Новости

15.10.2017 12:19
Рубрика: Культура

Сцены о главном

Берлинская Штатсопера представила модернистские трактовки классики
"Прелюдией" к юбилейному 275-го сезону берлинской Штатсоперы стала церемония открытия исторического здания на Унтер-ден-Линден, концерты Берлинской Штатскапеллы под управлением Даниэля Баренбойма и Венского филармонического оркестра (дирижер Зубин Мета), а также два представления, презентовавшие историческую сцену (спектакль "Остановись мгновение" на музыку Роберта Шумана "Сцены из "Фауста" Гете") и новые Мастерские, где прошла мировая премьера оперы Rivale ("Соперник") Лучии Ронкетти, написанной по мотивам "Танкреда" (фрагмент "Освобожденного Иерусалима" Торкватто Тассо).

Сам выбор на открытие исторической сцены оратории Шумана "Сцены из "Фауста" Гете" представлялся символичным - один из столбовых текстов классической немецкой культуры (как "Парсифаль" Рихарда Вагнера или "Страсти по Матфею" Баха), немецкий романтизм Шумана с его культом любви и иронией, опрокидывающей филистерство в искусстве, жанр оратории с ее всечеловеческим духовным посылом и интерпретация в постмодернистском ключе, продвигающая классических героев во времени, показывающая единство старого и нового, философского с игровым, вечных вопросов и ответов. Персонажей в спектакле "Остановись мгновение" оказалось больше, чем в шумановской партитуре и в самой поэме Гете- два десятка солистов, среди которых духи, эльфы, "блаженные отцы", монахини и черти, театральные актеры, огромный хор, выступающий от лица людей разных эпох, и удвоенный состав Гретхен (сопрано Эльза Дрейсиг, актриса Майке Дроште), Фауста (тенор Роман Трекель, актер Андре Юнг) и Мефистофеля (бас Рене Папе, актер Свен-Эрик Бехтольф). Семь сцен Шумана режиссер Юрген Флимм соединил с гетевским текстом, не вошедшим в ораторию.

Прологом к спектаклю зазвучала не только взволнованная музыкальная увертюра (дирижер Даниэль Баренбойм), но и гетевский монолог театрального "директора", прочитанный перед занавесом с трибуны - оммаж публике и открывшемуся после реконструкции театру. Каждая сцена этого спектакля соединяла множество: вертеп с чертями (детский хор в черных колпаках гномов), преисподнюю (распахивающийся театральный люк на сцене картонного "балагана"), святая святых немецкого романтизма - Вечную женственность - Гретхен в белом веночке, плывущую, как статуя Богоматери, на плечах монахинь в ослепительно белых колпаках. Весь мир у Флимма - театр, в который актер может спуститься и по веревочке, а по сцене "картонной Штатсоперы" расхаживает "пудель" в красном бархатном камзоле, танцуют эльфы и влюбляются актеры - фаусты и маргариты, где дует ветер "перемен", цепляя старый занавес, и красным огнем пылают стены, а черти поднимают таблички со словом Liebe (любовь).

Финал "Фауста" Флимм построил как театрализованную мистерию, собравшую на сцене все "человечество" - в буддистских одеяниях и гримах разных рас, исполнявшее стройные хоры ангелов и божественных младенцев. Среди всех - католические священники и пудель Мефистофеля, соединивший Фауста и Гретхен навсегда. По сути - неувядающий романтический апофеоз на тему братства и любви: ценностей, актуальных во все времена.

В живой диалог современностью классика вступила и в другом спектакле, представленном в Прелюдии Штатсоперы - мировой премьере Rivale ("Соперник"). В центре оперы - фигура Клоринды, сарацинской принцессы, одной из героинь поэмы Торкватто Тассо, влюбленной в крестоносца Танкреда. Композитор Лучия Ронкетти использовала в своей опере старинное либретто Антонио Данше, написанное в 1701 году к барочной партитуре Андре Кампры "Танкред". Клоринда в новой опере - героиня рапсодическая и, одновременно, реальная женщина, в душе которой происходит конфликт между честью и чувствами, между внутренним и внешним миром. По сути, она оказывается жертвой собственной дилеммы: как воин, как мусульманка, она должна воевать против крестоносцев, но она влюблена в своего врага Танкреда.

В начале оперы Клоринда - пленница, находящаяся в военной палатке, в лагере крестоносцев. Она наблюдает сквозь тонкую материю палатки своих врагов, видит их движения, слышит голоса, звуковой фон этого чужого мира, фильтруя его звуки - скрежеты, удары, шепоты (озвучивают артисты оркестра), она чувствует свое экстремальное одиночество. В спектакле, поставленном Изабель Остерманн, драму Клоринды переживает современная девушка (меццо-сопрано Амира Эльмадфа), облачающаяся в музейное платье с воротником-жерновом, примеривающая рыцарские латы и перчатки, снятые с музейного экспоната. Ее "погружение" в Клоринду - это погружение в мир собственного подсознания, еще более закрытый, чем та палатка, в которой находится пленная героиня. Лаконичный антураж мира Клоринды - металлические контуры музейных витрин и манекен в рыцарских доспехах - Танкред.

Вся опера построена, как монолог женского голоса и диалог Клоринды самой с собой. Текст звучит на барочном французском, музыкальная часть партитуры репрезентирует в современной стилистике барочные техники контрапункта и инструментального описания природы и души. На сцене - ансамбль струнных, духовых, перкуссия и электроника (дирижер Макс Ренне). В середине оперы Клоринда попадает в волшебный лес - магическое место, где ее мысли и эмоции становятся еще более напряженными, доходя до ужаса, бреда, исступления. Она теряет контроль над своим разумом, и Амира Эльмадфа вслушивается в электронные звуки органа, вскрикивает, обменивается воздушным вибрато со скрипкой, понижает голос под тихий угрожающий гул литавр.

В третьей части Клоринда лицом к лицу сталкивается с Танкредом - "манекеном", железную перчатку которого медленно натягивает на свою кисть. Ей предстоит поединок с любимым, который не знает, что под забралом соперника - Клоринда. Звуковой фон боя - музыка для ударных и медных, застывающая звуковыми пейзажами, обрывающаяся тишиной и траурным восточным напевом. Клоринда режет себя по доспеху мечом. Это ужас гибели любви, ставшей жертвой абстрактных понятий. И нет сомнения в том, что опера эта звучит не только о далеких барочных героях - мусульманской принцессе и крестоносце, не сумевшими найти общий язык любви, но и о сегодняшнем мире, где также столкнулись в конфликте восточная и западная цивилизации.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"