Новости

27.08.2019 17:00
Рубрика: В мире

Осадок остался

Французский аналитик об итогах саммита G7
Во французском Биаррице завершился саммит G7. "РГ" попросила директора Высшей школы социальных исследований (EHESS) Жака Сапира подвести итоги ежегодного саммита G7.
 Фото: AFP/ FRANCOIS GUILLOT  Фото: AFP/ FRANCOIS GUILLOT
Фото: AFP/ FRANCOIS GUILLOT

Какие выводы можно сделать по итогам этого форума? В экономической газете Echoes его назвали чем-то наподобие реликта, во многом выработавшим свой ресурс. Так ли это?

Жак Сапир: Семеро лидеров G7 собрались во французском Биаррице на свою традиционную встречу, но по большому счету о каких-то по настоящему весомых, серьезных результатах, я бы не стал говорить. Должен заметить, что в принципе "семерку", действительно, можно назвать неким анахронизмом. G20 - вот формат, куда более эффективный и легитимный, а главное, он лучше отражает реальный расклад сил в мире. В то время, как страны, входящие в "семерку" - это около 30 процентов мирового ВВП, на "двадцатку", куда входят также Китай, Россия, Индия и ряд других держав, приходится сегодня 73-75 процентов ВВП. Всем это ясно, но страны G7 продолжают делать акцент на своей "важности", правда, прекрасно понимая, как действительно обстоят дела.

Повестка, предложенная Францией, была более чем разнообразной. Среди тем выделялась тревожная ситуация, связанная с торговыми войнами в первую очередь между США и Китаем. Хозяин форума Эмманюэль Макрон заявлял о необходимости снизить напряжение на этом фронте, но, как и ожидалось, Дональд Трамп был непреклонен.

Жак Сапир: Нужно отдавать себе отчет в том, что ни Эмманюэль Макрон, ни остальные участники G7 не могут повлиять ни на Вашингтон, ни на Пекин. Обмен ударами с помощью миллиардных таможенных тарифов между ними происходит у всех на виду. В минувшую пятницу китайцы объявили в очередной раз о решении поднять пошлины на американские товары, и сразу же Дональд Трамп уже в Биаррице заявил об ответных мерах, хотя замечу, обе стороны объективно заинтересованы в заключении перемирия. Думаю, это произойдет, но не сейчас, а, скорее всего, не раньше конца октября, может быть, ближе к концу этого года. Дело в том, что Дональд Трамп к этому времени должен активно включиться в предвыборную президентскую кампанию, и ему надо будет продемонстрировать избирателям, что жесткий курс в отношении Пекина принес плоды.

Причем все прекрасно понимают, что дело нельзя доводить до настоящей драки, ибо в этом случае пострадают те и другие.

Трамп также был непреклонен по части иранской ядерной сделки, из которой США вышла год с лишним назад, тем не менее, благодаря усилиям Эмманюэля Макрона он не исключил гипотетический контакт в неопределенном будущем с иранском лидером Хасаном Рухани.

Жак Сапир: В Биарриц прилетал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, что стало своего рода главной сенсацией на саммите. Дональд Трамп был в курсе блиц-визита Харифа, однако с ним не встречался, отметив, что "пока к этому не готов" и такой контакт "преждевременен". Инициативу Макрона сейчас преподносят как большой дипломатический прорыв, но к чему он приведет, трудно сказать. Что нужно Трампу? Показать своим избирателям, что, его твердость по отношению к Ирану принесла плоды, но не доводить противостояние до войны. Она ему не нужна. Судя по ряду высказываний, Трамп не возражает, если Макрон продолжит вести переговоры с Тегераном.

Но у хозяина Елисейского дворца нет на это мандата G7…

Жак Сапир: Это так. Макрон сам признал, что "семерка" - неформальный клуб, в нем нет мандатов, и каждый действует по собственной инициативе. Как мне кажется, Трамп согласен, чтобы Макрон продолжал диалог с Тегераном. В свою очередь иранцы открыто заявляют, что готовы вступить в переговорный процесс. Я не говорю, что осторожное встречное движение обязательно приведет к результатам, но сам по себе этот фактор носит, несомненно, положительный характер. Не исключаю, что может возникнуть некий формат с участием представителей стран, подписавших СВПД по ядерной программе Ирана, в котором они будут регулярно собираться и обсуждать проблемы выхода из кризиса. Тогда напряжение снизится в Персидском заливе и в целом на Ближнем Востоке. С этой точки зрения саммит в Биаррице был бы не совсем бесполезным.

Россия также обсуждалась на саммите. Трамп дал понять, что в 2020 году может пригласить Россию на саммит G7, который пройдет в США.

Жак Сапир: Для России это было бы, несомненно, положительным моментом, но не более того. Ведь российское руководство прекрасно отдает себе отчет в том, что этот формат не имеет возможности серьезно влиять на мировую политику и экономику, как это было 20 и более лет тому назад. Думаю, если такое приглашение поступит, вряд ли Москва, которую вполне устраивает участие в "Группе двадцати", от него откажется. Как дал понять Владимир Путин, Москва открыта для общения с другими странами в любых форматах.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

В мире Европа Франция Саммиты G7
Добавьте RG.RU 
в избранные источники