Новости

22.05.2017 19:50
Рубрика: Культура

Михаэль Ханеке показал в Каннах не очень забавные игры

Каждый, кто следит за мировым кино, знает, сколь высокие ожидания связаны с таким именем, как Михаэль Ханеке. Австрийский гений, умело притворяющийся мизантропом, вылавливает в любом обществе следы врожденной страсти к пороку, насилию и ненависти, их предельно концентрирует и регулярно добивается эффекта взорвавшегося мозга.

В этом смысле его новая работа перекликается (даже ироничным названием прямо противоположного фильму смысла) с его первой скандальной картиной "Забавные игры". В структуре этого "Хэппи-энда" можно найти родственные связи с апокалиптическимии семейными социальными срезами в кино типа, прежде всего, "Гибели богов" Висконти. Хотя стилистически фильм ближе не к эпосу, а к банальной мыльной опере. Ощущение банальности входит в задачу: Ханеке важно беспросветно типичное, уныло расхожее и потому практически безнадежное.

Вот так и строится "Хэппи-энд": размеренный портрет богатой семейки, которая держит строительный бизнес во французском городе Кале. Глава семьи и ее патриарх престарелый Жорж (Жан-Луи Трентиньян, неизбежно и обдуманно тянущий шлейф своего образа в предыдущем фильма Ханеке "Любовь"). Его расчетливая и неисправимо порочная дочь-наследница Анна (главный специалист по вскрытию нарывов человеческой души Изабель Юппер), которая хочет выйти замуж за англичанина с видом комического фрика (британский актер Тоби Джонс). Ее спившийся сынок, по халатности допустивший строительную катастрофу и ввергший семейку в финансовые проблемы. Внучка Жоржа Ева - брошенная папой Томасом (Матье Кассовиц) 12-летняя девочка, теперь бесстрастно, как сам Ханеке, фиксирующая весь этот будничный бред семейки смартфоном. Фильм словно бы продолжает тему въевшейся "нелюбви", начатую на фестивале Андреем Звягинцевым, но - в интонации холодного разглядывания под лупой копошение человеческого муравейника. Типичная для австрийского мастера отстраненность взгляда здесь достигает какой-то странной для него анемии: фильм напоминает семейный альбом, склеенный из мотивов всех предыдущих картин Ханеке и не способный добавить к ним ровно ничего нового. Если не считать неожиданного рывка к массовым электронным технологиям: герои беспрерывно беседуют в чатах, интересуются роликами YouTube и документируют происходящее мобильником.

Привычная для Ханеке бесстрастность сбивается редкими саркастическими улыбками: он теперь иногда находит в муравейнике и нечто забавное, уже в прямом смысле. Но забавного мало: все это заражено бациллами смерти, ее метастазы уже видны не только в облике мечтающего уйти из жизни Жоржа, но и в героине Юппер. Но более всего они чувствуются в способе существования двенадцатилетней Анны: она уже сызмальства все это ненавидит, ей все до лампочки, и в финале она вполне готова сама исполнить роль рокового провидения, да еще снять агонию неразлучным смартфоном. Чтобы потом выложить в Сеть.

Ханеке - обладатель двух Золотых пальм Канна. Его фаны гадали: получит ли он третью. Боюсь, что с этим будут проблемы: судя по буканью зала, картина стала первым крупным разочарованием нынешнего фестиваля. Естествоиспытатель Ханеке явно теряет интерес к жизни насекомых. Он их рассматривает больше по привычке, с удовлетворением отмечая развившиеся до смертельного предела знакомые черты (мол, а что я вам предвидел в "Пианистке", или в "Скрытом", или даже в совсем раннем "Видео Бенни"!). Но во всем чувствуется творческая усталость, и фильм порой становится неприкрыто скучным. Поэтому третьего чуда я не жду. Хотя в Канне бывает всякое.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 70-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники