1 июня 2018 г. 15:15
Текст: Виктор Файбисович (кандидат культурологии)

Портрет флигель-адъютанта Сергея Марина

Он участвовал в заговоре против императора Павла I, снискал славу сатирика и пять раз был ранен в наполеоновских войнах
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект (ведущий рубрики - кандидат культурологии Виктор Файбисович), в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.
Неизвестный художник. Портрет С.Н.Марина. Около (не ранее) 1809 года. Акварель, гуашь, белила; кость.  Фото: Государственный Эрмитаж
Неизвестный художник. Портрет С.Н.Марина. Около (не ранее) 1809 года. Акварель, гуашь, белила; кость. Фото: Государственный Эрмитаж

Роковой мартовской ночью, когда заговорщики проникли в Михайловский замок, караульные преображенцы заподозрили измену. Но подпоручик Сергей Марин отдал команду: "Смирно! От ноги!" - и его гренадеры застыли в безмолвии. Когда же до них донесся призыв раненного заговорщиками камер-гусара, они дрогнули; но Марин приставил к груди одного из них шпагу и повторил команду.

Караул оставался в неподвижности, пока заговорщики не покончили с императором Павлом.


Г.Л. Лори с оригинала И.Г. Майра. Парад на Дворцовой площади. 1799 год. Грав. очерком, акварель. Тут и споткнулся Сергей Марин, за что был разжалован... / Государственный Эрмитаж

Гнев и благоволение императора Павла

Марин успел уже познать цену и царскому гневу, и царскому благоволению. В декабре 1797 г. Марин, только что произведенный в портупей-прапорщики, на вахт-параде перед Зимним дворцом, пронося знамя мимо императора, оступился и сбился с ноги. Павел разжаловал его в рядовые и отправил на гауптвахту...

Производством в офицеры Марин был обязан столь же ничтожному обстоятельству. В сентябре 1798 г., неся караул в Зимнем дворце, он вызвал восхищение государя, браво (на гвардейском жаргоне - "чековато") отдав ему честь. "Что это за человек, такой молодец?" - обратился Павел Петрович к наследнику. "Это разжалованный дворянин Марин", - ответил Александр Павлович. Император поздравил часового прапорщиком...

Офицерская фронда пополнилась новым членом - но в ряды оппозиции Марин встал еще до разжалования в рядовые. Восшествие на престол Павла Петровича и повсеместное введение гатчинских правил вызвало к жизни его сатирическое стихотворение:

Ахти - ахти - ахти - попался я впросак!
Из хвата егеря я сделался пруссак.
И каску променяв на шляпу треугольну,
Веду теперь и жизнь и скучну и невольну.
На место, чтоб идти иль в клоб, иль в маскарад,
Готов всегда бежать к дворцу на вахт-парад.

Эта сатира доставила Марину "карманную славу" - славу поэта, чьи сочинения не печатаются, но распространяются в списках, и списки эти можно обнаружить почти у всех, у кого есть карманы...

В целом каскаде литературных насмешек Марина над павловскими порядками особую популярность приобрела его "Пародия на оду 9ю Ломоносова, выбранную из Иова": "О ты, что в горести напрасно // На службу ропщешь, офицер...". Стихи Марина были остроумны, веселы и легко запоминались. По свидетельству современника, на Бородинском поле М.И.Кутузов цитировал шутливые стихи Марина, адресованные Г.В. Геракову, некогда служившему под началом полководца в 1м сухопутном Шляхетном кадетском корпусе; Лев Толстой воспроизвел этот эпизод в романе "Война и мир".


О.А.Кипренский (?). Портрет С.Н.Марина. 1819 год. Пастель.  / Музей "Приютино"

"Пойдем, братцы, за границу..."

Наш герой родился 18 января 1776 г. в Воронеже в обеспеченной семье полковника Никифора Марина и его первой жены Марии, рожденной Невежиной. Начальным образованием его занимались гувернеры; позднее он был определен в Воронежское Главное народное училище, которое с отличием окончил в 1789 г. Четырнадцати лет Сергей был определен подпрапорщиком в Л.-гв. Преображенский полк, в роту друга семьи, поручика Федора Петрово-Соловово, в доме которого Марин и поселился. Федор Николаевич, боевой офицер, кавалер ордена св. Георгия 4-й степени, был прекрасно образованным и светским человеком; в его доме юный Марин в совершенстве овладел французским и приобщился к литературе.

