Я номерок переверну

Рецензии
    12.03.2020, 17:08
Жуткие куклы снова захватывают кинотеатры: одновременно с экстравагантной версией сказки про Пиноккио в российский прокат выходит более традиционная картина о пугающем болванчике. Фильм "Кукла 2: Брамс", развитие хоррора 2015 года, продолжает историю фарфорового отрока с пронизывающим взглядом.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Режиссёр Уильям Брент Белл, набив руку на средненьких ужастиках, пять лет назад выпустил самую заметную свою работу. Выдающейся её тоже назвать никак нельзя, но кое-каких достоинств "Кукла" всё же не была лишена, а сиквелы нынче получает и не такое. Воодушевившись относительным успехом, Белл вместе со сценаристом Стэйси Мениа опять взялись за биографию зловещей игрушки, воспользовавшись лазейкой, предусмотрительно оставленной в финале первой части. Лазейкой крайне незамысловатой, но вполне рабочей.

Однако своим "шьямалановским" вывертом в последнем отрезке "Куклы" авторы дилогии подкинули себе на будущее проблем, фактически вытравив всю мистическую атмосферу в угоду сомнительному сюжетному твисту. Возвращение же к глазастому человечку Брамсу так или иначе требовало реванша мистической составляющей. В "Кукле 2" мы его и наблюдаем - он реализуется посредством нахлобученных поверх рассказанной ранее истории объяснений в духе "А на самом деле оно вот как было". Сам человечек работает на опровержение концовки предыдущей ленты изо всех сил, беззастенчиво вертя в кадре головой и зенками-блюдцами.

Итак, благополучное, но переживающее не лучшие времена в отношениях семейство переезжает из города в гостевой дом того самого особняка в английской глуши. Тот самый особняк в английской глуши похож на нечто среднее между фасадом парка развлечений "Остров мечты" и виллой цыганского наркобарона в Румынии, но мы-то помним, что он старинный и полон леденящих душу тайн. Вокруг бродит подозрительный охранник с ружьём, своим неестественным дружелюбием явно намекающий на то, что что-то с ним не так.

Семья пытается прийти к умиротворённости в тихой пасторали и устранить разлад, возникший из-за ограбления, пережитого матерью и сыном в отсутствие отца. Сын тогда замкнулся и начал общаться с окружающими исключительно посредством ручки и блокнота. В лесу он обнаруживает куклу Брамса - и начинается всякая потусторонняя и мрачная свистопляска. То стол сам собой перевернётся, то соседскую собаку кто-то выпотрошит.

Мама, которую играет измученная Кэти Холмс, безуспешно пытается в происходящем разобраться. Ситуацию отягощает тот факт, что она не только сама ещё не вполне психологически оклемалась от нападения, но и в принципе особым умом не отличается. Это, возможно, связано с тем, что тогда ей крепко досталось по голове - некоторые особенности её поведения как-то иначе объяснить трудно. Например, пытаясь выяснить бэкграунд полюбившейся отпрыску игрушки, она вводит её серийный номер - 606H - в интернет-поисковике. И ничего не находит. Очевидное решение - попытаться набрать "H909" - осеняет её примерно через час экранного времени и преподносится как гениальная догадка одарённого сыщика.

Словом, если бы не такая безбожная тупка героини, многих проблем несчастливой троице удалось бы избежать. Ведь больше помощи ждать неоткуда: подозрительный охранник подозрителен, разум сына помрачён и порабощён неясной сущностью, а папа всю дорогу старается делать вид, что ничего не происходит - и немало в этом преуспевает. По большому счёту, сюжет без этого персонажа запросто бы обошёлся.

Если в первой "Кукле" Белл и Мениа взяли типовой хоррор про страшную игрушку и грубовато прилепили к нему типовой же слэшер, теперь им в этой формуле пришлось заменить слэшер на другой всем давно осточертевший поджанр, где молчаливый ребёнок со странностями пугает родителей неадекватным поведением. А как известно, если взять килограмм штампов и добавить к нему ещё килограмм штампов, получится два килограмма штампов. И дьявольское очарование страшненькой куклы - а Брамс, признаем, всё так же хорош - от ощущения сто раз виденной посредственной поделки не спасёт.

2