Новости

29.06.2017 16:19
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Мир расположен к гармонии

На "Звездах белых ночей" выступил оркестр Российско-немецкой музыкальной академии
Один из самых молодых участников афиши "Звезд белых ночей" отметил на сцене Концертного зала Мариинки свое пятилетие. Молодежный симфонический оркестр Российско-немецкой музыкальной академии под руководством Валерия Гергиева представил программу "Время перемен": сочинения Бетховена, Вольфганга Рима, Чайковского. Эта же программа прозвучала и в Концертхаусе в Берлине.
 Фото: Валентин Барановский/ пресс-служба Мариинского театра  Фото: Валентин Барановский/ пресс-служба Мариинского театра
Фото: Валентин Барановский/ пресс-служба Мариинского театра

Само название "Время перемен" отражает суть образовательного проекта, объединившего молодых музыкантов двух стран - России и Германии. Музицирующие вместе "академисты" Валерия Гергиева, как и их коллеги в подобного рода оркестрах, созданных Риккардо Мути и Даниэлем Баренбоймом как противопоставление антигуманным политическим системам, несут в себе образ гармонии и согласия, но, кроме того, являются еще и серьезной образовательной базой для участников проекта. Сессии, репетиции, мастер-классы с молодыми солистами из немецких оркестров, в том числе, Берлинской филармонии, Мюнхенской филармонии, Гевандхауза, Гамбургской оперы, Баварского радио, оркестра Мариинского театра, ведут крупные музыканты. Бетховенский Скрипичный концерт, прозвучавший в Концертном зале Мариинки, академисты отрабатывали с выдающимся немецким скрипачом Франком Петером Циммерманом, чья трактовка этого сочинения признана эталонной. Ансамбль вышел безупречным: одухотворенная виртуозность Циммермана, чистейший, дистилированный звук его скрипки, абсолютное владение стилем венской классики, его исполнительские артикуляции не тонули в оркестровой массе, а сливались с ее легкой, тонко выделанной звуковой тканью, далекой от типологического бетховенского героизма. Зато в Пятой симфонии Чайковского Гергиев развернул уже свой концепт "трагического", где эпиграфом прозвучал тихий зловещий пульс вступления - образ смерти, потустороннего мира, предвечного хаоса, из которого вскипали волны струнных, сумрачные и просветленные колориты, ритмы мрачного марша и широкая "русская" кантилена. В Анданте пронзительное соло валторны звучало с печальной красотой надмирной гармонии, противостоящей трагической битве человеческой сущности с фатумом. И бой этот приобрел по-гергиевски апокалиптический характер: страшные массивы звука, накаты меди, форте, переформатировавшиеся к финалу в такое же апокалиптическое победное торжество, жуткое в своей абстрактности.

Высокий оркестровый класс академисты продемонстрировали и в партитуре немецкого композитора Вольфганга Рима Verwandlung 4 (Превращение 4), впервые исполненной в России. 15-минутная Verwandlung 4, одна из четырех пьес цикла, отсылающего к названию экзистенциальной повести Франца Кафки (с ее темой метаморфозы человеческой сущности перед лицом абсурдного фатума), прозвучала глобальной аллюзией на современный мир: на его страхи и противоречия, мимикрию, урбанизацию, коллизии саморазрушения. Оркестр разворачивал яркий звуковой римовский лабиринт, всю его непростую музыкальную текстуру - броские звучности, прорастающие "изнутри” голоса, тихие барабанные дроби, "взрывы” медных и внезапные обрывы, новые накаты, превратившиеся в итоге в угрожающую, "обездушенную” звуковую массу с атакой туб и бас-тромбонов. Этот 4-й уровень Превращения завершился тихим замиранием флажолетов и страшноватым удаляющимся цокотом - в пустоту, в ничто.

