Главный феминист современного кино: Люку Бессону - 60

Мировое кино
    18.03.2019, 14:10
Все любят Люка Бессона. Ну, или почти все. По-настоящему народный кинодеятель, близкий и понятный любому человеку. Кроме того, знаменитого француза с нашей страной связывают особые отношения - на каких-то эфемерных метафизических уровнях, то есть довольно крепко.

Старожилы помнят, как герой Михаила Пореченкова в одном из эпизодов "Агента национальной безопасности" покадрово воспроизводил сцену из "Леона". Серия "Такси" в США, например, что характерно, не прижилась: голливудский "женский" ремейк (и это, кстати, во времена, когда моды на "женские" ремейки еще в помине не было) с грохотом провалился. Зато у нас не просто прижилась, а глубоко пустила корни в реальность - Сами Насери, лицо франшизы, регулярно в Россию наведывается, и чуть ли не каждый его визит оборачивается чем-нибудь неожиданным: то в ночном клубе подерется, то в Ингушетии рекламный ролик снимет. Ну а о популярности главной музы Бессона, ненаглядной нашей Миллы Йовович, и говорить нечего. Она давно уже по праву своей считается.

Тем мучительнее простому российскому зрителю наблюдать за тем, как режиссера все глубже затягивает в водоворот чудовищных напастей. Все началось с крушения его грандиозного проекта "Валериан и город тысячи планет", в который он вложил всю душу и без малого 200 миллионов долларов. Яркая и пышная фантастическая картина не нашла понимания ни у критиков, ни, что важнее, у зрителей, и это привело к финансовой катастрофе. С тех пор компания Бессона EuropaCorp медленно идет ко дну, теряя актив за активом. Но то еще полбеды.

Видно, где-то когда-то Люк Бессон имел неосторожность заречься от сумы и от тюрьмы, и ему теперь разом грозят и первое, и второе. Финансы-то - ладно, дело наживное, где-то нашел, где-то потерял. С репутацией, как известно, все гораздо сложнее, а от нее и материальное благополучие в том числе зависит, и много чего еще. Как назло, вскоре после премьеры "Валериана" разразился так называемый "вайнштейнгейт" - скандал, который произвел эффект разорвавшейся водородной бомбы. Ударной волной снесло или в лучшем случае покорежило карьеры многих известных людей: заслуженных артистов, постановщиков и иных причастных к кинопроизводству. В их числе оказался и Люк Бессон, обвиненный в неподобающем поведении и непростительных действиях целым рядом женщин. Доказательств, конечно, нет, но кого это волнует? Осадочек, как говорится, остался.

Одним из косвенных следствий "вайнштейнгейта" стал показательный курс на феминизацию массового и не очень кино. Все чаще и громче звучат речи о том, что женщин в индустрии притесняют. Дескать, слишком мало везде женщин, сильно не хватает сильных женских образов и фильмов, на них построенных. Против статистики не попрешь, все чистая правда (хотя у данной тенденции есть ряд объективных причин). Но почему-то никто не удосуживается вспомнить про Люка Бессона, который вообще-то как раз по части сильных женских образов всегда был в авангарде - задолго до того, как это, что называется, стало мейнстримом.

Тема места женщины в мире не на шутку волнует Люка Бессона и занимает в его фильмографии без преувеличения доминирующую позицию. Уже в самом дебюте, немом черно-белом постапокалиптическом артхаусе "Последняя битва", мы видим, как женщина становится единственной значимой ценностью человечества, очищенного от всех социальных надстроек, включая вербальную коммуникацию, - и как вместе с тем обесценивается ее индивидуальность. В "Подземке" героиня очаровательной Изабель Аджани сознательно сбегает из "золотой клетки", от богатого мужа и высокого социального статуса, - и низвергает себя в технохтонические подземелья, где царит пьянящая свобода и куда ее манит обаятельный демон-трикстер. А героиня "Голубой бездны", беззаветно влюбленная, вынуждена страдать из-за присущей мужчинам тяги к соперничеству, из-за которой она теряет отца своего еще не рожденного чада.

"Доколе мы все это будем терпеть? Пора наконец сбросить оковы патриархата!" - заявляет с воображаемой трибуны Люк Бессон и уже следующим фильмом совершает маленький гендерный переворот. Девочка-панк Никита берет в руки огромный Desert Eagle, и с этого момента в доселе сугубо мужском жанре шпионских боевиков впервые появляется серьезная женская фигура. Никита - эталон супершпионки: ее до сих пор помнят, на нее до сих пор равняются, ей подражают.

Следом был уже упоминавшийся выше "Леон". О "Леоне" вы и сами все прекрасно знаете. Золотой фонд, нестареющая классика, великое кино, оказавшее влияние на поп-культуру - любой штамп тут будет к месту. Хотя бы вот насчет влияния: сравните судьбу Матильды (героини Портман - на случай, если вы вдруг забыли) и линию Арьи Старк в "Игре престолов", в частности - отношения последней с Сандором Клиганом. Тот же несгибаемый характер, холодная одержимость местью, детали трагической биографии, юный возраст и резкое принудительное взросление. Совпадение? Ой ли?

Да, Матильда - второстепенный персонаж, фактор, побуждающий главного героя к трансформации. Но какая цельная самодостаточная личность! То же можно сказать и о Лилу, хрупкой рыжей инопланетянке из "Пятого элемента". Здесь мы тоже, как и в "Никите", сталкиваемся со сменой гендерных ролей, пусть она и не так явно бросается в глаза. Корбен Даллас изначально воспринимает свалившееся на него буквально с неба чумазое создание как даму в беде, хрупкую девушку, нуждающуюся в защите. Так же воспринимает ее и зритель. Еще бы: вот Брюс Уиллис, крепкий орешек и последний бойскаут. А вот Милла Йовович, стоит, вся такая худенькая, полуголая, на краю карниза, воздевая к небу щуплые ручонки. Кто из них победит надвигающееся абсолютное зло? Ответ, казалось, бы очевиден. И неправилен. Сколь бы ни был крут на вид Брюс Уиллис, но всех спасает не он, а скрытая внутри тщедушного тельца всепобеждающая сила.

Соизмеримого потенциала сила спасает Францию в "Жанне Д’Арк", но с природой ее Люк Бессон еще пока не разобрался - исступленная вера в собственную избранность, которая и наделяет Жанну (в исполнении той же Йовович, бешено переигрывающей) сверхчеловеческой волей, уж больно похожа то ли на бесноватость, то ли на помутнение рассудка. За столь нестандартную интерпретацию биографии святой фильм тогда многие не приняли. Но уже вскоре определенность наступила: в ромкоме "Ангел-А" с неба опять сваливается красивая барышня, и в этот раз ее божественное происхождение не вызывает никаких сомнений. И как закономерный итог этой эволюции женщин в творчестве Бессона - Скарлетт Йоханссон в роли простой студентки, которая связалась не с тем парнем, устроилась на работу наркокурьером и в результате фантастического стечения обстоятельств сделалась настоящим богом.

Резюмируя, не будет преувеличением утверждать, что Люк Бессон посвятил всю свою режиссерскую карьеру обожествлению женщин. И не как Педро Альмодовар, например, а в буквальном смысле. Потребовал ли он за это благодарности или какой-нибудь награды? Нет. Заслуживает ли он за это благодарности? Однозначно да. Был ли он верен своим четырем супругам? Вряд ли. Вполне возможно, что обвинения, выдвинутые в его адрес, хотя бы частично имеют под собой основание. Но никак нельзя отрицать, что за равноправие полов Люк Бессон всегда боролся самоотверженно, пусть никто этого и не заметил. Собственно, пресловутый "Валериан" - он же весь про равноправие: там все действие зиждется на равенстве и взаимовыручке двух центральных разнополых персонажей (другое дело, что оба они плоские и деревянные).

Все совершают ошибки. Даже Люк Бессон. Но ошибки прощаются и забываются. Жизнь коротка, искусство вечно. Люку Бессону - шестьдесят лет. Почти сорок из них он создает яркие картины. Запускает (Натали Портман) и перезапускает (Лиам Нисон) актерские карьеры, творит не в угоду повестке или общественному запросу, а свободно, независимо ни от кого. Кинематограф был бы заметно беднее и скучнее без этого французского гения. Зачем вообще нужен мир, в котором нет "Пятого элемента" и "Леона"?

Добавьте RG.RU 
в избранные источники