Новости проекта
Интервью с человеком, который полвека назад первым обогнул на яхте земной шар без захода в порты
- Сэр Робин, - окликнул я, подойдя к стоящей у пирса неприметной яхте под названием Suhaili.

Из глубин кубрика показался человек. У него были абсолютно седые волосы и такая же белая курчавая борода. Еще у него были грустные глаза. Эта грусть была также разлита вокруг него. Грустью веяло от его неторопливых движений, от его голоса, от его старой лодки.

Между тем именно этого человека следовало считать главным персонажем того необыкновенного спектакля, который разворачивался на моих глазах в марине французского городка Ле-Сабль-д Олон. Здесь на деревянных понтонах яхтенного причала, а также в шатрах на берегу готовились к кругосветной гонке восемнадцать безумцев со всего света, за ними зорко наблюдали три сотни корреспондентов, а также те, кто эту гонку придумал и организовал. Придумали же ее как раз в честь и по поводу другой гонки, состоявшейся ровно полвека тому назад, - она была первой в истории мореплавания, и как раз этот ныне грустный и пожилой человек, а тогда молодой и честолюбивый Робин Нокс-Джонстон одержал победу.

Да что там говорить про победу: из девяти стартовавших он единственный спустя 312 дней пришел к финишу, враз став знаменитым на весь мир и получив от британской монархии рыцарское звание.

И вот теперь, спустя пятьдесят лет, решили снова провести такое соревнование - на яхтах старой постройки и без всяких теперешних прибамбасов типа современной связи, компьютеров, спутниковой навигации и прочих привычных для XXI века вещей, делающих даже кругосветное плавание вполне посильным для многих людей.

В формате Робина Нокс-Джонстона на участие в кругосветке "Золотой глобус"-2018 отважились всего семнадцать человек. И теперь этот достопочтенный сэр лично пришел в Ле Сабль на той самой лодке под названием Suhaili, что когда-то сделала его знаменитым. Он здесь почетный гость, ему давать старт гонщикам, на его лодку взирают как на ценный музейный экспонат.

Я ступаю на борт этой легендарной яхты, которая кажется такой скромной и даже бедной по нынешним временам. У меня в руках книга Робина о его грандиозном плавании на русском, заранее купленная в Москве. Я полон энтузиазма и восторга от всего происходящего. Но, кажется, самого шкипера все происходящее не особенно радует. Он устал. Устал от своих семидесяти девяти лет. От той славы, которая когда-то навалилась внезапно, но потом ушла, рассеялась, словно дым. И еще, наверное, от того, что не он ныне уйдет в океанскую синь.

Даже книга на русском, которую я протягиваю ему с просьбой подписать, его тоже не радует.

- Это пиратское издание, - бесстрастно говорит он, ставя свой автограф. - Никто не спрашивал моего разрешения, не заключал со мной контракта.

Он говорит, что его книга о кругосветке выдержала много изданий в Англии, была переведена на двенадцать языков, сейчас ее собираются печатать китайцы. Но буквально вчера он закончил новую книгу, она посвящена всей его жизни. Название - "Стремясь к свободе", но оно еще не окончательное.

Кстати, а что же происходило в вашей жизни потом, после оглушительной победы в 1969 году?

- Я моряк, и вся последующая жизнь была связана с морем. Путешествовал. Строил яхты. Занимался бизнесом, который также был связан с морем. Например, подряжался в шкиперы на лодки, совершавшие кругосветные плавания. Одиннадцать раз обогнул земной шар.

Южный океан не стал ласковей. Как были волны высотой тридцать метров, так и сейчас они есть

Одиннадцать! - Я не могу скрыть своего изумления.

- Да, - без особых эмоций подтверждает он. - Но я больше горжусь другим - тем, что организовал кругосветки для пяти тысяч человек. Сделал счастливыми по меньшей мере пять тысяч разных людей.

Как вы думаете, сэр Робин, сколько времени потребуется на сей раз победителю Golden Globe Race?

- Я полагаю, примерно двести двадцать дней.

А кого, по вашему мнению, можно считать основными претендентами?

- Французов. Хотя, тут надо оговориться, все это гадание. Кто ступит на землю первым, это зависит не только от формальной готовности, но и от многих случайностей.

Что было самым трудным для вас тогда и будет самым трудным для участников GGR-2018?

- Самое трудное - принять решение об участии. А когда такое решение уже принято, сразу становится гораздо легче. Все шкиперы сделали свой выбор в пользу гонки. Но, возможно, им будет сложнее, чем мне. Потому что этим ребятам придется отказаться от множества привычных вещей: от компьютеров, мобильных телефонов, цифровых технологий... Все эти штучки сделали сегодняшнюю жизнь совсем другой, непохожей на то, что было полвека назад.

А какие основные риски ждут яхтсменов? Те же, что и полвека назад?

- Те же. Тут ничего не изменилось. Южный океан не стал ласковей. Как тогда были волны высотой тридцать метров, так и сейчас они есть.

Как вы думаете, сколько человек из стартовавших выбросят белый флаг?

- Вопрос хороший, но я не знаю ответ на него. Можно сказать так: если финиширует хотя бы половина, то это будет грандиозный успех.

А если бы вы сейчас оказались в числе участников, то что бы изменили в своей подготовке?

