Пойдем шелковым путем?

Политолог Кирилл Коктыш - о перспективах ЕАЭС и Союзного государства

Нынешний август выдался жарким во всех смыслах этого слова: в Беларуси - новый кабинет министров, причем одним из вице-премьеров стал Игорь Петришенко, до этого без малого шесть лет проработавший Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Беларусь в Российской Федерации. В свою очередь, в Минск назначен новый глава дипломатической миссии Михаил Бабич. Причем, с максимально расширенными полномочиями - он еще и спецпредставитель президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества с Беларусью.

 Кирилл Коктыш: Было бы здорово, если бы структуры Союзного государства занялись конструированием будущего нашей интеграции. Фото: Михаил Синицын  Кирилл Коктыш: Было бы здорово, если бы структуры Союзного государства занялись конструированием будущего нашей интеграции. Фото: Михаил Синицын
Кирилл Коктыш: Было бы здорово, если бы структуры Союзного государства занялись конструированием будущего нашей интеграции. Фото: Михаил Синицын

Прокомментировать изменения на политическом ландшафте, а также поделиться своим видением перспектив развития Союзного государства мы попросили известного политолога, доцента МГИМО Кирилла Коктыша.

Кирилл Евгеньевич, поменяв руководство правительства, Александр Лукашенко показал, что прекрасно помнит все поручения, которые дает чиновникам. Но, пожалуй, столь жесткая реакция с заменой практически всего Кабинета последовала впервые?

Кирилл Коктыш: Но почему же? Это уже девятый Кабинет министров в новейшей истории Беларуси. Были и разносы чиновников, и громкие отставки… Но вы правы, глава государства продемонстрировал, что прекрасно все помнит. Не прошло и двух дней после его визита в Оршанский район, как последовали отставки.

И все же, официально отставки связаны с невыполнением президентских поручений, но, возможно, существуют некие другие мотивы?

Кирилл Коктыш: Возможно... Беларусь, как известно, взвалила на свои плечи груз масштабной модернизации всей инфраструктуры. Государство планирует стать серьезным логистическим хабом в рамках мегапроекта "Новый Шелковый путь". По сути, белорусы уже выиграли конкуренцию у своих соседей: Польши, Украины и стран Прибалтики. Речь идет о строительстве и модернизации примерно полусотни различных объектов, среди которых и транспортные развязки, и складские помещения, и многое другое. Сегодня Александру Лукашенко нужен такой премьер, который не провалит это дело. Но при этом он должен в полной мере обеспечить и эффективное участие республики в ключевых для нее политических и экономических проектах.

Каких?

Кирилл Коктыш: Главнейшие из них - Союзное государство, Евразийский экономический союз, а также проект сопряжения ЕАЭС и "Нового Шелкового пути". Новый премьер Беларуси Сергей Румас - человек, который стоял у истоков создания ЕАЭС, и поскольку белорусам нужно готовиться еще и к грядущему председательству в Евразийской экономической комиссии, которое наступает через полтора года, то планов и идей относительно этой организации у Румаса должно быть много…

К тому же он много лет жил в России и тесно связан с российским экономическим бомондом, а его новый заместитель Игорь Петришенко почти шесть лет отработал послом в России…

Кирилл Коктыш: Да, и в условиях так называемой санкционной реальности требуется переделка некоторых конструкций ЕАЭС. Было бы хорошо, если бы белорусы начали поднимать эти вопросы.

Недавно вы назвали очень чувствительной проблемой белорусско-российских отношений неустойчивость коммуникаций среднего уровня. Что имелось в виду? Ведь осталось чуть больше месяца до Пятого форума регионов Беларуси и России, который пройдет в Могилеве. На этих встречах и устанавливаются те самые "коммуникации среднего уровня"?

В условиях так называемой санкционной реальности требуется переделка и некоторых конструкций ЕАЭС

Кирилл Коктыш: Нетрудно заметить, что любой очередной саммит на высшем уровне - будь то Высший Госсовет Союзного государства или заседание Совета министров, начинается с разгребания "авгиевых конюшен" - завалов, которых между встречами президентов накапливается в избытке. И, как правило, многие российско-белорусские проблемы благополучно решаются на высшем уровне. Но ведь до того любой конфликт наших так называемых хозяйствующих субъектов переходит в политическую плоскость, видимо, участникам конфликта так проще рассчитывать на заступничество руководителей своих государств. К этому добавлю, что у прежнего белорусского правительства не очень-то складывались и личные коммуникации с коллегами из России, а копившийся груз взаимных претензий обуславливал провал среднего, "технического" уровня коммуникации. То есть средний уровень руководства обязан был решать технические вопросы, а "наверх" пропускать исключительно принципиальные. Но этого, увы, не происходило. Ведь можно до бесконечности разбираться, чья вина в той или иной проблеме - белорусская или российская, но не это главное. Главное - находить решения проблем.

Не связана ли нынешняя смена состава Кабинета министров и с сегодняшним уровнем российско-белорусских отношений, которые некоторые СМИ склонны оценивать как недостаточно высокие?

Кирилл Коктыш: Нынешние российско-белорусские отношения я оцениваю как нормальные, рабочие. Хотя вы правы, на этот счет в последнее время возникает масса дискуссий. Но ведь обилие споров рождается лишь между тесно взаимодействующими субъектами. Уместно также понимать, что хотя у Беларуси и России не на сто процентов совпадают внешнеполитические интересы, по крайней мере внешняя политика двух государств формируется согласованно. Много проблем, повторюсь, у нашего Евразийского союза. Главная - чтобы этот союз не превратился в реку китайских товаров, которые будут проплывать мимо участников ЕАЭС, и не факт, что на этом кому-то удастся зарабатывать.

А как вы сформулируете первостепенные задачи Союзного государства?

Кирилл Коктыш: Как преподаватель МГИМО я бы остановился вот на чем. Сегодня, если брать Беларусь, из десяти образовательных грантов девять - это западные. Понятно, что человек, получивший образование на Западе, вернувшись, думать будет в той системе ценностей, где учился. Поэтому упускать образовательный потенциал нельзя, и этот аспект, уверен, должен быть в сфере внимания Союзного государства. Рыночная пучина, в которую мы все погрузились, предполагает планирование будущего на год, на два, от силы на три. В том же Китае - на 20 лет! И это очень важно: как будет думать поколение, которое придет нам на смену? Что оно будет знать, уметь и где пригодится? Планируя будущее на год, невозможно увидеть масштабных вещей. Было бы здорово, если бы структуры Союзного государства занялись конструированием будущего нашей интеграции в самых разных областях.

Беларусь и Россию связывают десятки глобальных экономических проектов. Без них у интеграции не было бы будущего. Фото: Роман Щербенков
Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.