1 августа 2018 г. 16:50
Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)

Хасан - Берлин. Со всеми остановками

Николай Берзарин и другие советские генералы, победившие фашизм, учились на своих трагических ошибках

Я смотрю на последние фотографии первого советского коменданта Берлина, сделанные в мае-июне 1945 года, и вижу грузного и седого генерала. Не верится, что ему всего-навсего 41 год. Генералы стареют рано. Год службы во время войны засчитывается за три, и прошедший всю войну комендант Берлина выглядит на шестьдесят.

Он погиб в июне 1945-го в автокатастрофе, не успев написать мемуары, и унес с собой в могилу множество тайн.

Герой Советского Союза генерал-полковник Н.Э. Берзарин. Май 1945 года.
Герой Советского Союза генерал-полковник Н.Э. Берзарин. Май 1945 года.

В 14 мальчишеских лет

Редко кто из командармов Великой Отечественной войны мог похвастаться столь безукоризненной и "правильной" анкетой, как сын питерского рабочего и сам рабочий-переплетчик Николай Эрастович Берзарин (1904-1945). В октябре 1918 года (четырнадцатилетним!) добровольно вступил в Красную армию. В Гражданскую воевал рядовым, следовательно, не мог быть близок к тем, кого в годы Большого террора назовут "врагами народа". Тухачевский, Якир, Уборевич и их менее известные "подельники" даже не подозревали о существовании красного командира Берзарина. Несмотря на это, ему удалось, как любят говорить военные, попасть в струю. (В наши дни это назвали бы трендом - основной тенденцией изменения проводимой партией и военным ведомством кадровой политики.)

Еще в июне 1929 года в докладе Революционного Военного Совета СССР, представленном в Политбюро ЦК ВКП(б), с удовлетворением отмечалось:

"Из года в год среди комсостава мы имеем неуклонное повышение прослойки рабочих, относительную стабильность крестьян и постепенное понижение в его составе группы "прочих"... Такие изменения происходят в результате выпуска из военных школ классово подобранного комсостава, среди которого процент рабочих обставляет 36-37% (средние данные по четырем последним выпускам)"1.

Воистину прав был Владимир Маяковский:

У Степы
              незнание
точек и запятых
                          заменяет
инстинктивный
                         массовый разум,
потому что
                  батрачка -
мамаша их,
                    а папаша -
рабочий и крестьянин сразу.

20-летний краском Николай Берзарин. 1924 год.


Бородино 1941 года

"Академиев" Берзарин действительно не кончал. Академическая вольница, когда у однокашников невольно развязываются языки и ведутся ожесточенные препирательства, обсуждаются недавнее прошлое и злободневное настоящее, а спустя годы такие "дружеские споры", зафиксированные осведомителями, могут быть поставлены в вину, - все это прошло мимо него, не оставив никаких порочащих следов в личном деле. Ни у "органов", ни у кадровиков к Берзарину не было, да и не могло быть никаких претензий. И он беспрепятственно поднимался по служебной лестнице.

Более того, отсутствие академического образования стало для него большим плюсом. К "академикам" (так до войны называли всех выпускников военных академий), например, у маршала Жукова отношение было резко негативное: "Что ни дурак, то выпускник академии"2. Столь же нелицеприятно весной 1943 года командующий Дальневосточным фронтом генерал армии Апанасенко отозвался о дважды "академике" и будущем генерале-диссиденте Петре Григоренко:

"Окончил инженерную академию в 1934 г. и академию Генерального штаба в 1939 г. Учился много, но ничему не научился. Командного опыта почти не имеет, вял, неповоротлив, в работе имеет много недостатков"3.

У Берзарина командный опыт был: в 20 лет получил взвод и отправился воевать с повстанцами в Амурской области, недолго командовал ротой, в 31 год стал командиром полка, в 34 года - командиром дивизии, во главе которой спустя всего-навсего месяц после назначения отправился воевать у озера Хасан.

Да, в действиях молодого комдива во время военного конфликта можно отыскать множество серьезных изъянов, но не будем забывать обстоятельства времени и места. Предшествующий командир 32-й дивизии Михаил Осипович Зюк не ужился с маршалом Блюхером и по его требованию еще в сентябре 1935-го был удален из ОКДВА, в августе 1936го - арестован, в июне 1937-го - расстрелян. В 1938 году был уволен из армии, а потом репрессирован следующий командир дивизии - Николай Владимирович Смирнов. Многие командиры полков и батальонов дивизии стали жертвами Большого террора.

Бои на Хасане стали суровым испытанием для 32-й Саратовской Краснознаменной стрелковой дивизии. И дивизия, и ее командир полковник Берзарин извлекли из этих боев урок, за который было сполна заплачено кровью. И этот урок был усвоен.

Вечером 12 октября 1941 года поспешно переброшенная с Дальнего Востока 32-я дивизия приняла свой первый бой на Бородинском поле и дала достойный отпор врагу. Штаб дивизии размещался там, где в 1812 году располагался командный пункт князя Михаила Илларионовича Кутузова. В течение шести суток боев на Бородинском поле немецкие войска потеряли (согласно советским, возможно, сильно преувеличенным данным) 10 тысяч солдат и офицеров, 4 самолета, 117 танков, 226 автомашин, 124 мотоцикла4. Было выиграно время, и немцы были остановлены в снежных полях под Москвой.

Генерал-полковник Н.Э. Берзарин выходит из советской военной комендатуры в Берлине. 1945 год. / ТАСС


Бессмертный генералитет

Великую Отечественную генерал-майор Берзарин встретил и почти всю войну провоевал на посту командарма. У двух десятков общевойсковых командармов 1941го были разные судьбы, чаще печальные и трагические.

В.П. Васильев в октябре 1942 года умер на Дальнем Востоке.

А.И. Еременко стал генералом армии, получил звание Героя Советского Союза и в 1955м - Маршала Советского Союза.

Ф.А. Ершаков осенью 1941 года попал в плен и в июле 1942го погиб в концлагере.

И.Г. Захаркин погиб в автомобильной катастрофе в 1944-м.

С.А. Калинин был арестован "органами" в 1944м и вышел на свободу после смерти Сталина.

В.Я. Качалов погиб в августе 1941-го.

И.С. Конев стал Маршалом Советского Союза, дважды Героем Советского Союза и (единственный из командармов 1941-го!) кавалером ордена "Победа".

Ф.Я. Костенко погиб в мае 1942-го.

А.А. Коробков расстрелян в июле 1941 года и реабилитирован в 1957-м.

В.И. Кузнецов стал генерал-полковником и Героем Советского Союза: именно воины его армии водрузили Знамя Победы над рейхстагом.

П.А. Курочкин - генералом армии и Героем Советского Союза.

М.Ф. Лукин в октябре 1941-го был тяжело ранен и попал в плен, но дожил до Победы, успешно прошел проверку и был уволен в запас. Аналогичная судьба была у И.Н. Музыченко и М.И. Потапова, который был восстановлен в кадрах и в 1961 году стал генерал-полковником.

П.Г. Понеделин в августе 1941-го был контужен и взят в плен, в мае 1945го освобожден союзниками, в августе 1950го расстрелян, в 1956м - реабилитирован.

П.С. Пшенников погиб в декабре 1941-го.

П.Л. Романенко, полный Георгиевский кавалер времен мировой войны, стал генерал-полковником и удостоился четырех полководческих орденов.

А.К. Смирнов в октябре 1941-го при выходе из окружения застрелился.

П.М. Филатов в июле 1941-го был тяжело ранен и скончался в госпитале.

В.А. Фролов стал генерал-полковником и получил два полководческих ордена.

Несколько командармов 1941-го ничем себя не проявили и были назначены на менее ответственные посты на фронте или в тылу, например, генерал-полковник Я.П. Черевиченко закончил войну командиром корпуса, который участвовал в штурме центра Берлина.

В мае 1945 года в Красной Армии имелось 66 общевойсковых командармов (43 из них окончили военные академии). Всего-навсего 6 из них были командармами 1941го, в их числе Берзарин. Остальные выросли на войне: из командиров полков - 2; дивизий - 15; корпусов - 12. Командармами в годы войны стали 25 предвоенных полковников, по праву получивших генеральское звание...5

В этом бессмертном ряду - генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин, Герой Советского Союза и кавалер четырех полководческих орденов, по праву занявший пост первого коменданта Берлина.


1. Вестник Архива Президента Российской Федерации. Советская Армия: в годы реформ и испытаний. Т. 1. М.: Историческая литература, 2018. С. 27.
2. Сувениров О.Ф. Трагедия РККА 1937-1938. М., 1998. С. 323.
3. Петров В.К. Кто такой П.Г. Григоренко? // Военно-исторический журнал. 1990. N 10. С. 87-92.
4. В пламени и славе (очерки истории Краснознаменного Сибирского военного округа) / [колл. авторов]. изд. 2-е, испр. и доп. Новосибирск: Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1988. С. 106-110.
5. Записка Ф.И. Голикова И.В. Сталину с приложением статистических сведений о генералах и офицерах Красной Армии // Вестник Архива Президента Российской Федерации. Советская Армия: в годы реформ и испытаний. Т. 1. С. 396, 397, 418.