- Я бы сделал более разнообразным свой рацион. Многие не думают об этом, а зря.

Вы наверняка знакомы с драконовскими требованиями оргкомитета и правилами гонки. Что вы можете сказать о них?

- Кому-то они кажутся чрезмерно строгими, но это объяснимо. Сейчас такая жизнь, что в случае форс-мажора человек сразу нанимает адвоката, идет судиться, требует компенсации. Кругосветная гонка - не прогулка, а труднейшее состязание со множеством рисков. Поэтому комитет и пошел на то, чтобы максимально обезопасить себя от возможных претензий. И руководствовался при этом соображениями безопасности для гонщиков.

Вы намерены дать старт гонке выстрелом из старой пушки? Можно ее увидеть?

- Пожалуйста. Вот она, это реплика старинного орудия XVII века. Я выстрелю холостым. Но если сюда зарядить ядро, то оно пролетит милю. К пушке положена специальная тележка, которая смягчает отдачу при выстреле.

Ваша лодка Suhaili, наверное, стоит в музее?

- Нет, на причале возле моего дома.

Вас все еще узнают на улицах?

- Cлава богу, это было недолго. Да я особо и не заморачивался на своей славе. Был молод, следовало думать о будущем, зарабатывать деньги на жизнь.

Вы ощущаете себя счастливым человеком?

- Пожалуй, я близок к этому, - сказал он и посмотрел туда, где за маяком начинался Бискайский залив.

...Первого июля спозаранку сэр Нокс-Джонстон обошел все яхтенные стоянки и обнял каждого из тех, кому через пару часов предстояло уйти в океан. По мне так это была самая трогательная, самая важная часть того долгого прощания, которое происходило в Ле-Сабль-д Олон.

Затем, как и было обещано, он вышел в открытое море на своей старушке Suhaili и в условленное время пальнул из пушки, дав старт, вероятно, самому опасному и непредсказуемому соревнованию наших дней.

Старушке Suhaili впору бы стать музейным экспонатом, но она до сих пор ходит в океан со своим капитаном. Фото: Владимир Снегирев
Кстати

Последние новости из Атлантики, где участники GGR-2018 вот уже месяц с лишним сражаются с океаном, одиночеством и друг другом. Вслед за четырьмя яхтсменами, по разным причинам сошедшими с дистанции ранее, 10 августа капитулировал француз Филипп Пеше - тот самый, кто перед стартом считался фаворитом номер один. Его яхта угодила в жесточайший шторм, и вскоре вышло из строя рулевое устройство.

По регламенту гонщик может только собственными силами производить ремонт на борту, если же он обратится за помощью извне, то автоматически выбывает из основного зачета. Пеше сообщил, что взял курс на Кейптаун, где намерен привести лодку в порядок. Если он и продолжит после этого гонку, то уже в классе "Чичестер" - он предусмотрен как раз для тех, кто один раз обратится за помощью к береговым службам. Прежде в этот утешительный формат перешел еще один француз, Антуан Кусо, который воспользовался посторонней поддержкой, ремонтируя свою лодку на Канарах.

Российский участник Игорь Зарецкий находится сейчас на седьмой позиции. А всего в основном формате гонки осталось двенадцать человек.

Справка "РГ": Golden Globe Race

Кругосветная гонка яхтсменов-одиночек "Золотой глобус"-2018 проходит на тех же условиях, которые сопутствовали участникам первой такой регаты, состоявшейся ровно 50 лет назад. Тогда стартовали девять лодок. Однако к финишу 312 дней спустя пришла только одна, управляемая британцем Робином Нокс-Джонстоном. Семь сошли с дистанции, а одна яхта и вовсе бесследно исчезла на океанских просторах.

Регламент GGR-2018 требует от участников идти вокруг земного шара на лодках старой постройки (не старше 1988 года), ограниченных по размерам, оснастке, без всяких цифровых и иных современных приборов. Для определения координат участники могут пользоваться только секстаном, а производить все вычисления, выписывая цифры столбиком, калькуляторы тоже запрещены. Запрещены цифровые фото и видеокамеры. Запрещены любые заходы в порты. Связь только на коротких волнах в любительском диапазоне.

Консультации с врачом и штабом гонки по спутниковому телефону только в самых крайних случаях. Несанкционированный контакт грозит дисквалификацией. Если участник хотя бы раз воспользуется помощью извне (допустим, зайдет в порт для ремонта), то автоматически выбывает из GGR, переходит в класс "Чичестер". Второй заход полностью исключен.

Контроль настолько строг, что после финиша участник должен будет еще две недели находиться в гавани - в это время судьи станут анализировать все расчеты по навигации, а также тщательно осматривать лодку на предмет нарушения правил, например, связанных с утилизацией мусора.

Маршрут гонки определен организаторами таким образом: надо пройти Канары, оставив их справа, потом миновать Кабо-Верде, обогнуть мыс Доброй Надежды. Затем Тасмания: там у Хобарта участники смогут подойти к берегу, но без швартовки, а только для полуторачасового общения с судьями и прессой. Дальше опять включается таймер и дальнейший путь пролегает к мысу Горн, после чего яхты огибают Южную Америку, входят в Атлантику и продвигаются на север, к финишу.