Любовь идет по трубам, откройте кран

Рецензии
    10.10.2019, 15:25
"Вечер с Беверли Лафф Линн" - редкостно странное, диковатое черт знает что. Его создатель, Джим Хоскин, полноценно дебютировал в 2016 году еще более странным и диким, восхитительно мерзотным "Сальным душителем". Серьезно, отвратительное зрелище, рекомендуем. После "Сального душителя" Джима Хоскина бы по-хорошему следовало в какую-нибудь поликлинику сдать для опытов. Однако вместо этого ему вкололи успокоительного, отсыпали денег и выделили целый отряд прекрасных актеров - в придачу к той кодле фриковатых личностей, которые снялись в "Сальном душителе".
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Список прекрасных актеров следующий. Красавица Обри Плаза, знакомая нам по сериалу "Легион" и недавнему ремейку "Детских игр" (на удивление приличному, кстати). Эмиль Хирш, он же Джей Себринг из "Однажды в… Голливуде" Тарантино, например. Джемейн Клемент, соратник Тайки Вайтити по "Полету Конкордов", "Что мы делаем в тени" и, помимо прочего, голос Шептуна из той серии "Рика и Морти". Небезызвестный комик Крэйг Робинсон - вы его можете помнить по "Ананасовому экспрессу" и сериалу "Офис". Плюс Мэтт Берри, славный ролями в ряде отличных британских ситкомов и прежде всего - сотрудничеством с "Майти Буш".

Обри Плаза играет молодую женщину Лулу, которую собственный постылый муж (Хирш) увольняет с постылой работы. Муж этот, выслушав просьбу отныне безработной супруги подарить ей хотя бы новый телевизор, идет и грабит ее брата. Брат нанимает самостоятельно предложившего свои услуги крутого бандюка Колина (Клемент), чтобы тот деньги вернул.

Колин оказывается крутым бандюком лишь на первый взгляд, на самом деле он мямля и форменный неудачник. Тем временем Лулу по старому телевизору видит анонс шоу "Волшебный вечер с Беверли Лафф Линн", которое должно состояться через несколько дней в отеле неподалеку. Неожиданно воодушевившись увиденным, она тотчас устремляется туда, прихватив с собой Колина и украденные деньги в придачу - почему-то ей на том шоу надо кровь из носу присутствовать. Какие-то у них с Беверли Лафф Линном (это, кстати, мужское имя, и по-русски его правильнее склонять, но тогда пропадет смысл одной шутки) нерешенные дела имеются. В свою очередь, внушительный чернокожий гигант Беверли Лафф Линн (Робинсон), как выясняется на месте, ничего не говорит, а только утробно рычит, и его везде сопровождает бородатый спутник Родни Фон Донкенштайгер (Берри).

Исходная диспозиция, таким образом, представляет собой любовный многоугольник. Лулу, очевидно, влюблена в Беверли Лафф Линна, также в него влюблен Родни Фон Донкенштайгер. Муж Лулу хочет ее вернуть, желательно с деньгами. А Колин мечтает Лулу отбить себе, благородно ей служа. Кто такой Беверли Лафф Линн и каковы его планы и предпочтения (а также что у него за шоу такое) - непонятно, поскольку он, как было сказано, неспособен внятно изъясняться. Стало быть, фильм - о любви и о сопутствующих витиеватостях судьбы.

Однако после того как все драматургические узелки хитрыми морскими узлами завязываются и помещаются в более-менее герметичное пространство гостиницы, далее картина принимает относительно статичное положение. То есть полностью замыкается в себе и сама с собою развлекается. Ну а почему бы и нет, коль скоро для вполне продуктивной автономной деятельности есть все необходимые ресурсы. А именно - прорва колоритнейших и абсолютно невменяемых персонажей, даже самые незначительные из которых в течение отпущенных им минут (а то и секунд) учиняют отдельные мини-фестивали абсурда в рамках фестиваля абсурда всеобщего, коим "Вечер с Беверли Лафф Линн" является.

Тут главное - поймать одну с фильмом волну, синхронизироваться с его издевательски неспешным и рваным темпом, телепортироваться в потустороннее измерение, где он находится. И, конечно, отбросить такую условную вещь, как чувство хорошего вкуса. Иначе может показаться, что это просто какие-то психи упоенно, с заметным наслаждением кривляются и несут чушь бессистемно. Чрезвычайно несправедливое заблуждение. Как минимум обвинению в бессистемности весомый контраргумент - исполнение кавера на песню давно почившего шотландского барда Мэтта МакДжинна о тяжкой доле футбольного арбитра. Не мог же он тут случайно появиться, правда?

Неповторимый стиль Джима Хоскина, базирующийся на непристойных, неполиткорректных, предельно глупых и затянутых шутках, представленных в широком ассортименте, нарочитом переигрывании, невообразимо отмороженных диалогах, чрезмерности, аляповатости и буйнопомешанности, далеко не каждый может по достоинству оценить. Зато люди с по-особому извращенным вкусом все поймут и свое извращенное противоестественное удовольствие непременно получат. Остальным, "нормальным", тут делать совершенно нечего.

4.5
Добавьте RG.RU 
в избранные источники