Перешла все границы

Как четырехлетняя Юля потерялась в Беларуси, а отыскалась через двадцать лет в России
Эта история началась в октябре 1999 года, когда Союзное государство еще только образовывалось: Договор о его создании был подписан 8 декабря 1999-го. Конечно же, никакого белорусско-российского банка данных о пропавших тогда не существовало, и силовые ведомства Беларуси и России не могли помочь Юле и ее родным...
Юлия призналась: "Всю жизнь я думала, что родители меня бросили. Переживала, плакала..." Фото: Александр Королев Юлия призналась: "Всю жизнь я думала, что родители меня бросили. Переживала, плакала..." Фото: Александр Королев
Юлия призналась: "Всю жизнь я думала, что родители меня бросили. Переживала, плакала..." Фото: Александр Королев

Рязанская студентка Юлия Горина не выглядит на свои 24 года, скорее похожа на школьницу. Но ее био­графии хватит на кинороман.

Четырехлетней девочкой в Беларуси Юлю потерял отец и подобрали цыгане. Потом они ее тоже бросили - на рязанском вокзале. Ребенок попал в милицию, оттуда - в детский распределитель. Маячил детдом, но судьба сжалилась - девочку взяли в приемную семью, ставшую родной. Юля выросла, окончила школу, родила свою дочь, а недавно будущий муж за 15 минут сделал то, чего 20 лет не удавалось сделать, - нашел ее родителей.

Произошло это как бы в шутку, на спор. Юлин жених - 31-летний рязанский юрист Илья Крюков. Борется с несправедливостью, вскрывает язвы общества, мелькает в прессе. Юле стало обидно: "Про тебя пишут, ты всем помогаешь, а я 20 лет родителей найти не могу". Илья немного подумал, взял телефон и одним пальцем натыкал запрос в "Гугл": поиск, девочка, Юлия. Второй результат в выдаче оказался ориентировкой МВД Беларуси: с 1999 года разыскивается Моисеенко Юлия Викторовна. Совпали имя, отчество, возраст и шрам на лбу. Илья позвонил по указанному в ориентировке телефону, там запросили фотографии взрослой Юли. Окончательную точку поставила экспертиза ДНК.

- Белорусы искали в пределах своей страны, а в России найденышей передают органам опеки, которые больше заняты устройством ребенка в интернат или приемную семью, чем поисками его родных, - объяснил Илья. В конце августа он с невестой поехал в Беларусь по указанному в ориентировке адресу. В Пуховичском РОВД их ждали пожилая женщина с горькими складками у рта и седой мужчина. "Юля, доченька!" - дальше Людмила Моисеенко говорить не смогла, разрыдалась.

- Всю жизнь я думала, что родители меня бросили. Переживала, плакала, когда мамонтенок в мультике пел: "Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети". Думала: как же так, почему я оказалась потерянной? Хотела посмотреть родителям в глаза, - говорит Юля. - Посмотрела - оказались нормальные люди. Отец просил у меня прощения. Я сказала, что никто ни в чем не виноват, все случилось так, как случилось, и закончилось хорошо. Бог все направил как надо. Это для меня главный урок из всей истории: нельзя отчаиваться, надо надеяться и верить. Бог поможет...

Юлю искали по всей Беларуси, а она ждала маму в Рязани. Фото: МВД Республики Беларусь

Первого октября 1999 года четырехлетняя Юля вместе с папой поехала в Минск продавать картошку. На обратном пути отец выпил и уснул в электричке. Когда на конечной его разбудили машинисты, дочки рядом не было. Милиция проверила все колодцы в округе, родители клеили ориентировки на станциях, пошли к гадалке. Та сказала, что Юля далеко, ходит со смуглыми людьми. "Я решила, что ее цыгане увели", - говорит Людмила. Ее муж поседел от стыда и горя, семья переехала подальше от железной дороги - не могла видеть поезда.

Отец попросил у меня прощения. Я сказала, что никто ни в чем не виноват, все случилось как случилось...

Версия с цыганами вполне реальна: Юля помнит, что ходила с мужчиной и женщиной, они просили милостыню, прятались от милиции и ночевали на вокзалах. Потом ее оставили на железнодорожном перроне Рязани-2. "Жди здесь", - сказал мужчина, сел в электричку и уехал.

- Вот тут это было, - Юля показала на край платформы с торговым павильоном из красного кирпича. - Тогда это был киоск… серый, по-моему. У него я и стояла.

Из милицейского протокола: "21 октября 1999 года в 10.35 милиционером Гальцевым доставлен в ЛОВД ребенок, обнаруженный на вокзале Рязань-2 без сопровождения взрослых и средств к существованию. Возраст примерно четыре года, говорить почти не умеет, особых примет нет. Одет в серые колготки, курточку, на голове платок. При себе имеет книжку со штампом библиотеки г. Мичуринска. Удалось установить, что ребенка зовут Юля. Примечание: вши, чесотка, обморожение всех конечностей".

