Пинту и зрелищ

Рецензии
    15.10.2019, 16:57
Текст:   Шамиль Керашев
Одним из главных телевизионных хитов этой осени, безусловно, стал недавно завершившийся пятый сезон "Острых козырьков". Причём завершился он бесстыдным клиффхэнгером - с кучей вопросов и возможными ответами, обозначенными лишь парой смутных намёков. Успел шокировать - в том числе, кое-чьим абсолютно алогичным (и чертовски приятным) возвращением. А главное - даже чётче, чем предыдущая, четвёртая, глава - обозначил маршрут развития культового сериала.

Правда, на первый взгляд всё достаточно стандартно. Тот же дежурный Ник Кейв бормочет Red Right Hand в титрах. Та же цветовая гамма: затуманенный дымкой серый индустриальный фон - плюс алые пятна крови, жёлтый цвет фар, сочная коричневая грязь, оранжевый огонёк сигары, синие ампулы кокаина, чёрные пистолеты, пронзительно голубые глаза Киллиана Мёрфи. В конце концов, те же сюжетные перипетии - которые позволяют совмещать реальный исторический контекст с вымышленной - пусть даже и "основанной на реальных событиях" - драматической историей отдельно взятого преступного клана.

И здесь-то, пожалуй, стоит наконец заметить, что упомянутая "отдельная взятость" - как в плане формы, так и в плане содержания - окончательно доконала бессменного шоураннера Стивена Найта теснотой. Причём видно это с первых же кадров: старт первого эпизода - а в значительной степени и сюжет всех шести - определяет "чёрный вторник" 1929-го. Грандиозный американский биржевой крах, с одной стороны, вынуждает клан Шелби отказаться от планов по "легализации" бизнеса и вернуться на прежние тропы. С другой - обостряет борьбу за власть, подогревает амбиции, плещет бензином в и без того прилично так разгоревшийся костёр семейного раздора.

Оный обозначен особенно жирными, широкими мазками - прежде всего, в разрезе противостояния молодой "прогрессивной" поросли с носителями "традиционных ценностей". Ряды первых пополнены архетипической тонкокостной американской блондинкой (привычно замечательная Аня Тейлор-Джой), глазеющей на старичков в кепках с плохо скрываемым презрением. Вторые - собственно, старички в кепках - яростно отмахиваются от перемен, не имея ни малейшей возможности их проигнорировать. В общем, снова - тема "отцов и детей". Вечная, чтобы не сказать - заезженная.

Однако зевать и скучать не приходится, поскольку полутонам и унылой рефлексии тут - даже активнее, нежели раньше - предпочитают шум, гам и предельный накал страстей, да ещё и под громкую музыку - разумеется, подобранную с маниакальной тщательностью аккурат к той или иной сцене. Соответственно, и фирменный клиповый почерк Peaky Blinders нынче докручен до нарочито прямолинейной ассоциативности: тот, кому пасмурно и плохо, вышагивает по мостовой под Joy Division; очередной зажигательный конфликт анонсируют Black Sabbath; Анна Кальви напевает про "последнее предсмертное желание" - и так далее.

И ещё далее - вплоть до массы красочных взрывов, огульной пальбы из пулемёта в духе "Хищника", раскадрованной дуэли взглядов а-ля UFC, высокой концентрации жестоких расправ... Инструментарий бьёт в лоб, стремительно уводя "Козырьков" от их изначальной, сугубо бирмингемской локальности в сторону по-голливудски размашистого кинокомикса. Сюда же, кстати, появление Освальда Мосли - основателя Британского союза фашистов: он неистово зигует, строит козни, сношает всех и вся - и, в общем, обозначен этакой карикатурной чёрно-красной злобной кляксой. Или - выход на сцену столь же аляповатых шотландских "Билли Бойз", которые, в принципе, нужны преимущественно для того, чтобы мы могли полюбоваться игрой Брайана Глисона - и увидели ещё несколько эффектных сцен.

Главным образом на эффектные сцены нацелен и сезон как таковой. Минимум разжёвывания мотиваций - при максимуме коротеньких стильных пьесок, снятых, наверное, специально под аплодисменты и ахи-охи. Вот, например, Эйдан "Аберама Голд" Гиллен азартно, с помощью раскалённого гудрона мстит за распятие сына - и обаятельно зыркает в камеру. А вот вам Артур - старина Артур, чьи кровопролитные истерики теперь избыточны сверх любой вообразимой меры - и сверх меры же восхитительны. Да что уж там - даже исполнитель титульной роли не чурается оголтелого переигрывания, поэтому Томми Шелби истошно орёт и колотит кулаком по стенам: его, дескать, никто никогда не слушает.

Более того - местами Найт со товарищи уже не стесняются и откровенной театральщины. Миксуют динамичный балетный номер с неистовым нагнетанием саспенса, будто насмотрелись третьего "Джона Уика". Натравливают на главного героя призраков прошлого в лице Аннабель Уоллис, буквально вышагивающей из тумана - на манер американских "психологических триллеров". То тут, то там вставляют в повествование звенящие паузы - заставляя аудиторию вжиматься в кресла. Спустя минуты, наоборот, взвинчивают темп рваным монтажом. Запросто оправдывают лихие сценарные твисты невообразимыми совпадениями.

Короче говоря, подбираются к опасной границе с драматургической пошлостью. Но всё-таки не переступают черту, виртуозно балансируя между заметным упрощением задумки и высочайшим мастерством реализации. Да, Peaky Blinders стали легкомысленнее и легковеснее. Однако с лихвой компенсировали это возросшей динамичностью, усилением развлекательной составляющей и блокбастерной зрелищностью - к неудовольствию разве что самых чопорных консерваторов.

4.5
Добавьте RG.RU 
в избранные источники