо лучше...

Обращает на себя внимание также и тот факт, что на *заводах работает очень много женщин (во многих случаях больше половины рабочих и инженерно-технического персонала женщины), а в списках для награждения большинство - мужчины.

Все это очень волнует женщин, особенно женскую молодежь.

Нередко на заводах и в колхозах задают вопросы докладчикам*13 и пропагандистам: не изменилась ли политика партии и правительства в вопросе роли женщины в государстве, не думают ли постепенно вернуть женщину к домашнему очагу.

*Все это заставляет меня, товарищ Сталин, обратиться к Вам, так как мне кажется, что требуется серьезное вмешательство Центрального Комитета партии*14.

О. Мишакова15.

Резолюция - автограф Г.М. Маленкова
синим карандашом: "т. Андрееву Е.16
Прошу переговорить со мной по этому делу.
Г. Маленков. 13/VIII". Ниже помета - автограф Е.Е. Андреева простым карандашом: "В архив. С тов. Маленковым говорил. Андреев. 22/VIII.45".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 127. Д. 725. Л. 70-72. Подлинник. Машинописный текст на бланке ЦК ВЛКСМ, подпись - автограф О.П. Мишаковой.


 

Заседание первой сессии Верховного Совета СССР 1946 г. Женщин - меньшинство.

N 2. Из докладной записки А.Г. Абрамовой А.А. Жданову

29 ноября 1947 г.

Докладная записка о состоянии с выдвижением женщин на руководящую работу

После долгих размышлений и изучения вопроса о состоянии с выдвижением женщин на руководящую работу я пришла к выводу, что создалось крайне нетерпимое положение с этим вопросом и решила обратиться к Вам с просьбой вмешаться в это дело.

[...] Некоторые руководящие работники еще имеют вредные, чуждые взгляды на женщину, как на неполноценного работника, и распускают клевету об их неспособности к самостоятельной руководящей работе.

Только при этих условиях могли иметь место факты, когда люди, облеченные доверием правительства и партии, разделяют и высказывают явно реакционные взгляды на женщину. Так, бывший министр здравоохранения Митерев17 на открытом совещании в министерстве заявил о необходимости ограничивать прием женщин в научные и учебные заведения и далее в грубой форме отметил, что диплом у женщин - это ее приданое.

[...] Подобного рода высказывания не находят осуждения в партийных организациях и остаются безнаказанными.

Все вышесказанное привело к огромной текучести женщин, к тому, что в послевоенное время число женщин на руководящей работе из года в год уменьшается. Под разными предлогами женщин отстраняют от руководящей работы.

На 1.1.1945 г. в составе руководящих работников, входящих в номенклатуру ЦК ВКП(б), было женщин 7%, а на 1.1.1947 г. их осталось 4,2%.

В составе руководящих работников республиканских, краевых, областных, городских и районных организаций на 1.1.1945 г. было 18 797 женщин, или 18% к общему составу, а на 1.1.1947 г. осталось женщин 10 690 чел., или 9,7% ко всему числу номенклатурных работников. При этом особенно уменьшилось число женщин в составе руководящих работников в областных, краевых и республиканских организациях - с 23,3% до 7,9%.

На руководящей работе в аппаратах обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик было 4153 женщины, а в настоящее время работают только 743 чел., т.е. их состав уменьшился с 30% до 13,8%.

[...] Из всего вышеизложенного видно, что вопрос с выдвижением женщин на руководящую работу находится в крайне запущенном состоянии, а чтобы исправить это положение, требуется провести ряд серьезных мероприятий. В связи с этим вношу следующие предложения:

1. Подобрать группу женщин для руководящей работы в аппарате ЦК ВКП(б) в качестве инспекторов ЦК ВКП(б), заместителей начальников управлений, заместителей заведующих отделами, зав. секторами.

2. Принять решение ЦК ВКП(б) и правительства, которым обязать партийные, советские и хозяйственные органы подобрать и утвердить женщин, как правило, вторыми секретарями обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик, заместителями председателей областных, краевых исполкомов, заместителями министров и начальниками управлений и ведомств.

Считать необходимым иметь женщин в составе заместителей председателя Совета министров союзных и автономных республик.

3. Поручить обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик совместно с облисполкомами, крайисполкомами и Советами министров союзных и автономных республик разработать меры по решительному выдвижению женщин на руководящую работу, обсудить данный вопрос на очередных пленумах и представить свои мероприятия на рассмотрение Управления кадров ЦК ВКП(б).

4. Поручить Управлению кадров ЦК ВКП(б) совместно с министерством разработать мероприятия о выдвижении женщин на руководящую работу, особенно там, где преобладает женский труд.

