Экономист Ирина Новикова: Нужно выходить на единый рынок

Что происходит в мировой экономике и как кризисные явления влияют на Союзное государство? Каким оно выйдет из нынешних испытаний? Об этом и многих других проблемах корреспондент "СОЮЗа" беседует с известным белорусским экономистом-международником, профессором Ириной Новиковой.
Ирина Новикова: В Союзном государстве должен быть и единый рынок рабочей силы. Фото: Татьяна Столярова

- Нынешний кризис совпал с системным кризисом, наметившимся в последние десятилетия, - обращает внимание на важный момент Ирина Васильевна. - Его начало уходит в 30-е годы прошлого века, когда в США разразилась Великая депрессия. Это был первый сигнал, что рыночная экономика себя в принципе исчерпала. Проблему решили тем, что запустили кейнсианские инструменты стимулирования спроса, возникло государственное регулирование рыночной системы. После Второй мировой войны в США производство наращивалось, а рынков не хватало. Тогда была запущена рыночная глобализация, созданы поддерживающие ее институты. Но в начале XXI века стала пробуксовывать и она. На этом фоне начался очередной этап международного кризиса. Выход видится в отступлении от глобализации в сторону замкнутых экономических систем, к регионализации, то есть развитию через региональные экономические группировки...

Давайте попробуем переложить теорию на практику. Резкое падение цен на нефть, наметившееся сокращение ВВП - как это может повлиять на союз Беларуси и России?

Ирина Новикова: В структуре ВВП Беларуси значительную долю занимали продукты нефтепереработки. Ведь два наших НПЗ и создавались в советское время для того, чтобы перерабатывать нефть из Сибири и в Европу поставлять продукт с добавленной стоимостью. Сейчас падают объемы переработки, цены на нефтепродукты - сокращается и их доля в ВВП, это чисто технический момент. Но драма ли это? Из-за этого жить мы хуже не станем, к тому же упомянутое сокращение частично покрывается за счет увеличения доли других отраслей, что мы видим в Беларуси.

Вы говорили о регионализации. Но уже в рамках ЕАЭС принимаются ограничения на экспорт некоторых товаров. Что вы об этом думаете?

Ирина Новикова: Это связано с продовольственной безопасностью. Каждая страна старается обеспечить защиту своего рынка. Временная мера. Если говорить о Беларуси, то, по данным минсельхозпрода, страна обеспечена полуторагодичным запасом продовольствия, поэтому беспокоиться не о чем. Однако есть у этой медали и обратная сторона. Каждое правительство стремится сохранить рабочие места в своей стране. Например, по поставкам белорусской молочной и мясной продукции в рамках Союзного государства были разногласия. Причина в том, что Россия сама развивает соответствующие производства.

Мы стали конкурентами. Возникает вопрос о несогласованности промышленной политики в рамках Союзного государства. Он до сих пор не решен. Очевидно, нужно вводить квотирование поставок и другие инструменты регулирования рынка, которые мир уже наработал.

Нельзя, чтобы под видом борьбы с вирусом создавались внутренние производственные циклы

Это перспективы. А что делать сейчас, когда в целях борьбы с вирусом закрываются границы, рвутся кооперационные связи?..

Ирина Новикова: Белорусские граждане работают в России на равных правах с местным населением. Тем не менее многим пришлось вернуться, в первую очередь строителям. Граница для них закрылась. Сегодня, чтобы выжить, многие российские компании выстраивают цепочки внутренних поставок комплектующих. Соответственно, они своих граждан обеспечивают работой. Значит, возникает потребность регулировать количество белорусов, которые смогут работать в той же России. Эти инструменты будут достаточно новыми для нас. Но их необходимо разрабатывать, потому что если мы взяли курс на создание Союзного государства, то должен быть и единый рынок рабочей силы. И нужно избегать ограничений в ее перемещении.

А можно ли то же сказать об энергетическом рынке?

