Новости

09.12.2019 13:22
Рубрика: Общество

Куда подевался обелиск с братской могилы на берегу Дуная

Текст: Александр Емельяненков (Калоча (Венгрия) - Москва)
Специальный репортаж-расследование "Спасти рядового Губина", опубликованный в "Российской газете" 6 декабря 2019 года, получил ожидаемо широкий резонанс.

Читатели и посетители нашего сайта неприятно удивлены: как могло случиться, что в дружественной нам Венгрии захоронение советских воинов, погибших в годы Великой Отечественной, потеряло охранный статус и стало вызывающим долгостроем в историческом центре города на берегу Дуная?! Ведь это захоронение давно известно, официально учтено, на него есть паспорт, поступивший в Военно-мемориальный центр Минобороны России и наше посольство в Будапеште в 1991 году под номером 336-99. С недавних пор он доступен каждому в ОБД "Мемориал" и на интернет-портале "Память народа".

А еще нас спрашивают, куда подевался обелиск, стоявший над братской могилой в центре Калочи много десятилетий после войны?

Фото: из книги "Ваня из Архангельска", 2017

И по какому праву сняли с могил, отвезли на городское кладбище и небрежно пристроили рядом с мусорным контейнером два индивидуальных обелиска-надгробия - капитану Дымовскому и лейтенанту Марапулец?

Фото: Александр Емельяненков / РГ

Вытеснение в три приема

Предысторию этих мало приятных вопросов подробно исследовал, как было сказано в опубликованном материале, Виктор Губин - племянник одного из бойцов, похороненных в Калоче. По его сведениям, на месте госпитального захоронения в центре Калочи 19 декабря 1947 года был открыт большой памятник (около 7 метров) в форме обелиска, увенчанного красной звездой. Возле обелиска находилось, по одним источникам - восемь, по другим - шесть братских и две индивидуальные могилы.

На мраморной доске обелиска была надпись: "Вечная слава Советским героям, павшим за свободу Советского и Венгерского народов".

В книге Виктора Губина "Ваня из Архангельска", вышедшей в 2017 году, много и других важных для дела подробностей.

"На индивидуальных памятниках, - утверждает автор, - были высечены фамилии капитана Лымовского Павла Викторовича (позднее я выяснил, что правильная фамилия - Дымовский, Дымовский Павел Викторович, 1910 года рождения, уроженец г. Ленинграда, служил в 438-м ИПТАП) и летчика лейтенанта Марабулец И.А. (правильно - Марапулец Игорь Александрович, 1922 года рождения, уроженец г. Ворошиловск, Орджоникидзевского края, служил в 39-м ОРАП 17-й воздушной армии).

Этот памятник был полностью демонтирован в ходе реконструкции и обновления площади в 1984 году.

Фото: Александр Емельяненков / РГ

Второго апреля 1985 года был открыт новый памятник в виде нескольких горизонтальных гранитных плит, на одной из которых располагалась бронзовая солдатская каска и надпись: "Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость Советского Союза. 1944-1945 гг." Авторы памятника - художник, скульптор Гюла Илеш и архитектор Золтан Борош. Открытие памятника было приурочено к 40-летию освобождения Венгрии (4 апреля 1945 года).

На 1991 год состояние памятника фиксировалось как хорошее, могилы были обнесены изгородью 15x15 м. Отмечалось шесть братских могил, из которых на двух были установлены персонифицированные надмогильные плиты: капитану Л(Д)ымовскому П.В. и лейтенанту Мараб(п)улец И.А.

В первой половине 90-х годов и этот памятник был полностью демонтирован (со слов местных жителей - ночью). По некоторым данным, плита с каской и надписью хранится в одном из подвалов. После сноса памятника в углу площади Сентхаромшаг оставался небольшой памятный камень с табличкой, на которой было указано, что здесь захоронены советские солдаты".

Исчезнувший обелиск

После короткой встречи (по существу - только знакомства) с новым мэром Калочи доктором Филвигом Геза наш проводник и переводчик Ласло Собаки предложил показать то место на окраине Калочи, где был советский военный городок и до вывода в Россию в 1993 году дислоцировался вертолетный полк ЮГВ - Южной группы войск.

Летное поле, служебные здания рядом с ним и немногие уцелевшие ангары теперь использует частный аэроклуб, где обучают пилотов малой авиации. А штаб, казармы, общежитие, школа и двухэтажный дом культуры выглядят ровно так же, как брошенные, заросшие лесом и злым, колючим кустарником жилые и промышленные здания в чернобыльской зоне - в Припяти, Чернобыле и рядом с ними.

На въезде в бывший городок, рядом с пятачком сохранившегося асфальта, где автобус высаживал офицеров и детей - одних на службу, других в школу, мы не сразу и с большим удивлением обнаружили тот самый 7-метровый обелиск, что стоял когда-то на братском захоронении в центре Калочи. Теперь он, сплошь увитый, словно лианами, одеревеневшими побегами в палец толщиной, ничем не выдавал себя на фоне таких же труднопроходимых зарослей.

Очистить хотя бы одну сторону или угол, не имея под рукой топора или крепкой лопаты, мы не смогли, хотя и пытались…

Что скажешь на это?

Ласло, как мне показалось, наши чувства понимал и в чем-то разделял. Он сохранил в памяти имена и добрые воспоминания о том времени, когда рядом с артполком Венгерской народной армии стоял советский вертолетный полк, а семьи офицеров, включая детей и жен, свободно между собой общались. Порушили все в одночасье, а многое, что было создано совместными стараниями венгерских и советских строителей, оказалось попросту брошено.

И попробуй теперь разберись - под контролем нашего посольства или без его ведома зацепили краном обелиск, простоявший над могилами сорок с лишним лет, и вывезли на загородный пустырь.

А потом вышвырнули с площади на хоздвор городского кладбища два именных надгробия. На обелиске лейтенанта Марапулец еще читаются слова: "От матери - сыну".

На разных берегах

Чтобы на этом не заканчивать, добавлю два соображения.

Житель Калочи Ласло Собаки, уже вышедший на пенсию, дипакадемии не заканчивал, а только Московский институт химических технологий.

Фото: Александр Емельяненков / РГ

Но старается, как может, укреплять человеческие связи между Венгрией и Россией. И готов показать сотрудникам российского посольства то место на Дунае, где в рамках российско-венгерского проекта по расширению АЭС "Пакш" давно собираются построить так необходимый для обеих сторон мост.

А директор краеведческого музея Калочи доктор Имре Ромшич, с которым у нас получился большой и содержательный разговор, имеет на все происходящее свою точку зрения.

Фото: Александр Емельяненков / РГ

Оставаясь прежде всего ученым, исследователем, патриотом своей земли и знатоком ее традиций, он считает, что многолетние раскопки и прочие работы в историческом центре города, у стен храма попирают нормы христианской этики и вступают в противоречие с законами самой Венгрии о похоронном деле, охране культурных ценностей и музеях.

Но граждане и дипломаты, а с ними и чиновники живут, похоже, на разных берегах.

Общество История В мире Европа Венгрия Звезды Победы: забытые подвиги