5. *Просить Совет министров СССР принять постановление по вопросам улучшения материально-бытовых условий женщин, обратив особое внимание на следующие вопросы: расширение сети детских яслей, садов и столовых, предприятий общественного питания и производства пищевых полуфабрикатов, предприятий бытового обслуживания (бани, прачечные, пошивочные и ремонтные мастерские и т.п.), организацию производства предметов хозяйственного обихода, облегчающих труд женщины*18. [...]

Абрамова А.Г.19
Резолюция - автограф А.А. Жданова простым карандашом:
"С[екрета]рям ЦК. Жданов. 29/XI".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 571. Л. 36, 38-39, 44-45. Подлинник. Машинописный текст, подпись - автограф А.Г. Абрамовой.


Плакат "Да здравствует равноправная женщина СССР..." (1938), авторы М.И. Волкова и Н.С. Пинус.

N 3. Справка заместителя начальника Управления кадров ЦК ВКП(б) А.Н. Ларионова и заместителя заведующего отделом Управления кадров ЦК ВКП(б) А.Л. Дедова А.А. Кузнецову

6 мая 1948 г.

Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Кузнецову А.А.

В соответствии с Вашими указаниями на рассмотрение Секретариата ЦК ВКП(б) нами была представлена записка о положении дел с выдвижением женщин20 на руководящую работу и приняты меры к усилению выдвижения женщин на руководящие посты в партийные, советские и хозяйственные органы.

За последние четыре месяца выдвинуто секретарями обкомов ВКП(б) 12 женщин, в том числе: вторым секретарем Измаильского обкома КП(б)У т. Хавченко, третьими секретарями обкомов партии: тт. Веселова С.Е. - Кировского, Болгова А.Я. - Великолукского, Вагина М.П. - Фрунзенского обкома КП(б) Киргизии, секретарями обкомов по кадрам: тт. Сомова М.Н. - Сталинградского, Тарутина В.И. - Архангельского, Розарева Е.И. - Новосибирского, Синяйская О.Н. - Иссык-Кульского обкома КП(б) Киргизии, секретарями обкомов по пропаганде: тт. Каткова Л.А. - Рязанского, Алентьева К.А. - Ворошиловградского обкома КП(б)У, Лисица К.И. - Черниговского обкома КП(б)У, Кандучалова К. - Джалал-Абадского обкома КП(б) Киргизии. В настоящее время секретарями обкома партии работает 25 женщин, а на 1 января 1947 г. их было 5 человек.

За это же время 18 женщин выдвинуто заместителями председателей облисполкомов, и теперь на этих должностях работает 26 женщин, на 1 января 1947 г. их было 7 человек.

Однако положение дел с выдвижением женщин на руководящую работу по-прежнему остается неудовлетворительным. Об этом свидетельствуют следующие данные. Если в составе руководящих республиканских, краевых, областных, городских и районных работников на 1 января 1947 года было 10 690 женщин, или 9,7% к общему числу работников, то на 1 января 1948 года их осталось 9372 чел., или 9,5%, т.е. за год сократилось на 1318 человек.

По состоянию на 1 января 1948 года первыми секретарями горкомов и райкомов партии работает только 61 женщина, в 1946 году их было 51, вторыми секретарями - 168 женщин, в 1946 году их было 160 чел. Количество женщин, работающих секретарями по кадрам, сократилось с 414 чел. в 1946 году до 380 на 1 января 1948 года.

Не достигнуто улучшения в работе по выдвижению женщин на партийную работу в период проведения краевых, областных, городских и районных партконференций в 1948 году. Обкомы ВКП(б): Вологодский, Владимирский, Брянский, Смоленский, Архангельский, Пензенский и ряд др. в качестве первых секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) не выдвинули ни одной женщины.

Прошедшие выборы в местные Советы депутатов трудящихся не были использованы партийными организациями для решительного и смелого выдвижения женщин на руководящие посты в советские органы. Председателями городских и районных исполкомов работает всего лишь 65 женщин - в сравнении с 1946 годом увеличилось только на 15 человек, а число заведующих городскими, районными отделами народного образования даже сократилось на 124 человека.

Ряд обкомов ВКП(б) вместо того, чтобы принять решительные меры к усилению работы по выдвижению женщин на руководящие посты, допустил даже сокращение числа женщин в составе номенклатурных работников обкомов партии. В номенклатуре Тюменского обкома ВКП(б) за 1947 год количество женщин сократилось с 12% до 8,3%. В составе заведующих отделами этого обкома ВКП(б), первых и вторых секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов нет ни одной женщины. В Воронежском обкоме ВКП(б) число женщин в составе номенклатуры обкома за 1947 год сократилось с 10,5% до 8,6%, в Новосибирском обкоме с 7,9% до 5,8%, в Алтайском крайкоме на 7%.

