Новости

25.02.2019 10:56
Рубрика: Культура

Пикник на обочине

В Лос-Анджелесе завершена 91-я гонка за премиями "Оскар"

Очередная церемония вручения Академических кинопремий в Лос-Анджелесе завершилась победой фильма Питера Фарелли "Зеленая книга", взявшего три "Оскара" за лучший фильм, лучший оригинальный сценарий и лучшую роль второго плана (Махершала Али). "Рома" Альфонсо Куарона победила в номинациях "Лучший режиссер", "Лучший фильм на иностранном языке" и "Лучший оператор". За адаптированный сценарий награжден "Черный клановец" Спайка Ли. Лучшим актером признан Рами Малек в "Богемской рапсодии", актрисой - Оливия Колмен в "Фаворитке". Лучшей полнометражной анимацией - "Человек-паук".

Фильмов, способных войти в историю, год не подарил, но победы эти многих радуют. Хотя в целом 91-я церемония удручала концентрацией вязкой скуки в зале "Долби", оформленном под пещеру палеолита. Дело не только в отсутствии традиционного ведущего - гибрида комика-разговорника с гостеприимным хозяином дома: его во избежание скабрезностей решили отменить. Произошла обвальная смена поколений. Обычно мы умиленно разглядывали родные лица звезд, знаменитых режиссеров, драматургов. На этот раз партер заполнил люд, либо смутно кого-то напоминающий, либо вовсе незнакомый массовому зрителю. Команды, снимавшие попсу третьей свежести и вдруг выбившиеся в лидеры, фундаментальные афроамериканские женщины в знойных нарядах, молодняк, счастливый уже тем, что он с галерки спустился в партер. А любимые лица теперь смотрели на нас с мемориального экрана, поминавшего ушедших, но забывшего (или не успевшего) помянуть только что покинувшего нас оскаровского лауреата Стэнли Донена - создателя мюзиклов, признанных национальным достоянием Америки.

Из зала куда-то испарилась жизнь и осталась сухая политкорректность, когда на сцену выходил тщательно отобранный интернационал по принципу "каждой твари по паре": людей подбирали, как аксессуары, по цвету кожи. До отказа выжатая педаль рояля создает, как известно, не музыкальный, а шумовой эффект. Так и здесь: нарочитость бросалась в глаза и напоминала о фонтане "Дружба народов". Как любой хороший принцип, доведенный до абсурда, этот работал против себя: произошла не смычка равных с равными, а наоборот - распределение по национальным и расовым сусекам. Внимание миллионов упорно обращали на то, на что в нормальном обществе особое внимание обращать неприлично.

В этих условиях даже заслуженные победы фильмов "Черная пантера", "Черный клановец" и "Зеленая книга" выглядели, как стремление их наградить не за художественное качество, а за злободневность темы. Дал о себе знать и знаменитый парадокс, преследующий "Оскар" уже много лет: если лучшим фильмом объявлена "Зеленая книга", а ее режиссер не попал даже в номинанты, зато лучшим режиссером назначен Альфонсо Куарон - стало быть, можно сделать лучший фильм без участия лучшего режиссера: не странно ли?

Были моменты, опрокинувшие ожидания. Так, верной победительницей уже считалась Гленн Клоуз, хорошо сыгравшая в посредственном фильме "Жена", а ее неожиданно обошла Оливия Колмен, принесшая лидеру гонки "Фаворитке" единственного "Оскара". Разочарованы ценители работ Уиллема Дефо ("Ван Гог. На пороге вечности") и Вигго Мортенсена ("Зеленая книга"): фаворитом сезона оказался Рами Малек, сымитировавший Фредди Меркьюри в "Богемской рапсодии".

Онлайн-продукт становится качественней, и вот - его первый триумф: просмотр на диване получил решающее преимущество перед походом в кинотеатр

Зато триумфально прошла "Рома" - первый фильм на иностранном языке, взявший три "Оскара" и претендовавший на главный приз. Эту победу можно считать исторической: впервые амбиции стрим-гиганта Netflix получили столь мощную поддержку. И значит, кинотеатральный прокат окончательно сдался под натиском новых технологий. До сих пор существовала жесткая модель: новинки выходили на DVD или на ТВ не раньше, чем через три месяца показа в кинотеатрах. "Рома" в кинотеатрах три недели шла ограниченным тиражом и сразу появилась на онлайн-платформах: модель затрещала, что грозит киносетям убытками, а системе отношений кино со зрителям - революционными переменами. Уже теперь стрим-компании перетягивают к себе знаменитостей, для Netflix снимают такие зубры киноиндустрии, как Мартин Скорсезе и Гильермо дель Торо. Онлайн-продукт становится качественней, и вот - его первый триумф: просмотр на диване получил решающее преимущество перед походом в кинотеатр.

В канун церемонии "Оскара" прошло вручение призов "Дух независимости" фильмам, снятым вне голливудской системы компаний-мейджоров с бюджетом менее 20 миллионов долларов. Здесь лучшей признана картина, которую академики почти не заметили, - фильм Барри Дженкинса "Если Бил стрит могла бы заговорить" по книге Джеймса Болдуина, а сам Дженкинс назван лучшим режиссером. Лучшей актрисой названа Гленн Клоуз ("Жена"), лучшим актером - Итан Хоук ("Дневник пастыря"), лучшим иностранным фильмом - "Рома" Альфонсо Куарона.

Шумная гонка завершена, но, как сказано в хорошем фильме, "меня терзают смутные сомнения". Похоже, все это неистовство вокруг как бы лучших фильмов - не более чем "пикник на обочине" настоящего, большого кино, "золотой век" которого остался там, на поминальном экране.

Беседы за кулисами "Оскара"

В Лос-Анджелесе завершилась 91-я церемония вручения премии "Оскар". Лауреаты поделились впечатлениями от победы с обозревателем "РГ" и рассказали, как шла работа над картинами, которые принесли им успех.

Питер Фаррелли ("Зеленая книга"):

- Вы ожидали победу в главной номинации? Многие считали, что ваш фильм как бы в заложниках у "Ромы".

- Да, мы верили в успех. И когда Джулия Робертс начала открывать конверт, мы посмотрели друг на друга и подумали: а вдруг! И, как видите, выиграли.

- Вы можете рассказать о фигуре Дона Шерли и противоречивой реакции со стороны его семьи?

- Нет, я обещал Дону ничего не рассказывать. Он просил нас не верить его семье и слушать только его версию. Мы узнали обратную сторону этой истории, когда фильм был уже завершен. Это мощная история о том, как случайность изменила судьбы героев.

Альфонсо Куарон ("Рома"):

- Я необычайно взволнован. Мне нужно благодарить столько людей и, в первую очередь, Эммануэля Любецкого, научившего меня тонкостям операторской профессии. И, разумеется, актеров, продюсеров, всех, кто работал со мной и верил в меня... Я не мог представить, что эта очень личная картина затронет сердца столь многих людей в мире. Ее идея сидела в моей голове с 2006 года, и вот настал момент, когда я сказал: сейчас или никогда! Я больше не мог и не хотел контролировать свои эмоции. Я написал очень подробный сценарий за три недели. Но никому его не показывал до конца сьемок. Никто не знал, что будет происходить на следующий день, а мы снимали в хронологическом порядке. Я хотел создать хаос на съемочной площадке и дал актерам возможность не играть, а жить. И особенно удивительной Ялице Апарисио. Она потрясающая личность, которая старается изменить политический климат в стране. Да, наш фильм на иностранном языке, но это ведь только оттенок, другой цвет. Цвет фильма - Мексика. И он начал давно назревшие дебаты о месте женщины в обществе. И о том, что любая изоляция не есть решение проблемы, ведь все мы связаны единым пространством и временем.

Оливия Коулман ("Фаворитка"):

- Думали ли вы, что выиграете, ведь все предрекали победу Гленн Клоуз?

- Я просто потеряла дар речи. Я обожаю всех номинантов в моей категории, и никак не думала, что академики дадут "Оскара" британской актрисе за драму греческого режиссера про эксцентричную английскую королеву. Напротив, я была уверена, что никто даже не посмотрит в нашу сторону. Но эта статуэтка принадлежит не только мне, она на троих: ее заслужили и Эмма Стоун, и Рэйчел Вайс. И хотя здесь только моя имя, я попрошу нацарапать еще два имени. (Смеется).

- Как вы готовились к этой роли?

- Анна была неоднозначной фигурой, и играть ее было очень интересно. Она обладала огромной властью, но была нездорова и обладала массой пороков. Я обожала эту работу. И еще я много ела и здорово поправилась для этой роли.

Рами Малек ("Богемская рапсодия").

- Я абсолютно не предполагал, чем все это обернется, но многие в меня верили и меня поддерживали - им спасибо. Ведь я - аутсайдер, родители родом из Египта. Немного, говорят, похож на Фредди, хотя пришлось много работать с гримом и с фальшивыми зубами, что было нелегко. Я провел много времени в архивах, знакомился с записями этой группы, пытался ухватить манеризм Фредди, понять его провокационное отношение к музыке, его нонконформизм. Общался с его коллегами и даже получал от них комплименты. Хотя я никогда не играл на фортепиано, и уже один его вид навевал ужас. Но побывать в его шкуре перед толпой его фанов во всем мире - это сводило меня с ума, адреналин зашкаливал.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ "Оскар"-2019
Добавьте RG.RU 
в избранные источники