Девочку передали в приемник-распределитель. Отогревшись, Юля вспомнила, что маму зовут Люда, а папу Витя. Так и записали - Викторовна. А фамилию дали самую русскую - Иванова. Из распределителя была прямая дорога в детдом, но Юле повезло: в приемник пришла Ирина Алпатова, очень хотевшая дочку. А родились у нее двое сыновей, причем врачи сказали, что младший долго не протянет. Она пришла и сказала: "Беру любую девочку". Ей вывели Юлю Иванову.

- Вот опять бог все устроил. Попади я в интернат, совсем по-другому все сложилась бы. Я очень благодарна опекунам - они стали мне настоящими родителями: занимались со мной, уроки делали, возили на море. Мучились, когда я была подростком, - улыбается Юля. Сыновья Алпатовых прикрывали сестренку, когда она бедокурила, брали вину на себя. После школы Алпатовы собирались удочерить Юлю официально, но та внезапно вышла замуж и стала Гориной. Муж вскоре куда-то делся, зато осталась дочка Кристина. Ей уже пять лет, а Юлия учится на фармацевта - как мама Ира.

Когда Илья нашел Юле родителей в Беларуси, девушка пришла к рязанской матери:

- Ты не будешь ревновать, если я с ними свяжусь?

- Я желаю тебе только хорошего, - ответила Ирина Алпатова. - Если не встретишься с ними, будешь жалеть всю жизнь.

Маме Люде и папе Вите Юля привезла платок ручной работы и теплый плед. Те передали ей домашнее варенье и куклу для внучки. Людмила Моисеенко регулярно общается с Кристиной по скайпу, умиляется: "Вылитая Юля в том же возрасте". Белорусы предложили дочке переехать к ним, та отказалась - ее жизнь в Рязани.

За свою находчивость Илья получил королевскую награду - Юля согласилась выйти за него замуж. Свадьба назначена на май.

- Осталось на нее заработать, - Илья крутит руль "Соляриса", лавируя в вялотекущем рязанском трафике. Правозащитная его деятельность доходов не приносит, на семейную жизнь Крюков зарабатывает работой в такси.

Кристина назвала Илью папой после первого же похода в кино. Так и сказала: "Будешь моим папой". Она пока не совсем поняла, откуда взялись новые бабушка с дедушкой, что разговаривают с ней с экрана компьютера, но и не возражает. Ей главное, что папа нашелся.

Юлия Моисеенко со своими биологическими родителями-белорусами. Они не виделись 20 лет. Фото: МВД Республики Беларусь
Как в союзном государстве ищут потерявшихся?

По информации МВД Беларуси, только в прошлом году в органы внутренних дел страны поступило 8290 заявлений об исчезновении людей. Из них 916 - дети. С начала этого года таких обращений чуть больше 4500, почти 570 из которых - о пропаже несовершеннолетних. Старший оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД Беларуси Сергей Кулешов привел и такие цифры:

- За 8 месяцев нынешнего года в России нами установлено только без вести пропавших 335 человек. Удалось, к примеру, найти женщину из Могилевской области, которая в 2016-м, никому ничего не сказав, уехала в Нижний Новгород. С ней все хорошо. Механизм же по поиску граждан таков. Если человек пропал, близкие сообщают об этом в милицию. Причем ошибочно полагать, что для того, чтобы заявить об исчезновении, следует ждать трое суток - заявление примут и в день исчезновения. Когда потерявшегося не находят в течение 10 суток, возбуждается уголовное дело, и гражданина объявляют в розыск.

Если есть основания полагать, что человек может находиться за пределами страны, его объявляют в межгосударственный розыск. Эти сведения попадают в межгосударственный информационный банк, ведет его Главный информационно-аналитический центр МВД России. В этой базе данных содержится информация обо всех гражданах, пропавших и объявленных в межгосударственный розыск государствами - участниками СНГ. На сегодня в нем более 6300 человек, которых ищут белорусские правоохранители. Кто-то втайне от родных ушел из дома и не вернулся, кто-то уехал на заработки за границу или сбежал за рубеж в надежде скрыться от правосудия и т.д.

База данных, уточняет офицер, постоянно обновляется и совершенствуется, появляются новые способы передачи информации: "Кроме того, у нас есть возможность проверять данные о генотипах пропавших людей по соответствующим учетам МВД России и других государств - участников СНГ".

По словам Сергея Кулешова, в межгосударственный розыск объявлена и пропавшая в 1999 году четырехлетняя белоруска, которая потерялась в электричке Минск - Осиповичи. Девочку искали в том числе и в России, в приграничных областях, говорит представитель МВД: "Тяжело сейчас комментировать события 20-летней давности. Ситуацию осложняло, к примеру, то, что когда девочку нашли в России, она смогла сообщить только свое имя и как зовут отца. Фамилия и дата рождения у нее уже были другие".

ОФИЦИАЛЬНО

Ольга Чемоданова, пресс-секретарь МВД Беларуси:

- Сейчас в Беларуси находится в розыске несколько десятков детей. Ра­зыскное дело Юлии Моисеенко расследовалось 20 лет, теперь оно будет прекращено. Разыскивать ее похитителей не станут. Мы даже не думали, что девочку надо искать в России. А молодой человек догадался, что она может быть из другой страны, и смог найти нужные сведения.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.