Я умираю со скуки, когда меня кто-то лечит

Весь этот бред

Рецензии
    20.06.2017, 20:33

18-летняя Мэдди (Амандла Стенберг из "Голодных игр" и "Коломбианы") всю жизнь провела взаперти: диагноз "тяжелый комбинированный иммунодефицит" не позволяет ей покидать дом, стерильная чистота в котором поддерживается мамой-врачом и няней-медсестрой. Но вот по соседству селится семья с симпатичным приблизительно ровесником (Ник Робинсон из "Подпольной империи" и "Мира Юрского периода") - и уютный книжно-интернетный мирок уже трещит под настойчивыми толчками внезапно пробудившегося либидо. Словом, тот же "Космос между нами", только вместо космоса - болезнь.

 Фото: youtube.com/ iVideos  Фото: youtube.com/ iVideos
Фото: youtube.com/ iVideos

Фильм Стелы Меги "Весь этот мир" (Everything, Everything) - весьма близкая к тексту экранизация одноименного романа Николы Юн. Сентиментальная подростковая книжонка, фонтанирующая самыми наивными глупостями и наиболее заезженными приемами, говорят, покорила сердца многочисленных слезливых читателей (очевидно, в основном - соответствующего возраста), став бестселлером. Надо думать - не в последнюю очередь благодаря пестрому формату, изобилующему вкраплениями т.н. "жанра дата-фикшн" - всяческих "сканов" справок, страниц дневников, рисунков и так далее. С картинками-то оно всегда интереснее.

Итак, непреодолимое сексуальное влечение, возникшее в результате игривой СМС-переписки и смущенных перемигиваний через улицу, в конце концов порождает бунт юной особы против материнского гнета, а заодно - против казалось бы неумолимого факта собственного недуга. И она решает сбежать с безответственным, зато романтичным объектом страсти на Гавайи, чтобы там предаться купанию в океане и любовным утехам. Почему бы и нет, собственно? Все равно полицейские в родном городе настолько тупые, что никак не смогут своими силами найти двух подростков, оформивших на свои имена авиабилеты и по ним спокойно улетевших прямым рейсом.

Необузданное упоение тропической идиллией, усугубленное половой невоздержанностью, конечно, едва не заканчивается трагедией, но в конце концов зрителя ждет твист из числа тех, о которых думаешь с самого начала, мысленно приговаривая: "Ну нет, хоть до этого-то не дойдет, не настолько же все плохо". Настолько.

Госпожа Юн и госпожа Меги, наверное, вместо спекуляции на подростковом протесте усматривают в своих детищах драматичный переход от очередной вариации на тему "Достучаться до небес" к чуть ли не хичкоковской напряженности. Только в такой вот легкой девочковой редакции. И даже с учетом оговорок относительно целевой аудитории - напрасно. Потому что на самом деле они просто бессовестно топят зрителя в засахаренных розовых соплях, пытаясь придать этому процессу видимость осмысленности при помощи вульгарного, жеванного-пережеванного недопсихологизма.

1.5