Ирина Новикова: Если говорить о производстве (а Беларусь промышленная страна), то для нас весьма важны энергоресурсы. Вот почему мы пошли на создание своей АЭС. Она позволяет снизить потребление газа на 5,5 млрд кубометров - до 14,5 млрд в год. На тот момент было оговорено с РФ создание до июля 2019 года единого энергетического рынка. Однако затем была названа новая дата - 2025 год. Беларусь в итоге не может вливать излишки своей энергии в энергосети России. Приходится искать другие рынки, расширять применение электроэнергии внутри страны. Что касается важности общего энергорынка. Предлагаю читателю решить задачу: почему баночка российского йогурта стоит дешевле такого же белорусского? А дело в том, что в РФ дешевле энергоресурсы, используемые при производстве продукции. Сейчас для Беларуси цена за газ составляет 127 долларов за 1000 кубов. А на Западе уже 80-90. В России еще меньше. Но контракт подписан... Если бы был единый белорусско-российский рынок, то и цены для наших стран были бы единые, более равной была бы и себестоимость продукции.

Есть мнение, что и после кризиса многие ограничительные меры останутся. Что будет с интеграцией?

Ирина Новикова: Нам нужно научиться жить в условиях, которые есть. Вот вы спрашивали, почему в условиях карантина рвутся интеграционные цепочки. Хотя есть распоряжение Правительства Российской Федерации, по которому не запрещено белорусским большегрузам ввозить в Россию продукцию с соблюдением мер санитарной безопасности. Другое дело, белорусские предприятия работают, а многие российские временно закрыты. Но нельзя допустить, чтобы под видом борьбы с коронавирусом создавались внутренние производственные циклы, исключающие белорусских или российских партнеров. Не надо возвращаться в 90-е.

Пандемия совпала с приостановкой работы над "дорожными картами" углубления союзной интеграции. Целесообразен ли возврат к ним?

Ирина Новикова: Если отложим "дорожные карты" - сделаем шаг назад в интеграционном развитии. Ясно, что союзная интеграция не обойдется без трений. Как их нивелировать? Наши страны - производители в основном среднетехнологической продукции. Нужно сосредоточиться на создании совместных высокотехнологичных производств, общего инновационного и цифрового пространства. В ЕС пытаются сшить свои страны через создание кросс-сетевых кластеров. То есть взаимодействие идет не между отдельными предприятиями, а на общей инновационной технологической платформе, где компетенции одного кластера дополняются компетенциями другого. Брюссель выделяет деньги только тем разработчикам, которые либо создают новый высокотехнологичный продукт совместно усилиями кластеров нескольких стран, либо обеспечивают модернизацию существующих производств. Это напоминает наши союзные научно-технические программы, но масштабы должны быть на порядок выше. И финансирование должно быть не совместным, а общим.

В тему

Тем временем страны ЕАЭС разрабатывают проект стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. Документ включает 326 мер и механизмов, это, по сути, "дорожная карта", выполнение которой предусматривает разработку и подписание 13 международных договоров, более 60 нормативных правовых актов ЕАЭС, внесение порядка 25 изменений и дополнений в Договор о Союзе и, соответственно, в национальные законодательства государств - членов ЕАЭС.

Помимо уже традиционных вопросов - устранения торговых барьеров и технического регулирования - в документе появятся новые направления работы, выходящие за рамки действующего договора. В первую очередь это здравоохранение. В сложившейся ситуации пандемии коронавируса участники ЕАЭС считают целесообразным немедленно приступить к отработке совместных программ и проектов в области медицинских и биоинженерных технологий, разработать концепцию биологической безопасности. Кроме того, в фокусе - сфера услуг, туризм, образование, а также формирование единой цифровой среды.

На повестке и вопросы устранения негативных последствий пандемии, сохранения достигнутого уровня интеграционного сотрудничества и дальнейшего экономического развития ЕАЭС.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.