Справка о количестве женщин в составе депутатов Верховных Советов СССР, союзных и автономных республик и местных Советов. Февраль 1948 г.

По-прежнему плохо обстоит дело с выдвижением женщин на руководящую работу в Курской, Брянской областях, Краснодарском крае, где число женщин в номенклатуре обкомов и крайкома ВКП(б) не превышает 4-6%, а за последнее время допущено сокращение на 1-2%.

Не улучшилось дело и с выдвижением женщин на руководящую хозяйственную работу. В составе руководящих номенклатурных работников центрального аппарата министерств и ведомств СССР и РСФСР на 1 января 1948 года насчитывается 177 женщин, или 6,7%. В министерствах: электростанций, путей сообщения, бумажно-целлюлозной промышленности, стройматериалов, материальных резервов, продовольственных резервов, местной и топливной промышленности РСФСР, промышленности средств связи, лесного хозяйства, автотранспорта в составе номенклатурных работников нет ни одной женщины.

По данным на 1 января 1948 года из 2106 директоров предприятий, входящих в номенклатуру ЦК ВКП(б), только 26 женщин.

Все это говорит о том, что обкомы, крайкомы и ЦК компартий союзных республик не сделали необходимых выводов из указаний ЦК ВКП(б) по этому вопросу, недооценивают выдвижения женщин на руководящую работу и проявляют нерешительность в этом деле.

Учитывая, что положение дел с выдвижением женщин на руководящую работу поправляется крайне медленно и нерешительно, просим Вас обсудить этот вопрос в ЦК ВКП(б) и дать указание обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик об усилении этой работы.

А. Ларионов21. А. Дедов22.

Резолюция - автограф А.А. Кузнецова
простым карандашом: "т. Ларионову.
Возобновить материал на 1.VII.48 г. А. Кузнецов".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 571. Л. 63-65. Подлинник. Машинописный текст, подписи - автографы А.Н. Ларионова и А.Л. Дедова.

Справка о женщинах, работающих секретарями обкомов, крайкомов ВКП(б) и ЦК нацкомпартий на 29 марта 1948 г.


N 4. Из записки А.Г. Абрамовой А.А. Жданову

18 мая 1948 г.

Товарищу Жданову А.А.23

О большом количестве заключенных матерей с детьми и беременных женщин в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР.

При изучении материалов Министерства здравоохранения СССР о причинах поступления в дома младенца детей мною установлено, что в эти учреждения поступает немало детей, у которых матери осуждены и отбывают наказание в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР.

Только по Ивановской области в 1946 г. из всех детей, помещенных в дома ребенка, 17,1% составляли дети осужденных матерей, а в 1947 г. - 30%, причем в эти детские учреждения поступает лишь небольшая часть детей осужденных матерей, ибо подавляющее большинство ребят, главным образом дети грудного возраста, поступает вместе с матерями в места заключения.

Это обстоятельство заставило меня более детально разобраться с вопросом, для чего ознакомилась с материалами Министерства внутренних дел Союза ССР, с рядом приговоров народных судов, вынесенных по обвинению в преступлениях, предусмотренных указом Президиума Верховного совета СССР от 4.VI.1947 г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества", имела ряд бесед с партийными и профсоюзными работниками предприятий, а также посетила места заключения осужденных матерей с детьми и беременных женщин. В результате этого пришла к заключению, что указ Президиума Верховного совета на местах извращается.

*Это извращение заключается в том, что привлеченными к суду и осужденными к 7-10 годам лишения свободы оказываются люди, попавшие в тяжелое материальное положение и своевременно не получившие помощи и поддержки от хозяйственных и партийно-профсоюзных руководителей*24.

Записка министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину. 15 июля 1947 г.

Судебно-прокурорские работники при рассмотрении дел не вникают в существо причин25., которые привели работницу или колхозницу к совершению преступления, и не ставят вопросов перед соответствующими организациями о принятии мер к их устранению. Пользуясь простотой таких дел, не требующих обычно расследования, они ограничиваются фиксированием проступка и с легкостью выносят приговоры с крайней мерой наказания. При этом полностью игнорируют 51-я и 53-я статьи Уголовного кодекса, которые позволяют при исключительных обстоятельствах смягчить меру наказания ниже низшего предела, указанного в законе.

Вся работа судебно-прокурорских работников по этим делам сводится к получению акта с предприятия о факте задержания работницы, которая, как правило, сразу же сознается в совершении проступка. На этом основании дается санкция прокурора и выносится приговор нарсуда.

Привожу несколько примеров:

К.26 8 лет работала на московском холодильнике N 1, зарабатывала в месяц 410 рублей. На своем иждивении имела ребенка, сестру и брата. По характеристике секретаря парторганизации т. Федоровой, К. показала себя честным и добросовестным работником. В июле 1947 г. при выходе с работы у нее обнаружили 170 граммов масла, за что она приговорена к 7 годам лишения свободы и вместе с ребенком отбывает наказание.

Работница Ивановского меланжевого комбината Р. получала зарплату 400 руб. в месяц, муж погиб на фронте. На иждивении имела мать-инвалида в возрасте 72 лет и 2 детей, третьим ребенком была беременна на 6-м месяце. За попытку вынести с фабрики один метр хлопчатобумажного трико осуждена к 7 годам лишения свободы. В тюрьме родила ребенка, который находится при ней в заключении.

С., работница холодильника N 1, ее зарплата составляла в месяц 380 руб., ее муж погиб на фронте, на иждивении было трое детей, занимает 8метровую комнату подвального этажа. Семья материально жила плохо. В сентябре 1947 г. за попытку вынести 400 г сахара и 600 г масла осуждена на 7 лет лишения свободы. Дети после ее ареста нищенствуют и живут подаянием.

Работница Фурмановской фабрики N 1 Ивановской области К. имела на иждивении мужа, инвалида Отечественной войны, и ребенка. Нарсуд 1го участка г. Фурманова приговорил К. к 7 годам тюремного заключения за хищение одного марлевого мешка и взыскал с нее 100 руб. в пользу коллегии адвокатов. К. находится в тюрьме вместе со своим 2месячным ребенком.

[...] Таких женщин-матерей, попавших в беду, осуждена и находится в заключении вместе с детьми не одна тысяча человек.

Так, по состоянию на июль м-ц 1947 г. в местах заключения было 19 тысяч детей с матерями и 6850 беременных женщин.

В женском бараке исправительно-трудового лагеря. / РИА Новости

В соответствии с указом Президиума Верховного совета СССР от 16.VIII.1947 г. было освобождено женщин с детьми 12 700 и 5750 беременных, но на 1.IV.1948 г. в лагерях и тюрьмах уже вновь насчитывается матерей с детьми около 13 тысяч и 5130 беременных женщин.

Кормящие матери и беременные женщины тяжело переносят условия заключения, многие лишаются молока, а рождающиеся в лагерях и колониях дети являются физически слабыми, в связи с чем большинство ребят нуждается в особом уходе и искусственном кормлении, которые создать в местах заключения очень трудно.

Дети, достигшие 4-летнего возраста, должны быть переданы в детские дома Министерства просвещения, однако за недостатком мест в этих домах свыше 300 детей старше 4 лет вместе с матерями остаются в местах заключения.

*Судебно-следственные работники, проводя непримиримую борьбу с расхитителями социалистической собственности, должны строго разграничить действительных преступников от людей, случайно оказавшихся в беде*27.

[...] *Необходимо отметить, что такие приговоры судов обычно не встречают поддержки у товарищей по работе. К осужденным матерям с детьми относятся с большим сочувствием как в местах заключения, а также по месту их прежней работы*28.

Расходы государственных средств на содержание осужденных женщин с детьми составляют большую сумму. Например, только на содержание детей в домах младенца при ИТЛ и колониях в год затрачивается свыше 75 млн рублей, а содержание одного ребенка в "доме младенца" в системе ГУЛАГа, где он пребывает не менее 3-4 лет, обходится государству в 6 тыс. руб. в год. На содержание матери в год тратится свыше 5 тыс. рублей, в то время, когда она, в силу ее неработоспособности в родовой период и многие месяцы после этого, не создает никаких ценностей.

В связи с этим считаю необходимым внести следующие предложения:

1. В целях освобождения из мест заключения матерей с детьми и беременных женщин, случайно оказавшихся на скамье подсудимых, создать правительственную комиссию по пересмотру их дел.

2. Просить Президиум Верховного совета Союза ССР внести соответствующее разъяснение к указу от 4.VI.1947 г. в части его применения к матерям и беременным женщинам.

3. В целях привлечения общественного мнения к борьбе за сохранность социалистической собственности создать на предприятиях общественные суды для рассмотрения дел о мелких кражах, предоставив им право выносить решения об отчислении с зарплаты нарушителей в пользу государства определенной суммы в течение годичного срока или же решений о передаче материалов на рассмотрение народных судов.

А. Абрамова.

Резолюция - автограф А.А. Жданова
простым карандашом
на сопроводительном письме к записке:
"Разослать тов. Швернику, Сафонову, Горшенину,
Голякову29 с просьбой сообщить свое мнение. Жданов. 28/V".
Ниже помета - автограф помощника
А.А. Жданова А.Н. Крапивина
красным карандашом: "Арх[ив]. Ответы получены.
Переданы на подготовку
в Адм[инистративный] отд[ел] ЦК. А.К. 21.7".

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 642. Л. 2-3, 5-7. Подлинник. Машинописный текст, подпись - автограф А.Г. Абрамовой.

 


1. Подр. см.: Здравомыслова Е.А., Тёмкина А.А. 12 лекций по гендерной социологии. СПб., 2015. С. 335-340.
2. О мобилизациях женщин на фронт в 1942-1944 гг. см.: Сорокин А.К., Вишнякова З.Н. "В горящую избу вошли..." // Родина. 2015. N 12. С. 126-133.
3. Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953. М., 1999. С. 25.
4. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 191. Л. 35.
5. Стенограмму совещания в Управлении кадров ЦК ВКП(б) 18 ноября 1947 г., информацию о совещании в ЦК КП(б)У и другие материалы по теме см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 127. Д. 1689.
6. Зима В.Ф. Голод и преступность в СССР в 1946-1947 гг. // Revue des etudes slaves. T. 66, f. 4. 1994. P. 766.
7. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1503. Л. 42-43.
8. Зима В.Ф. Указ. соч. Р. 769-770.
9. Первый абзац и первая строка второго абзаца отчеркнуты слева синим карандашом.
10. Отчеркнуто слева синим карандашом.
11. Отчеркнуто слева синим карандашом.
12. Отчеркнуто слева синим карандашом.
13. Отчеркнуто слева синим карандашом.
14. Отчеркнуто слева синим карандашом.
15. Мишакова Ольга Петровна (1906-1980) - советский комсомольский и партийный деятель; в 1938-1947 гг. - секретарь ЦК ВЛКСМ, в 1939-1952 гг. - член Центральной ревизионной комиссии ЦК ВКП(б).
16. Андреев Евгений Ермилович (1908-?) - партийный деятель; в 1941-1948 гг. - зам. начальника Управления кадров ЦК ВКП(б).
17. Здесь и далее в док. N 3 все подчеркивания выполнены красным карандашом. Митерев Георгий Андреевич (1900-1977) - нарком (министр) здравоохранения СССР в 1939-1947 гг.
18. Абзац отчеркнут слева простым карандашом.
19. Абрамова Анна Григорьевна (1906-1955) - партийный и профсоюзный деятель; с 1939 г. на ответственной работе в Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б), депутат Верховного Совета СССР 3го созыва, член редколлегии журнала "Работница". В литературе бытует ошибочное мнение, что А.Г. Абрамова рассылала свои записки в ЦК в качестве "журналистки "Правды" (см., напр.: Верт Н. Террор и беспорядок. Сталинизм как система. М., 2010. С. 375).
20. Здесь и далее в док. N 4 все подчеркивания выполнены коричневым карандашом.
21. Ларионов Алексей Николаевич (1907-1960) - партийный деятель; в 1946-1948 гг. - заместитель начальника Управления кадров ЦК ВКП(б), в 1948-1960 гг. - 1й секретарь Рязанского обкома партии; застрелился.
22. Дедов Афанасий Лукьянович (1913-1961) - партийный деятель; в 1946-1948 гг. - зам. заведующего отделом Управления кадров ЦК ВКП(б). В 1955-1957 гг. - министр государственного контроля РСФСР.
23. Как следует из сопроводительного письма к документу, экземпляр записки был направлен И.В. Сталину (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 642. Л. 1). В деле сохранились также экземпляры на имя секретарей ЦК М.А. Суслова и А.А. Кузнецова.
24. Абзац отчеркнут слева красным карандашом.
25. Здесь и далее в док. N 5 все подчеркивания выполнены красным карандашом
26. Фамилии и имена осужденных в публикации опущены.
27. Абзац отчеркнут слева красным карандашом.|
28. Абзац отчеркнут слева красным карандашом.
29. Шверник Николай Михайлович (1888-1970) - председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1946-1953 гг.; Сафонов Григорий Николаевич (1904-1972) - генеральный прокурор СССР в 1948-1953 гг.; Горшенин Константин Петрович (1907-1978) - министр юстиции СССР в 1948-1956 гг.; Голяков Иван Терентьевич (1888-1961) - председатель Верховного суда СССР в 1938-1948 гг.