Новости

31.10.2019 15:02
Рубрика: Культура

Как звучит по-русски

На открытии фестиваля Валерия Гергиева в "Зарядье" выступил победитель Конкурса Чайковского Александр Канторов
В Концертном зале "Зарядье" стартовал новый проект Валерия Гергиева - Музыкальный фестиваль "Зарядье", который продлится до 4 ноября. В афише - оперы, симфонии, сольные программы лауреатов Конкурса Чайковского. На концерте-открытии выступил обладатель Гран-при XVI Конкурса Чайковского французский пианист Александр Канторов, исполнивший Пятый концерт Камиля Сен-Санса для фортепиано с оркестром.

Известно, что Гергиев представляет лауреатов Конкурса Чайковского на разных мировых площадках - от Петербурга, Мюнхена, Лондона, до Карнеги-холла в Нью-Йорке. Теперь у молодых музыкантов появится и возможность выступить с Мариинским оркестром и с сольными программами в новом московском зале "Зарядье". Среди участников первого фестиваля - Александр Канторов (Франция), Сергей Догадин, Мао Фудзита (Япония), Анастасия Кобекина, Айгуль Хисматуллина, Айлен Притчин и другие. Программу открытия посвятили французской музыке: прозвучали "Болеро" Равеля, Фантастическая симфония Гектора Берлиоза и Пятый фортепианный концерт Камиля Сен-Санса. К слову, этот же концерт Сен-Санса исполнял в прошлом году в Москве Люка Дебарг - так же, как и Канторов, ученик Рены Шерешевской, ставший открытием Конкурса Чайковского. О том, чем привлекателен этот Концерт Сен-Санса для пианистов, как меняется творческая жизнь молодых музыкантов после конкурса Чайковского, "Российской газете" рассказал Александр Канторов:

Вы играли вашу родную французскую музыку, концерт Сен-Санса. Насколько я знаю, вы давно исполняете этот концерт, играли его под управлением своего отца?

Александр Канторов: Да, Сен-Санс один из моих любимых композиторов. Цикл его фортепианных концертов невероятно разнообразен. Каждый из концертов как будто написан другим композитором. Есть некая общая легкость и похожие пассажи, но все равно в каждом концерте чувствуется абсолютно разный подход. Пятый концерт очень забавный и экспериментальный. Первая часть пасторальная, как в бетховенской "Пасторальной симфонии", в которой изображается природа, с таким деревенским флером, с более эмоционально окрашенными и романтическими мелодиями. Однако, композитор постоянно трансформирует темы, добавляет вариации. Во второй части мы понимаем почему концерт называется египетским. Здесь явно прослеживается влияние путешествий Сен-Санса. И он привез много набросков из путешествий. Прослушиваются египетские, армянские китайские мотивы. Сегодня это звучит очень забавно. Но я думаю, что он сам хотел все совместить в этом концерте. Он создал новые для своего времени звучания. Также он пустился в некие музыкальные крайности с гонгом, цимбалами, так что все звучит довольно забавно. А последняя часть напоминает цирк, с его взрывной энергией и особой свежестью. Должно быть смешно и игриво.

С программой Международного московского фестиваля "Зарядье" можно ознакомиться на сайте концертного зала

Как изменилась ваша жизнь после конкурса Чайковского?

Александр Канторов: С одной стороны, внешне она очень изменилась: на уровне бизнеса, администрирования, организации такого большого количества выступлений. У меня образовалось много концертов и увлекательных событий. Благодаря этому появилась возможность выступать и общаться с невероятными людьми, с которыми я раньше не был знаком, и это все прекрасно. С другой стороны, поскольку моя музыкальная карьера все время движется вперед, мне приходится прилагать усилия, чтобы совместить ее с общением с друзьями и семьей. Когда я возвращаюсь после концертов, я стараюсь уделить время и внимание своей личной жизни. Поэтому сейчас я должен быть более организованным, нежели обычно, поскольку по своей природе я этим качеством не отличаюсь (смеется). Концерты, путешествия занимают сейчас большую часть. Темп очень интенсивный. Но мне трудно жертвовать тем или иным. Приходится помнить о всех сферах жизни и искать оптимальное решение, хотя это непросто. Хочется сохранить свое личное пространство и немного времени для себя. Конечно, часть меня всегда полностью посвящена искусству. Я все время думаю о музыке, что-то всегда происходит в моем уме. Но я стараюсь рационально разделить работу и отдых, найти хороший баланс между этими сферами.

Вы уже дали много сольных концертов и концертов с Гергиевым и в России, и в Европе. В каких городах и странах вы уже выступили?

Александр Канторов: После конкурса, мы уже дали 10 концертов - в Европе: Миккели (Финляндия), где у Гергиева свой фестиваль, Баден-Бадене, Швейцарии, Бельгии. Мы также выступали в Москве и Санкт-Петербурге с Мариинским оркестром. Что касается сольных выступлений, совсем недавно я играл концерты в Карнеги-холле в Нью-Йорке, где Валерий Абиссалович представлял победителей конкурса Чайковского. Также у меня были сольные концерты в Париже. В России, кроме Петербурга и Москвы, выступал в Сибири с оркестром, был сольный концерт в Екатеринбурге и Владикавказе. В общем, много путешествий.

Вас уже знают в России и вы уже немало поездили по стране. Какие у вас впечатления от России?

Александр Канторов: Я был поражен многогранностью и разнообразием вашей страны. В каждом регионе отличаются традиции и менталитет, словно много разных стран, соединенных вместе. Очень ярко выражена привязанность к культуре и традициям, и это дает стимул в жизни. По моим ощущениям люди очень прямые и открыто выражают то, что чувствуют. А также они веселые. Особенно это заметно в музыкальном мире Москвы и Петербурга. Существует, правда, какой-то творческий беспорядок в организации концертов. Никто не знает, чего ожидать, и вдруг, как по волшебству, все оказываются на сцене в нужный момент, и начинается концерт. Просто в Западной Европе все гораздо более структурировано, не так, как в Японии, конечно, но все же. На самом деле это прибавляет адреналина, потому что не позволяет тебе расслабиться на сцене. В общем, я замечательно провожу время в России.

Вы часто исполняете русскую музыку. У вас к ней особая привязанность, и думаю, вовсе не потому, что у вас русские корни и русский педагог.

Александр Канторов: Да, конечно. Мой первый учитель Игорь Лазько был русским. Он привил мне любовь к русской музыке, которую я часто исполнял и слушал. Мне кажется, в программу моего первого сольного концерта русской музыки вошло большинство произведений, над которыми я работал вместе с ним. Что-то есть в открытости мелодий. Довольно редкий случай для современной музыки. В этой музыке проявляется открытость русской души, настоящие переживания. И, конечно, колокола, которые точно были огромной частью жизни - и для свадеб, похорон и так далее. Ну и разнообразие музыки потрясающее - балет, опера, слушаю их в качестве дополнительной информации к фортепианным концертам.

Вы выросли в музыкальной семье. Ваш отец скрипач и дирижер. И вы хорошо знаете не только фортепианную, но оперную и симфоническую музыку.

Александр Канторов: Да, даже гораздо больше симфоническую, чем оперную, а также скрипичную. Даже еще не будучи знаком с именами композиторов и основами нотного анализа, я получал знания о музыке и ее понимание, просто слушая, как занимается мой отец. Я мог напевать целые концерты и сонаты, даже не зная, кто их написал. А также я хорошо запомнил его манеру игры, чувство паузы, звучание и подход к музыке. Сейчас я осознаю и чувствую его влияние.

Вероятно, ваша особенная певучесть фортепианной игры происходит от пения скрипки?

Александр Канторов: Да, ведь на скрипке пение более натурально. И мы, пианисты, пытаемся это воспроизвести. Конечно, игра моего отца на скрипке мне очень в этом помогла. Человеческие интонации является основой музыкальной фразы, если ты бездушно нажимаешь на клавиши, это упускается. И даже технические ошибки, которые могут быть, когда вдруг играешь не вовремя, или мимо - тоже создают эффект человечности, естественности, естественной эмоции. Также по самой природе звука - многое легче создать голосом или игрой на скрипке, чем на фортепиано.

Что вам помогает в подготовке программы? Вы слушаете записи, читаете книги?

Александр Канторов: Общение с людьми. Часто бывает, что есть какое-то произведение, которое я очень хочу сыграть, о трактовке которого у меня уже есть определенные идеи, видение. И разговариваю с моими друзьями-музыкантами, среди которых много интересных и умных, у которых значительные знания о музыке. Мне кажется, что сольная программа должна иметь интересное решение - и в компоновке программы, и в трактовке произведения. Вместе мы обнаруживаем новый способ услышать произведения. В общем, у друзей часто бывают отличные идеи. Я прислушиваюсь, дополняю свои.

Наверняка ваши родители смотрят ваши выступления и следят за вашими путешествиями.

Александр Канторов: Да, сегодня они слушали трансляцию концерта по каналу Medici, после чего я с ними созванивался. Конечно, если я выступаю в Париже, они всегда приходят. А так, у них своя жизнь, они не очень много путешествуют и не сопровождают меня в турне, но если концерт транслируют по интернету, обязательно слушают.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Музыка Классика Международный московский фестиваль "Зарядье" Лучшие интервью РГ-Фото