Сериал на выходные: "Халифат" - как террористы вербуют женщин

Журнал
    05.06.2020, 19:47
Текст:   Шамиль Керашев
Первин Эль-Каддури жила себе и не тужила в Швеции, будучи вполне обычной светской мусульманкой, однако ребёнка родила в Сирии - на территории, где развернули псевдогосударство боевики под чёрными знамёнами. В рядах последних - одурманенный исламистской пропагандой муж девушки. Сама же она хочет сбежать, не особо, впрочем, представляя, как это сделать и кого просить о помощи.
 Фото: youtube.com/ Metakritik TV  Фото: youtube.com/ Metakritik TV
Фото: youtube.com/ Metakritik TV

Шведский "Халифат", в отличие от более хитовых и раскрученных проектов Netflix, широкая публика почти не заметила. А зря, поскольку шоу, не блистая пёстрой кинематографией и какими-то выдающимися достижениями в плане формы, с лихвой берёт своё содержанием. Старательно и правдоподобно рисует психологические портреты радикалов. Объясняет, откуда берутся "жёны" и "сёстры" экстремистов. И убедительно, без экивоков и допущений, развенчивает ложное обаяние человеконенавистнических идей.

Здесь, правда, можно спросить: зачем, мол, снимать кино про абсолютных нелюдей, если всем нормальным людям про нелюдей этих и так всё давно известно? Но ответ напрашивается сам собой: достаточно вспомнить хотя бы историю Варвары Карауловой. Не говоря уже о сотнях европеек - совсем не обязательно арабского происхождения - чьи судьбы и мысли внезапно оказались подчинены пресловутому "джихаду", хотя начиналась-то нравственная трансформация с банальной переписки в соцсетях или просмотра пары-тройки роликов на YouTube.

Собственно, механизм вербовки Kalifat и раскладывает по полочкам на конкретных примерах - совмещая драму Первин с рассказом о тех, кому предстоит проследовать по аналогичному маршруту из Швеции в ад. Скрупулёзно, неторопливо, бескупюрно объясняя, как так выходит, что бесконечно далёкие от ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация) молодые женщины - иногда даже девочки-школьницы - из вполне благополучных секулярных семей отрекаются от близких и уезжают за тридевять земель ради деструктивной сектанской иллюзии. А порой беспрекословно идут убивать "неверных".

Уже ради этого восемь эпизодов сериала стоило бы внимательно смотреть, хотя цепляют они и параллельными сюжетными линиями. Интенсивным полицейским детективом о правоохранителях, старающихся предотвратить масштабный теракт непосредственно в Стокгольме. Или упомянутым выше - сверхнапряжённым, чрезвычайно увлекательным и страшным - триллером об организации побега из Ракки. Который соседствует с мрачно-колоритной, предельно аутентичной хроникой концентрированного ригидного кошмара - коим представлена жизнь реакционной военизированной общины.

Среди других достоинств - прежде всего, актёрские работы. И, соответственно, яркие образы - от вкрадчивого, деликатного, харизматичного манипулятора Иббе до напрочь отмороженных бородатых монстров с автоматами и бесповоротно зазомбированных подростков. Бонусом к посылу - внятные высказывания на тему взрывоопасных социокультурных конфликтов: комментарий к европейской миграционной проблематике, предельно актуальной в сытых, богатых, спокойных скандинавских странах - сколько бы власти оных ни пытались доказать обратное.

По итогам - неожиданно смелые, предельно жёсткие оценки ситуации в целом. Во-первых, критика западного антитеррористического кодекса - тех юридических "сдержек и противовесов", что строго ограничивают превентивные действия, вынуждают спецслужбы ходить по лезвию ножа и зачастую бывают проиллюстрированы новостными формулировками вроде "За преступником следили столько-то лет" уже после очередной трагедии. Во-вторых, нетипичное для нынешней глобально-толерантной повестки отсутствие напускного оптимизма.

Никакого хэппи-энда со сказочным перевоспитанием негодяев и победой абстрактного добра над вполне конкретным злом тут нет. Зато есть безысходная констатация: с нынешней политикой открытых границ (и без отлаженных механизмов ассимиляции) "кадровый резерв" боевиков в ЕС неизбежно будет пополняться. На смену вернувшимся в лоно цивилизации придут другие - будь то пассионарные фанатики или заблудшие маргиналы. Кто-то уедет в обратном направлении под видом безобидного беженца. В то время как кому-то, вопреки раскаянию и переосмыслению, шанса спастись так и не выпадет.

В общем, послевкусье от "Халифата" остаётся максимально горькое. Однако именно такой - бескомпромиссно отрезвляющий - эффект сейчас, наверное, и нужен мировому сообществу. Которое чем дальше, тем чаще скатывается в инфантильную рассеянность, замалчивание очевидных рисков и нелепые леволиберальные рассуждения о "неоднозначности" самых чудовищных явлений.