В списках значился

Автоэкспедиция "Имя воина" отправится из Вязьмы в Беларусь
Собрать истории солдат, участников всех отечественных и особенно Великой Отечественной войны, рассказать не глянцевую, а живую историю, показать, как из судьбы солдата рождается история страны - цель автоэкспедиции "Имя воина", которая собирается проехать по России, Польше, Германии и Беларуси. О целях экспедиции "РГ" рассказывает ее организатор, президент благотворительного фонда "Строим Монастырь" Галина Храмцова.
Маршрут экспедиции начинается в Спасо-Богородицком Одигитриевском монастыре под Вязьмой.  Фото: stroimmonastir.ru Маршрут экспедиции начинается в Спасо-Богородицком Одигитриевском монастыре под Вязьмой.  Фото: stroimmonastir.ru
Маршрут экспедиции начинается в Спасо-Богородицком Одигитриевском монастыре под Вязьмой. Фото: stroimmonastir.ru

Автоэкспедиция "Имя воина" начинается в маленьком монастыре под Вязьмой?

Галина Храмцова: Да, каждый маршрут нашей автоэкспедиции начинается в Спасо-Богородицком Одигитриевском женском монастыре под Вязьмой. Потому что это первая строящаяся в постсоветской России обитель, посвященная молитвенной памяти воинов Великой Отечественной войны. Монастырь стоит на месте страшных боев и прорыва из трагически знаменитого "Вяземского котла".

В нем собираются истории погибших здесь и в других боях солдат, их имена записываются в синодик монастыря. В обители есть особенная икона Божией Матери "Одигитрия Вяземская Ратная", где воины, идущие на смерть "за други своя", изображены как мученики. Она пока местночтимая, но мы хотим рассказать о ней в том числе и в Беларуси.

Брестская крепость ваш единственный маршрут в Беларуси?

Галина Храмцова: Нет, мы обязательно заедем в Минск и посетим церковь Всех Святых, построенную как раз как храм-памятник. В его крипте захоронены три безвестных солдата, погибших в войнах 1812 года, Первой мировой, Великой Отечественной. Настоятель храма Федор Повный в одном из интервью говорил, что история без веры суха и пуста, нам это очень близко.

В Минске мы также заедем в Музей истории Великой Отечественной войны, где надеемся услышать новые истории солдат, а если посчастливится, встретимся с кем-то из ветеранов и обязательно возложим цветы к "Кургану славы". Мы не подходим к автоэкспедиции формально, и в любой момент, услышав чей-то интересный рассказ, можем свернуть с маршрута. Мы открыты всем военным историям и людям, готовым о них рассказать.

Где вы будете в Бресте?

Галина Храмцова: Надеюсь услышать три слова: Александр Никитович Заболотских. Это мой дед, пропавший на фронте без вести. Фото: Из личного архива

Галина Храмцова: Помимо музея легендарной крепости и памятных мест города надеемся посетить Свято-Николаевский гарнизонный собор. Это храм-мученик, храм-воин, почти буквальный участник боев. С 1994 года он восстанавливается, но на фотографиях до реставрации я видела на его стенах следы от пуль. Воинов молитвенно поминают и у нас в монастыре, и на Бородинском поле, и в Минске, и в Бресте, так пусть память о них будет общей, а не "местной", локальной.

Кто едет в автоэкспедицию?

Галина Храмцова: Прихожане монастыря, просто люди, которым близка эта идея. В Беларусь поедет примерно пять машин.

К вам могут присоединяться участники из Беларуси?

Галина Храмцова: Да, мы ждем и приглашаем. На нашем сайте "Строим Монастырь" есть адрес и телефоны.

Какие поездки у вас будут после Минска и Бреста?

Галина Храмцова: Экспедиция продлится до Дня Победы 2020 года. В июне поедем в Ржев. Потом две тысячи километров на север на Кольский полуостров. Обязательно побываем в Севастополе, где надеемся подружиться с нахимовцами и пригласить их к себе в монастырь, который стоит на родине Павла Степановича Нахимова.

В Польше кроме Освенцима хотим посетить забытое кладбище советских солдат в городе Гливице. А в Германии у нас есть особый адрес. Прихожанка нашего храма Юля Зайцева сумела найти имя своего пропавшего без вести, а на самом деле умершего в немецком лагере военнопленных деда, восстановив заодно еще три тысячи имен, стертых лагерными номерами. Для нас самое главное - добыть из страшных цифр имена.

В "Вяземском котле" погибли и взяты в плен до миллиона человек. А я в конце каждого поискового сезона, когда найденных погибших воинов отпевают в нашем монастыре, надеюсь услышать три слова: Александр Никитович Заболотских. Это мой дед, в 1941-м ушедший из деревни, где он работал трактористом, на фронт, оставивший дома троих детей, самым младшим из которых был мой отец. Дед тоже пропал без вести.

Мой сын написал в "Инстаграм": Печатаю на клавиатуре свои мысли, а у меня мурашки бегают по телу, я задаю себе вопрос: а смог бы ты на месте своего прадеда оставить семью? Взять оружие и пойти на верную смерть? Мне важно, что он примерил это на себя.

Мы хотим, чтобы солдаты войны перестали быть безликой массой. Чтобы пропавшие без вести вернулись домой. "Пропал без вести" - этого мало для нас сегодня. Надо знать: где, когда и что с ними произошло.

Вы будете собирать такие истории в Беларуси?

Галина Храмцова: Да, но сбор историй - не самоцель для нас. Сейчас много порталов, собирающих такие истории. Для нас важнее имя в синодике и молитва о воине. Когда идет "Бессмертный полк", я всегда плачу. Но он идет раз в год. А в монастыре - постоянное поминовение, монахи и монахини каждый день молятся о наших дедах поименно. Нам важно не количество имен, а пробуждение людей.

В Зарайске, например, один из местных жителей, разыскивая по просьбе своей матери историю пропавшего без вести деда, восстановил сто с лишним имен своих земляков. Их погрузили в эшелоны и повезли на передовую и они сразу вступили в бой, даже не успев оформиться в своих частях, и, как в повести Бориса Васильева, "в списках не значились". А внуки разыскали их имена и историю боя. И в память о них сделали список иконы Богородицы "Одигитрии Вяземской Ратной". Икона уже в соборе Николая Чудотворца в городе Зарайске, а мы еще поедем узнавать о подробностях этого поиска.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.