Бальтасар Кормакур: Я не согласен, что дом - самое безопасное место

Журнал
    02.07.2018, 14:40

В российском прокате стартовал "Во власти стихии" Бальтасара Кормакура - фильм, основанный на реальных событиях, о девушке, которая провела 41 день на разбитой сильнейшим ураганом яхте и выжила. "Кинократия" поговорила с режиссером о самой картине, съемках в открытом море, а также о футболе, скандинавском нуаре и особенностях исландского кинематографа. Осторожно, текст содержит спойлер.

Добрый день, Бальтасар. Следите за чемпионатом мира?

Бальтасар Кормакур: Да, конечно.

За кого болеете? Помимо Исландии, само собой. За Испанию?

Бальтасар Кормакур: За Испанию, да. Я же наполовину каталонец, так что да, после Исландии для меня первая - Испания. Но вообще я просто люблю футбол. Болею за тех, кто лучше играет. Но когда на поле Исландия - я, конечно, за них.

Спрашиваю не просто так, а потому что сборной Исландии показали ваш фильм перед матчем со сборной Хорватии.

Бальтасар Кормакур: Да, на самом деле мы договаривались об этом. И такое происходит не в первый раз. Например, на чемпионате мира наши футболисты посмотрели "Эверест", а потом обыграли Нидерланды.

Но в этот раз получилось немного не так.

Бальтасар Кормакур: И тем не менее, мне кажется, они сыграли свой лучший матч. Была открытая игра, каждый имел шанс выиграть. Конечно, если бы наши победили, я бы сказал, что я на это повлиял. Но поскольку Исландия проиграла, скажу, что я тут ни при чем. Нет, правда, Исландия сыграла лучший матч. Но Хорватия невероятно сильна. Вы знаете, нас же всего 250 тысяч. И все равно, я думаю, мы были лучше. Еще б Нигерии не "влетели", было б совсем хорошо.

Вы уже не первый раз снимаете фильм о борьбе человека с силами, которые от него не зависят, будь то природные катаклизмы или социальные проблемы. Почему вас привлекают эти темы и есть ли, на ваш взгляд, что-то общее между ними?

Бальтасар Кормакур: Безусловно, что-то общее есть. Вы знаете, в нашей стране всюду - природа. Океан вокруг, действующие вулканы и крайне суровые зимы. Вероятно, поэтому меня и привлекает тема противостояния человека и стихии. Однако я раньше никогда не снимал такого фильма, где этим человеком была бы женщина.

И вот мне выдалась отличная, по-моему, возможность - ведь подобных фильмов в принципе не так уж много. Кроме того, мне нравится, когда любовная история переплетается с историей про выживание. Это не похоже на то, что я делал до этого и само по себе необычно: здесь всего два персонажа, а не 10-15. Что существенно усложняет задачу. Так что да, разница есть, но я думаю, это было что-то, чем мне еще не приходилось заниматься, поэтому я и взялся за проект. Я увидел в нем потенциал.

Насколько я знаю, фильм "Иди и смотри" Элена Климова сильно повлиял на вашу карьеру - и в том числе на "Во власти стихии". Хотя оба фильма - про выживание, они очень разные.

Бальтасар Кормакур: Ну, прежде всего, хочу сказать, что "Иди и смотри" - это шедевр. Лично мне ничего подобного снять еще не удалось, но я надеюсь, что когда-нибудь смогу. Впервые я посмотрел эту картину, когда мне было около 20 лет. Я тогда только решил, что буду режиссером, и пошел на кинофестиваль в Рейкьявике. Помню, что в те же выходные там показывали "Ран" Куросавы. Но в "Иди и смотри" я увидел что-то, что до сих пор остается внутри меня. Этот незабываемый опыт, когда ты ощущаешь себя в теле другого человека, чувство, будто сам переживаешь происходящее. Никогда не видел ничего сопоставимого по силе, по степени погружения. Более того, этот фильм не просто меня вдохновил, он заставил меня взглянуть на кино по-новому. Поэтому, когда меня спрашивают о моем любимом фильме, я всегда отвечаю однозначно. Такого почти не снимают в Америке, что-то похожее можно найти только в Англии, в Европе.

Я определяю это как нечто экзистенциальное. Знаете, как человек неожиданно становится животным, когда оказывается один на один с природой. Каждый раз, когда я приступаю к съемкам очередной картины, в моем сознании всплывает "Иди и смотри". Чтобы сразу прояснить, я никогда не пытался его копировать. Конечно, "Иди и смотри" и "Во власти стихии" - очень разные фильмы, но я старался добиться того же эффекта - чтобы зритель оказался там, посреди океана. И для его достижения я так же, как Климов, специально использовал долгие планы, в которых актеры не выходят из кадра, я хотел достичь этого экзистенциального, висцерального чувства.

В действительности Тэми Эшкрофт провела 41 день в открытом океане в полном одиночестве. Вы же добавили ей в пару спутника. Это просто чтобы внести дополнительную линию и динамику в повествование, чтобы стало возможным сделать твист в конце, или есть еще какие-то причины?

Бальтасар Кормакур: Когда я впервые ознакомился с этой историей, мне захотелось попробовать внести в нее какую-то интригу. Я долго и беспокойно размышлял, а потом прочитал написанную Тэми Эшкрофт книгу - и все встало на свои места. Потому что в ней она рассказывает, как в течение всего своего пребывания на разбитой яхте воображала его и разговаривала с ним. То есть с ней происходило, по сути, то же самое, что происходит в картине. Она пишет, что именно Ричард спас ей жизнь, его голос уговаривал ее продолжать выживать, когда сама она была готова сдаться. Все это я и перенес на экран.

К тому же я умышленно в самом начале убрал его с судна - чтобы чуть позже Тэми нашла его. Это такая подсказка для зрителя, которую он тем не менее воспринимает как факт и далее верит, что Ричард жив. Точно так же, как и Тэми верит, что он жив - до самого последнего момента. В этом, собственно, и заключается сила кино - показывать не просто то, что герой видит, а то, что он испытывает. Надеюсь, мне это удалось.

Что было самым сложным конкретно для вас во время съемок в открытом море?

Бальтасар Кормакур: Самое сложное - пожалуй, следить за электричеством. Плюс соленая вода - не самый лучший друг. Оборудование постоянно выходило из строя. На самом деле я люблю море. Когда кругом вода - для меня это никогда не было проблемой. Так что я скорее наслаждался. Но еще очень непросто было удерживать всех в нужном состоянии, сконцентрированными и работоспособными. Особенно когда большую часть времени люди мечтают поскорее сбежать на берег. К счастью, погода нам благоволила, все было так, как требовалось для съемок. Я не из тех, кого препятствия вгоняют в уныние, наоборот - мне нравятся трудности. Однако 6 недель, по 14 часов каждый день в море… это выматывает.

Есть мнение, что "Эверест" и "Во власти стихии" пропагандируют отказ от такого рода экстремальных приключений. В том смысле, что если бы их герои сидели дома, то остались бы живы и здоровы. Например, Тэми отправилась в путешествие из-за проблем в семье, а если бы их не было, то с ней бы не случилось то, что случилось. Что вы можете на это ответить?

Бальтасар Кормакур: Во-первых, она сама сказала, что ничего бы в своей жизни не стала бы менять. Потому как в противном случае она лишилась бы воспоминаний о любимом человеке. И он все равно бы плавал, с ней или без нее.

Я верю, что жизнь измеряется не только временем, но и качеством. И я не согласен, что дом - самое безопасное место. Поскольку многие, скажем, поедают чипсы и толстеют перед компьютером в подвале дома своей мамы, никогда не видя ничего интересного, и в итоге умирают от сердечного приступа. Или вы можете просто выйти из дома в магазин за молоком - и вас собьет насмерть машина. Опасность подстерегает повсюду.

Конечно, на Эвересте риск погибнуть выше. И в то же время эти люди, о которых я снимаю кино, испытывают жизнь и наслаждаются ею. Я понимаю их и ни в коем случае не критикую. Что я хочу донести - так это то, что нужно бережнее относиться к Матери Природе, уметь договариваться с ней. Потому что она очень непредсказуема. Но я никогда не стану отговаривать кого-то от знакомства с самыми интересными и красивыми моментами жизни.

Как вы относитесь к феномену скандинавского нуара и считаете ли, что этот термин вообще состоятелен? Потому что, когда я задал тот же вопрос Томасу Альфредсону, он сказал, что "скандинавский нуар" - это не более чем бренд, который используется исключительно за границей.

Бальтасар Кормакур: Я бы с ним не согласился. Видимо, ему просто нелегко далась работа над "Снеговиком" (трудно спорить - "РГ-Кинократия"). Я не думаю, что скандинавский нуар - это нечто, что придумали от бессилия или чего-то вроде того. Это нечто, что имеет глубокие и прочные корни. Это смесь социального комментария и криминальной истории, которая сложилась именно потому, что она резонирует в конкретном районе.

Я сам сделал одну достаточно успешную вещь в данном жанре - "Трясину" (Mýrin). Так что знаю, о чем говорю. Этот фильм вышел, когда скандинавский нуар еще не был, что называется, в тренде. Фильм отлично приняли на фестивалях, и у нас в прокате он стал большим хитом. Потом я снимал сериал "Капкан" - его показывали по всему миру. Примерно тогда и появился термин.

Так вот, эти криминальные истории из Скандинавии отличаются от всего остального аналогичного. Я считаю, что выделяет их именно социальная составляющая. Например, в американском нуаре больше стиля, чем содержания. И как раз благодаря содержанию скандинавский нуар остается чем-то особенным.

Чем, по-вашему, отличается исландский кинематограф от кинематографа других скандинавских стран?

Бальтасар Кормакур: Думаю, дело в том, что мы в основном - не буржуазия. И я не имею в виду под этим словом ничего негативного. Просто мы не люди городов, мы - люди земли. Мы лучше связаны между собой. Рейкьявик был построен только после Второй мировой войны. В прочих скандинавских странах города стоят сотни и сотни лет. Наш народ - сплошь фермеры и рыбаки, и жизнь его крепко привязана к земле. Это отражается и в наших историях.

Просто сравните "Капкан" с "Мостом" или "Убийством". В "Капкане" действие разворачивается в деревне, в "Мосте" и "Убийстве" - в городах. Отсюда и все различия. Возьмем датский кинематограф: там возможна такая ситуация, когда люди заводят интрижки с соседом по дому или даже по квартире. В Исландии, в исландском кинематографе такое в принципе невозможно представить. На кону всегда что-то большее. И это правда нашей жизни. Наверное, ближе всего из скандинавских стран к нам Финляндия. И в плане кино, и вообще.

Планируете ли вы возвращаться к комедийному жанру? В последний раз это была "Свадьба белой ночью", которая вышла больше десяти лет назад.

Бальтасар Кормакур: Да, я бы очень хотел снова снять комедию. Правда, нужно сначала найти подходящий материал. Моя жена тоже хочет, чтобы я снял комедию, и в определенный момент я обязательно это сделаю.

Или сделать спортивную драму - например, про сборную Исландии?

Бальтасар Кормакур: Вообще я не очень хорошо себе это представляю, но кто знает? Может быть. Опять же, если найдется очень хороший сценарий.

"Во власти стихии" - в кинотеатрах России с 28 июня.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники