Новости

03.05.2020 16:16
Рубрика: В мире

Концерт со зрителем и без

Елена Башкирова: Музыка в самоизоляции
Пианистка Елена Башкирова, художественный руководитель фестиваля "Интонация" в Берлине и Иерусалимского фестиваля камерной музыки, дочь известного пианиста Дмитрия Башкирова, супруга маэстро Даниэля Баренбойма переживает карантин в столице ФРГ. Как и у всех музыкантов мира, у нее отменилось много выступлений, в том числе - сольный концерт Анны Нетребко на Пасхальном фестивале. Сегодня неясно, когда состоится первый концерт в зале с публикой. Но с 12 по 14 мая фестиваль "Интонация" в сокращенной версии пройдет в режиме онлайн-трансляций из Еврейского музея в Берлине.
Елена Башкирова: Люди возвращаются к нормальной жизни благодаря культуре. Фото: Из архива Елены Башкировой Елена Башкирова: Люди возвращаются к нормальной жизни благодаря культуре. Фото: Из архива Елены Башкировой
Елена Башкирова: Люди возвращаются к нормальной жизни благодаря культуре. Фото: Из архива Елены Башкировой

Расскажите о режиме самоизоляции в Германии.

Елена Башкирова: Здесь с самого начала все отнеслись к произошедшему очень серьезно, люди повели себя предельно ответственно. Сегодня удалось уже как-то снизить количество инфицированных. Совсем жесткого карантина, как в Италии, Испании или даже Израиле, не было. Можно было гулять. Нам повезло и с очень хорошей погодой. До карантина я мечтала жить где-нибудь в центре города, но сегодня наш дом на окраине города, рядом с садом и парком, оказался жизненно необходимым.

Сыновья рядом с вами?

Елена Башкирова: У них свои дома, но они в Берлине, и мы можем время от времени встречаться, вместе гулять. И с внуками, к счастью, гуляем в парке напротив дома, вместе играем в футбол.

Вы наверняка размышляете о том, почему на весь мир вдруг обрушилась такая напасть под стать библейским катаклизмам?

Елена Башкирова: Сейчас уже неважно, откуда она пришла. Важно, что будет после всего этого. Я ненавижу теории заговоров, это ведь самый простой выход из положения - искать виновных. Куда более глобальная проблема в том, как общество выйдет из изоляции в социальном и моральном смысле. Многим не удастся избежать депрессии, у детей появляются психологические проблемы, семьи оказываются под угрозой разрушения, не говоря о том, сколько людей лишатся средств к существованию. Устрашает и то, как изменится наша культурная жизнь. О культуре перестали говорить, она так быстро перестала быть важной. Как будто человек жив только одним хлебом. В свое время Даниэль Баренбойм в 2011 году организовал концерт в Газе - месте, куда никто по доброй воле не ездит. Он собрал оркестр из 30 превосходных музыкантов из Венской и Берлинской филармоний, из Франции, Италии. Мы ездили на полтора дня, успев вовремя унести оттуда ноги. Накануне в Пакистане ликвидировали бен Ладена, в Газе был траур, исламисты протестовали, концерт был под угрозой срыва. Поездка получилась незабываемой. Владелец большого здания, где проходил концерт, произнес фразу, актуальную и сегодня: "Спасибо, что вы привезли нам культуру. Это для нас очень важно. Нам присылают еду, лекарства, но это же делают и для зверей в зоопарке. Вы же привезли нам культуру - музыку. Это нас отличает от животных". Любая страна после разрушительных войн возрождалась только благодаря культуре. Конечно, питаться хорошо нужно. Но то, что отличает человека, - необходимость культуры, музыки - самого универсального вида искусства, не требующего перевода. Это то, что дает нам право называться людьми.

Что говорят у вас о мерах по выходу из карантина?

Елена Башкирова: Пока что никто ничего особенного не говорит. Все обсуждается, но ни один человек не может со всей ответственностью заявить "мы знаем, как надо". Логики большой нет, потому что никто не имел дела с подобным феноменом. Никто не может предугадать последствия. Вот, скажем, открывают парикмахерские. Но почему тогда нельзя разрешить преподавать музыкальные инструменты один на один? Это же гораздо проще и совсем не опасно.

К вопросу о преподавании, ваш папа Дмитрий Башкиров не с вами сейчас?

Елена Башкирова: Мама со мной в Берлине, а папа остался один в небольшой квартире в центре Мадрида, где преподавал до последнего момента. Страну закрыли. Папа рассказывает, что Мадрид похож на вымерший город. Мы с ним созваниваемся постоянно. Он подходит к происходящему философски. У него есть замечательный помощник, преданный ему, который постоянно помогает. Надеюсь, что как только ослабят карантин, он сразу вернется к преподаванию.

А дистанционно Дмитрий Александрович не преподает?

Елена Башкирова: Он относится к тому поколению, среди представителей которого мало кто будет заниматься онлайн. К тому же он такой перфекционист, а онлайн невозможно заниматься настоящим звуком. Лучше он подождет.

Но интернет сегодня тем не менее - большое спасение для большинства. Если бы не он, многие просто сошли бы с ума.

Елена Башкирова: Да, к счастью. Многие стали общаться со своими друзьями больше, чем до изоляции. Приятель рассказывал, что каждую неделю они устраивают через zoom чаты со своими одноклассниками, как никогда в жизни раньше. Я со своей стороны скажу, что времени по-прежнему ни на что не хватает. Ужасно рада, что мне удалось спасти три концерта моего фестиваля "Интонация", которые будут транслироваться с 12 по 13 мая. Концерты будут при пустом зале. Живые концерты, по-моему, - самое последнее, что вернется после карантина. Об этом можно сегодня только мечтать. Я бы многое отдала, чтобы снова оказаться на живом концерте - услышать огромный оркестр, пойти в оперу, снова быть окруженной этим звучанием, а не смотреть посредством интернета. Но интернет есть и спасибо ему.

Ангела Меркель действительно поддержала фрилансеров?

Елена Башкирова: Да, это так, государство очень мощно выступило, особенно в культуре, люди получили помощь моментально, без бюрократической проволоки. В первую же неделю закрытия всего, они оказали мгновенную помощь фрилансерам, перечислив 10-15 тысяч евро. Но это помогает лишь на два-три месяца оплатить квартиру и прочее, а дальше нужно уже обдумывать дальнейшие шаги. Если политика и представители крупнейших корпораций не обратят внимание на брошенную культуру, мы очень быстро превратимся в животных, которые едят, пьют, спят, размножаются.

Ваш супруг делится с вами мыслями о происходящем?

Елена Башкирова: Он очень тревожится о том же, о чем и я, что культура может остаться за бортом, что о музыке не думает никто. А человеку это жизненно необходимо. Даниэль все это время не прекращал активной деятельности. Штаатсопер устраивает программы онлайн в союзе с каналом "Медичи" и "Дойче граммофон", где он исполнял и сольные концерты и играл в камерных ансамблях. Я смотрела концерты, которые Даниэль проводил в зале Булеза, где он играл Диабелли-вариации Бетховена, сонаты Моцарта для скрипки, сочинения Шумана и Шопена.

То есть дома он не сидит?

Елена Башкирова: Если и остается дома, то очень продуктивно.

Как маэстро поддерживает связь со своим оркестром?

Елена Башкирова: Он с ними на связи. Разработана программа камерных концертов, которые будут транслироваться по разным каналам. Тысячи пользователей со всего мира смотрят эти концерты. Все музыканты очень хотят играть, рвутся как никогда прежде. Оперные солисты тоже будут давать лидерабенды, участвовать в камерных ансамблях. Думаю, и композиторы будут писать новую музыку. В этом смысле карантин подтолкнул на очень интересный эксперимент. Сейчас очень важно быть креативным, придумывать что-то, не сидеть в состоянии паралича, а всячески пытаться найти новые возможности, которые поначалу может быть и не принесут большой прибыли, но для будущего станут важной базой для новой жизни. Мы продолжаем верить в будущее - и это будущее надо строить дальше и в него верить.

В мире Европа Германия Культура Музыка Классика Пандемия коронавируса COVID-19