Larger than life: Хью Лори празднует свое 60-летие

Журнал
    11.06.2019, 19:35
Текст:   Юлия Авакова
Британский актер, сценарист, режиссер, продюсер, писатель, певец, пианист, любитель академической гребли и бакалавр археологии и антропологии Кэмбриджского университета празднует 60-летие. При взгляде на такой внушительный послужной список в голове появляются два объяснения: либо речь идет о крайне несобранном человеке, так и не сумевшем реализовать себя в жизни, либо… перед нами человек крайне неординарный и талантливый, по своему складу наследующий традиции блестящего XIX века, когда широта кругозора, природное любопытство и человеческие качества в равной степени способствовали становлению личности, позволяя выходить за узкие рамки профессии. И сдается, что здесь речь идет именно о втором случае, крайне редком в наши дни.

Джеймс Хью Кэлам Лори словно воплотил в жизнь дух той уходящей эпохи, которую запечатлел на своих страницах его блестящий соотечественник Пелам Гренвилл Вудхауз, волею судеб подаривший будущему лицедею замечательную литературную основу для оттачивания актерских способностей - цикл произведений о Дживсе и Вустере. В образе Вустера Лори, как кажется, вычленил главное и далеко не очевидное: умение быть истинным британским джентльменом, проложившим свой жизненный путь через череду увлечений, следуя зову сердца. Главное отличие состоит в том, что он смог довести свои любительские начинания до такого уровня, что они смогли бы посрамить множество профессионалов сразу в нескольких областях.

Театральный клуб при Кэмбриджском университете способствовал не только нахождению аудитории (и поглядыванию на жизненный путь блестящих предшественников, среди которых был и Джон Клиз), но и знакомству с будущими единомышленниками, среди которых оказался и Стивен Фрай, на долгие годы ставший неотъемлемой частью их творческого тандема и совоплотителем многочисленных идей.

"Чёрная гадюка" (Blackadder) навсегда вошла в золотой фонд британских юмористических телесериалов на историческую тематику, а Фрай и Лори получили овеществленное подтверждение того, что они способны на нечто большее, чем студенческая самодеятельность.

 

Далее последовало сногсшибательное "Шоу Фрая и Лори" (A Bit of Fry & Laurie), в котором были последовательно высмеяны все несуразности английского общества, стремительно теряющего свои чудаковатые островные черты. Этот памятник целой эпохе, окончательно уступившей место проекту Cool Britannia, благодаря своему формату позволил товарищам выступить в сотне образов, а такие скетчи, как "Интервью на улице", "Визит в ветклинику", "Академическая беседа о языке" , "Перебранка спортивных комментаторов" и, например, "Придирчивые старички в ресторане", стали клондайком для любителей британской вариации английского языка и культуры не столь туманного Альбиона.

 

Затем зрителям были явлены те самые "Дживз и Вустер" (Jeeves and Wooster), телесериал, основанный на повестях П.Г. Вудхауза. Именно воплощенный Лори образ Берти Вустера обратил на себя внимание профессионалов, так как участие в многосерийном произведении дало актеру свободу маневра, позволило показать своего героя в развитии. Берти в исполнении Лори - весьма многогранная личность: аристократическая поверхностность и профессиональное безделье не мешают ему быть по-своему искренним человеком, незлобивым, добродушным и щедрым, кстати, очень хорошо понимающим свою ущербность и тяготящимся как ею, так и кругом своего общения. Мягкий шарм Лори-актера и Лори-музыканта, оттачиваемая на глазах мелкая техника, выразительность приятной, но заурядной (на первый взгляд) внешности заставляют повнимательнее присмотреться к происходящему на экране как к чему-то очень хрупкому, камерному и крайне интимному. С этого момента Лори - уже не мастер развлекательного жанра, он - серьезный и солидный профессионал.

 

Дальше, на протяжении доброго десятка лет Лори появляется в кино и на телевидении отрывочно, в эпизодических ролях, озвучивает мультфильмы, публикует вполне примечательный роман "Торговец пушками" (The Gun Seller), ставший бестселлером в Соединенном Королевстве. Заявленное продолжение, The Paper Soldier, остается надеяться, когда-нибудь все-таки выйдет. Кроме того, он записал несколько аудиокниг, блеснув вдобавок как замечательный рассказчик. Наверняка занимался Лори в это время и музыкой - его первый блюзовый альбом Let Them Talk, вышедший в 2010-м, создает ощущение того, что это - результат внутренней рефлексии, раздумий и давних увлечений.

 

Неподдельный интерес Лори к джазу и блюзу (в основном в новоорлеанском воплощении), на первый взгляд, удивителен, так как сложно найти что-либо более далекое от той чопорно-британской ниши, на фоне или в оппозиции к которой Лори развивался как актер. Внимательный наблюдатель, конечно же, сможет увидеть кое-какие намеки в музыкальных вкусах телевизионного Берти, но не более того.