"Дней Александровых прекрасное начало" было ознаменовано расцветом литературы и театра. Марин стал непременным участником салонов А.Н.Оленина и А.Л.Нарышкина, служивших средоточием отечественных талантов. В воздухе, однако, запахло порохом: военное столкновение с Наполеоном становилось неизбежным.

В 1805 году Марин сочинил для родного полка марш "Пойдем, братцы, за границу // Бить Отечества врагов..." Марш этот получил необыкновенную популярность, но первое генеральное сражение с Наполеоном окончилось для русско-австрийской армии полным разгромом. Сражение при Аустерлице было первым боевым опытом Марина; оно едва не стало для него и последним: он получил ранения картечью в голову, двумя пулями в грудь и одной - в руку навылет.

В походе Марина сопровождал камердинер и цирюльник Игнатий. Насмешливый хозяин заранее снабдил его эпитафией:

Игнашку чтоб зарыть не много хлопотали,
Покрыли фартуком, да пудрой заметали;
А чтобы знали все, кого сразил здесь рок,
То в кучу пудрену воткнули гребешок.

Однако слуге эта эпитафия не понадобилась. Зато своего израненного барина Игнашка счел обреченным и оставил его умирать на поле боя, не забыв прихватить его ценности и деньги. Но Марин чудом выжил. Через Венгрию и Западную Галицию он вернулся в Россию; государь наградил его Золотой шпагой и произвел в штабс-капитаны. В Петербурге к Марину явился с повинной Игнашка. Великодушный хозяин простил своего слугу, воздав ему по заслугам лишь в новом поэтическом посвящении:

Надгробную ему я рано написал,
В походе он меня как липку ободрал.
Украл мои часы, червонцы, пистолеты,
И проживет еще к несчастью многи лета.


И.Б.Лампи. Портрет гр. Веры Завадовской с сыном Александром. 1796 (?). Х.,м.  / Государственный музей искусств Узбекистана. Ташкент

Вера и любовь

В 1806 году Россия вступила в войну с наполеоновской Францией в составе новой коалиции. Марину было поручено формирование батальона стрелков Олонецкой милиции для вновь организуемого земского войска народного ополчения. Во главе этого батальона 2 июня 1807 года Марин принял участие в сражении при Фридланде, которое, несмотря на мужество и стойкость русских войск, завершилось для них новым поражением. Вновь был ранен и Марин - на этот раз осколком гранаты в голову. Император наградил его орденом св. Владимира 4-й степени с бантом и 20 августа 1807 года пожаловал во флигель-адъютанты. В июле 1809-го произведен в полковники.

По-видимому, миниатюра из собрания Эрмитажа была исполнена по этому случаю: на ней Марин изображен в мундире со свитским шитьем, полковничьим эполетом и с орденским знаком.

Поздней осенью 1807 года государь доверил новому флигель-адъютанту доставить свое собственноручное письмо Наполеону в Париж. По возвращении в Петербург он вновь погрузился в литературную и театральную жизнь столицы: участвовал в издании влиятельного "Драматического вестника" и в организации "Беседы любителей русского слова", хотя в развернутой ею литературной полемике был, скорее, на стороне ее оппонентов...

Марин не был женат: он полюбил графиню Веру Завадовскую, состоявшую в браке с Петром Завадовским, бывшим фаворитом Екатерины Великой. Петр Васильевич был старше Веры Николаевны на 29 лет; отношения между супругами были сложными.

Чувство Марина было взаимным; он воспел свою избранницу под именем Лилы.

Граф Завадовский скончался 10 января 1812 года; но времени на счастье поэту и его музе уже не осталось. Весной гвардия выступила к западным границам. Марин был назначен на должность дежурного генерала при князе Багратионе, командующем 2-й армией. Тяготы походной жизни и огромная ответственность, лежавшая на нем по должности дежурного генерала, вызвали тяжелую болезнь, связанную, как считалось, с незалеченным слепым пулевым ранением, полученным им при Аустерлице. За неделю до Бородинской битвы князь Багратион рапортовал императору о заболевании Марина, испрашивая в награду за его труды и усердие орден св. Владимира 3-й степени.

Сергей Марин скончался в Петербурге 9 февраля 1813 г. в окружении самых близких друзей.

На представлении Марина к награждению орденом св. Владимира 3-й степени сохранилась помета: "По случаю кончины Марина остается без движения". Однако по смерти поэта его друзья заказали портрет Марина с этой наградой. Ныне этот портрет, приписываемый О.А. Кипренскому, хранится в музее "Приютино".