Новости

22.03.2017 21:02
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Никто ничего не видел

Смертью погибшего в СИЗО Евдокимова занимаются сразу почти все правоохранительные органы
В Москве состоятся похороны исполнительного директора по контролю за качеством и надежностью "Роскосмоса" Владимира Евдокимова. Его тело с разрешения следствия передали родным. К этому времени и столичная прокуратура закончила проверку СИЗО N 5, где погиб арестант, и свою версию случившегося огласили правозащитники.

Давно в столичных следственных изоляторах не было одновременно столько высокопоставленных визитеров с правом задавать вопросы и заглядывать во все углы камер. Подобное редко случается, особенно если следственный изолятор не статусный - типа "Лефортово" или известной "Бутырки". Нашествие случилось в заштатном заведении под безликим названием "Водник".

С прошлой недели в СИЗО N 5 работают практически одновременно проверяющие из самого тюремного ведомства, столичной прокуратуры и Следственного комитета. Всех интересовал факт подозрительной смерти в камере N 600 исполнительного директора по контролю за качеством и надежностью "Роскосмоса" Владимира Евдокимова. Его нашли в туалете с двумя неглубокими ранами на груди и одной на шее, которая задела сонную артерию. Поэтому смерть наступила в течение одной-полутора минут.

Первыми результаты проверки огласили московские прокуроры. Сотрудники прокуратуры Москвы выявили массу нарушений закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". По мнению прокуроров, главное нарушение в следственном изоляторе - плохой надзор за заключенными. Ножа у арестантов по правилам быть не должно, а если вдруг нож бы и появился, то найти его - прямая обязанность надзирателей, за которую они несут ответственность, вплоть до уголовной. Естественно, столовыми ножами заключенные СИЗО пользуются. Но по правилам после еды приборы сдаются.

По информации из неофициальных источников, нож, который лежал около тела Евдокимова, никому из заключенных официально не выдавался. Но с другой стороны - нож не со стороны, он тот же, что и те, которыми пользуются арестанты, но заточенный и специально заостренный.

В УФСИН по Москве прокуратура внесла представление с требованием "принять исчерпывающие меры по недопущению впредь подобных нарушений закона, а также привлечь к строгой дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц".

В Следственном комитете РФ корреспонденту "РГ" категорически отказываются комментировать слухи вокруг смерти Евдокимова. А их вокруг странной смерти сейчас очень много.

Остается невыясненным: кому конкретно погибший мог быть опасен, если поверить в заказное преступление?

В СКР корреспонденту "РГ" сказали, что все необходимые экспертизы по делу следователями назначены. А официальный комментарий по этому уголовному делу будет тогда, когда следствие сочтет это необходимым.

На самом деле версий у следствия сейчас, собственно, всего две. Первая - произошло самоубийство. В пользу такой говорит то, что, по словам сокамерника, нашедшего тело, дверь туалета в четыре часа утра была подперта изнутри, хотя засова на ней нет. Ран на теле погибшего - три. Смертельная из них лишь одна - на шее. Следов борьбы на теле нет, если не считать синяка на голени. Вторая версия - убийство в камере. И здесь возможны варианты - заказное преступление или бытовая ссора сокамерников.

Версию заказного убийства подтверждает непонятный перевод арестанта из шестиместной камеры с видеонаблюдением в другую, на двенадцать человек, где никакого наблюдения нет. Правда, перевод из камеры в камеру состоялся за месяц до трагических событий.

В большой камере рецидивистов и судимых не было, в ней содержались обвиняемые в мошенничестве и торговле наркотиками. И все без криминального прошлого. На сленге тюремщиков - первоходки. Еще один момент в пользу версии об убийстве. Погиб Евдокимов спустя два часа после разговора по телефону с женой. Этот разговор прошел спокойно, и ничего не предвещало беды. Более того, супруги договорились созвониться на следующий день. То есть человек не готовился свести счеты с жизнью.

О заказной версии больше всего сейчас говорят правозащитники. По словам членов общественной наблюдательной комиссии Москвы, перевод Владимира Евдокимова в другую камеру был незаконным. И они попросили следственные органы обратить особое внимание на инициатора такого перевода. Также они высказали мысль, что арестанта убрали по заказу тех, кто боялся, что Евдокимов дает показания. Но это общие слова.

Остается невыясненным вопрос: кому конкретно погибший мог быть опасен, если поверить в заказное преступление? Со слов адвокатов получается, что вины ни он, ни его подельники не признавали. У погибшего никакого договора о сотрудничестве со следствием, по словам защитников, не было.

Свою проверку по факту смерти арестованного Евдокимова помимо Следственного комитета проводит и служба собственной безопасности ФСИН. От них никакой официальной информации нет и, судя по всему, не будет.

Интересно, что защита погибшего версию заказного убийства, похоже, не поддерживает. Но версию убийства не опровергает. Адвокаты говорят, что их клиента могли просто запугать. Об этом, на взгляд защитников, говорят небольшие раны на груди, а когда нож приставили к горлу, что-то случилось - возможно, арестант дернулся, и лезвие задело сонную артерию.

Происшествия Правосудие Следствие Москва ГУМВД Москвы Москва Прокуратура Москвы Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники