Жизнь на все сто

Войну 22-летняя Женечка Маслова из Казани встретила в Беларуси
Евгения Яковлевна Маслова, эта миниатюрная женщина, всегда весила чуть больше 40 килограммов. Глядя на нее, не верится, что ей сто лет, половину из них казанский врач-офтальмолог проработала в глазном отделении Республиканской клинической больницы. О своих пациентах она и сейчас может говорить часами. О Великой Отечественной вспоминать не любит. Не отболело.
Евгения Яковлевна - главный пример для ее детей, пяти внуков и шести правнуков... Фото: Фото из личного архива Евгения Яковлевна - главный пример для ее детей, пяти внуков и шести правнуков... Фото: Фото из личного архива
Евгения Яковлевна - главный пример для ее детей, пяти внуков и шести правнуков... Фото: Фото из личного архива

Войну она, 22-летняя медсестра из Казани, встретила в Беларуси, попала в самое пекло. Об этих самых первых днях сражений она до сих пор не может вспоминать без слез. Боль, кровь, ужас, бесконечные потери и несгибаемое мужество солдат. Когда Евгения Маслова попала в Гомель, враг уже приближался к городу. Шли кровопролитные бои. Она до сих пор удивляется, как в таких условиях им удалось развернуть госпиталь более чем на две тысячи человек. Хорошо, что с оборудованием помогли гомельские медучреждения. Ведь во время кровопролитных сражений фронтовым медикам приходилось принимать до тысячи раненых.

- Это было страшно, - говорит Евгения Яковлевна. - Никогда не забыть лица покалеченных войной солдат, их стоны, крики о помощи. Как-то во время одной операции началась бомбежка. Здание содрогнулось, посыпалась штукатурка. Соседние дома охватил пожар, электричество пропало. А прерывать операцию нельзя. Солдат с проникающим ранением брюшной полости мог умереть.

По ее словам, на какие-то доли секунды медики пришли в замешательство. Но в итоге не растерялись, зажгли керосиновую лампу, подняли над раненым плащ-палатку и продолжили работу. Эта операция спасла солдату жизнь. И таких эпизодов в ходе пограничных сражений 1941 года, где за каждую пядь земли сражались бесстрашные советские воины, наберется немало. Полевых госпиталей в городах и селах Беларуси, где довелось работать Евгении Масловой, уже и не сосчитать.

- День и ночь мы были у операционного стола, - вспоминает ветеран. - Валились с ног от усталости. Но ни свистевшие над головой пули, ни артиллерийские обстрелы, ни страх погибнуть самим не могли нас заставить прекратить лечение солдат и офицеров. Нужно было как можно быстрее вернуть раненых в строй. Это был наш вклад в Победу...

Когда дело касалось спасения жизни, фронтовые медики забывали обо всем. Как-то при очередном обстреле, когда Евгения Маслова помогала раненым, осколок мины попал ей в мочку правого уха, всего в нескольких сантиметрах от виска. А она даже не заметила. Только вечером поняла, что чудом осталась живой, когда увидела, что одежда в крови.

В Беларуси во время ожесточенных боев медики не раз оказывались во вражеском кольце. Это закалило, помогло выдержать одно из самых страшных, по признанию Евгении Масловой, испытаний, выпавших на ее долю в годы войны. Осенью 1941-го остатки сил Юго-Западного фронта отошли на рубеж восточнее Харькова. Несколько подразделений попали в окружение у реки Оршица.

- Бомбили, немецкие танки гнали нас к болоту, мы оказались в западне, - вспоминает Евгения Яковлевна. - Вдвоем с фронтовой подругой Евдокией Николаевой ползли практически на ощупь километров десять от линии фронта. Надо было выбираться к своим. Переоделись в деревенскую одежду и пошли. Было жутко: по дороге на мотоциклах ехали фашисты. Очень боялись попасть в плен. Шли через огороды местных жителей, ели клубни сырой картошки, свеклы, початки кукурузы, ночевали в поле под скирдами соломы. Казалось, этому кошмару не будет конца.

Долгожданная встреча со своими состоялась в районе города Изюма, что в Харьковской области. После тщательного допроса в особом отделе Маслову определили на фронт.

Среди наград Евгении Масловой Орден Отечественной войны II степени, многочисленные медали, включая "За боевые заслуги" и "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов".

Сразу после демобилизации в 1944-м она снова пошла учиться в Казанский государственный мединститут, но уже на врача. Окончила лечебный факультет и в 1949 году вернулась в родную больницу хирургом-офтальмологом. Так с одной записью в трудовой книжке и ушла на пенсию в 75 лет.

- Больница была ее домом, да и мы, ее четверо детей, можно сказать, там выросли, - рассказывает дочь Светлана. - Сколько помню маму: прическа, туфли, обязательно на каблуке, - и на работу. Когда только все успевала? Она в свою профессию влюблена. К больным всегда с состраданием, пока всех не примет, домой не уйдет. И для нас, ее детей и для пяти внуков и шести правнуков, она - главный пример. Сильная!