Музыкантам и в голову 
не приходит обращать 
внимание на разговоры 
о санкциях и напряжение между странами

Что значит этот музыкальный проект для самого Валерия Гергиева, он прокомментировал для "Российской газеты”:

Валерий Гергиев: Мы хотели создать этот проект для молодых музыкантов из крупных российских и немецких городов, собирающихся вместе в Москве, в Петербурге, в Берлине и в Мюнхене. Эта хорошая идея, потому что все знаменитые "взрослые" оркестры традиционно собираются и выступают вместе. Мариинский оркестр за последние десять-двадцать лет играл с музыкантами Чикагского, Роттердамского, Мюнхенского оркестров, с оркестром Национальной академии Санта-Чечилия и другими. Я возглавляю Оркестр мира, который собирает музыкантов из 40 или 50 лучших оркестров из разных стран, и мы почти ежегодно делаем большие программы. Время, в которое мы живем, требует того, чтобы ведущие музыканты европейских стран, Соединенных Штатов Америки, Канады, России играли постоянно вместе, показывая, что гармонии можно достичь не только благодаря усилиям политиков. Сегодня, мне кажется, многие политики заблудились, а музыканты говорят: мир на самом деле расположен к гармонии, и даже, если хотите, к единодушию. Все хотят жить в спокойном мире. На "Звездах белых ночей" у нас выступят сейчас и Пласидо Доминго, и знаменитый испанский певец Ферруччо Фурланетто, и один из лучших итальянских дирижеров Джанандреа Нозеда. Приезжают к нам нас и известные музыканты из Германии, Франции, Америки, других стран. Думаю, им в голову не приходит обращать внимание на разговоры о санкциях и напряженных отношениях между странами.

На фестивале представлены премьеры сезона - "Адриана Лекуврер" Чилеа, "Сицилийская вечерня" Верди, "Не только любовь" Родиона Щедрина. Что сегодня определяет ваши репертуарные приоритеты?

Валерий Гергиев: Нам понадобилось очень много усилий и времени, чтобы подготовить громадную премьеру "Адрианы Лекуврер", потому что и Аня Нетребко, и Юсиф Эйвазов, и Алексей Марков, и Катя Семенчук пели эти партии впервые. Также мы осуществили телевизионную запись спектакля "Сицилийская вечерня" Верди. В каждом сезоне мы ставим оперу этого величайшего итальянского композитора и на каждом фестивале "Звезды белых ночей", а их уже было 25, звучат его бессмертные шедевры. Верди - одна из основ нашего репертуара. То же самое можно сказать и об операх Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского, Вагнера, Берлиоза, Рихарда Штрауса, Россини, Доницетти. Я вижу процесс завершения построения репертуара Мариинского театра в том, чтобы театр был готов для реализации любого проекта любой сложности. Языковой барьер нашими артистами преодолевается успешно: они поют на немецком, итальянском, французском языках. И сам факт приглашения их на крупнейшие мировые площадки говорит о том, что подготовка в стенах Мариинского театра ведется очень тщательно.

15 июля во Владивостоке откроется еще один ваш фестиваль - "Мариинский". В афише заявлен сложнейший репертуар - "Летучий голландец" Вагнера, "Очарованный странник" Щедрина, "Симон Бокканегра" Верди. Приморская сцена готова к такому уровню?

Валерий Гергиев: Можем ли мы представить себе быстрый рост качества спектаклей в театре, появившемся каких-то 4-5 лет назад. Отвечаю утвердительно: да. И с этой задачей мы планируем справиться быстро. Мы постоянно привозим во Владивосток лучших певцов, балетных звезд, инструменталистов. На фестивале "Мариинский" партию Летучего голландца будет петь Евгений Никитин. Это одна из коронных его ролей которую он исполняет везде - в Метрополитен-опера, в Баварской опере, в Париже. Неоднократно во Владивостоке выступали и Татьяна Сержан, Михаил Петренко, Владимир Галузин, Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Екатерина Кондаурова. Такой уровень должен стать нормой Приморской сцены. И мы делаем все возможное, чтобы наш Дальневосточный фестиваль стал крупным явлением для всего этого важнейшего региона, чтобы к нам приезжала публика из Китая, Южной Кореи, Монголии, Тайваня, Японии, Сингапура. Там много крупных городов, бурно строятся новые концертные залы, театры, растет интерес к серьезному искусству. А это путь к новому мышлению, не разделяющему, а объединяющему людей.