 

Однако плоды и этого увлечения, как оказалось, можно использовать вне музыкального мира. В 2004 году американский телеканал FOX запустил очередную медицинскую теледраму, "Доктор Хаус" (House M.D.). Истерия и шумиха, поднявшаяся вокруг сериала, насчитывавшего в 2008 году более 80 млн зрителей, вознесла исполнителя главной роли на недосягаемую высоту. Более того, на протяжении многих сезонов существенное число зрителей в США не догадывалось о том, что Хаус не является уроженцем Нового Света. Такими выдающимися звукоподражательными способностями и чистейшим американским выговором обладают совсем немногие британцы - помимо Хью Лори к ним можно причислить прославленного Дэниела Дэй-Льюиса, Мартина Фримена и Эндрю Гарфилда (последний, правда, усвоил две нормы интуитивно, благодаря переездам).

 

Феномен Грегори Хауса, эдакого современного Шерлока Холмса в медицинском обличье, явился плодом размышлений сценаристов, режиссеров и самого актера (потом, кстати, выступившего в двойном качестве) , от которого, в конечном счете, и зависело то, каким именно станет этот персонаж. Он получился на редкость выпуклым, многослойным и противоречивым, с такой бешеной внутренней энергией и болью, что порою создается ощущение, будто на экране - реальный медик, играющий самого себя, язвительного гения-одиночку, спасающего сотни жизней во имя профессии, с инвалидизирующим заболеванием и лекарственной зависимостью.

 

Лори тяжело на экране - сцены без его участия пусты и безжизненны. Интересно также и то, что на роль Джеймса Уилсона, лучшего друга Хауса, был утвержден театральный актер Роберт Шон Леонард - единственный, кто может хоть как-то выступить противовесом Хаусу. Во всех других случаях тягаться с ним могут лишь жизненные обстоятельства. Возможно, именно это и создает столь мощный эффект сопричастности - Хаус одинок не только экзистенциально, он является единственным субъектом, по-настоящему проживающим происходящее, как и каждый из нас по отношению к внешнему миру.

 

Летом 2012 года после восьми сезонов сериал был закрыт, и концовка, придуманная создателями, многое говорит о том, как они дорожили своим детищем, каким, по их плану, Хаус должен был запомниться миллионам неравнодушных сердец.

 

Из масштабных телепроизведений вслед за "Хаусом" последовал "Ночной администратор" (The Night Manager) Сюзанны Бир по мотивам одноименной книги Джона Ле Карре. "Хаус", разменявший шестой десяток, сыграл в нем беспринципного дельца Ричарда Роупера, но так, что его персонаж вряд ли может вызвать ненависть, несмотря на наличие в сюжете всех необходимых для этого обстоятельств. Он - презанятнейший тип, плоть от плоти современного общества, откровенно транслирующий все то, что зачастую кроется за красивыми формулировками общественно-политического новояза.

 

Еще один сериал на околомедицинскую тему с участием Лори, "Доктор Шанс" (Doctor Chance), стал добротной игрой одного актера и провалом сценаристов и режиссеров. Тем не менее, Лори - чуть ли не в первый раз за свою карьеру - сыграл откровенно уязвимую личность, в очередной раз доказав, что способен воплотить на экране что угодно и кого угодно.

 

И все-таки Хью Лори - личность огромного масштаба, под героев в его исполнении очень трудно писать сценарии с чистого листа. Глубокая рефлексия, потрясающая эрудиция, острый ум и быстрота реакций наградили его тем, что можно назвать "old soul". В его случае обладание "старой душой" не связано с байроническим трагизмом, непонятостью окружающими, потерей связи с реальностью - он просто один из тех немногих, кому под силу погрузиться в любую эпоху, любой культурный контекст и безошибочно взять нужную ноту.

 

Совсем недавно кинолюбители в очередной раз смогли увидеть Лори в ставших привычными "американских" декорациях, в "Уловке-22 (Catch-22), снятой по одноименной книге Джозефа Хеллера.


 
А впереди, в совсем недалеком будущем, маячит премьера диккенсовской "Жизни Дэвида Копперфильда, рассказанной им самим" (The Personal History of David Copperfield), где под бдительным взором Армандо Иануччи на одной съемочной площадке Хью Лори встретится с Питером Капальди, Беном Уишоу, Тильдой Суинтон и другими выдающимися представителями британской театральной школы. И это не может не радовать. На родной земле зрелого Хью Лори ждут совершенно другие задачи и образы, остается только надеяться, что некоторые он обессмертит, примерив их на себя.

Поговаривают, однако, что маэстро планирует завершить актерскую деятельность, сосредоточившись на музыке и писательстве. Для кинематографа, это, конечно, будет печальной, преждевременной потерей. Ну а для человека, которому есть, что сказать и что спеть - своими словами, своим голосом - огромное счастье.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники