Народный артист Беларуси Анатолий Алай: Своих героев надо любить

Названы имена лауреатов премии Союзного государства в области литературы и искусства за 2019-2020 годы. В их числе два крупных мастера, творчество которых связано с киностудией "Беларусьфильм": кинорежиссер студии "Летопись", народный артист Беларуси Анатолий Алай и режиссер, художественный руководитель театра-студии киноактера народный артист Беларуси Александр Ефремов.
Анатолий Алай: Я выполнил сыновний долг - отыскал сведения об отце и снял об этом фильм. Фото: Владимир Шлапак Анатолий Алай: Я выполнил сыновний долг - отыскал сведения об отце и снял об этом фильм. Фото: Владимир Шлапак
Анатолий Алай: Я выполнил сыновний долг - отыскал сведения об отце и снял об этом фильм. Владимир Шлапак

Накануне вручения премии корреспондент "СОЮЗа" встретилась с мэтром белорусского документального кино Анатолием Алаем. Поговорили с Анатолием Ивановичем о сыновнем долге, моральном выборе и будущей книге.

Анатолий Иванович, первым делом примите наши искренние поздравления с высокой и заслуженной наградой. Радостная новость, слышала, застала вас на даче?

Анатолий Алай: Да, именно так, работал там над книгой. Пришла, мне кажется, пора оставить след в истории. Не только в виде документальных лент, но и учебного материала для студентов. В академии искусств ребята, знаю, маются: не хватает книг, написанных человеком, который своими руками от и до создавал фильмы. И который прошел весь путь по карьерной лестнице: от рабочего и осветителя до народного артиста Беларуси и лауреата премии Союзного государства.

Премия Союзного государства - это еще и солидное денежное вознаграждение. Уже думали, на что потратите?

Анатолий Алай: Заочно распоряжаться этими деньгами не могу. А то, выходит, еще не получил, а уже делю… Но потратить всегда найдется куда. Могила матери до сих пор без ограды. Еще хочется поправить здоровье. Я перенес три операции, две из них на сердце. Работал всегда на износ, аппаратуру таскал… Издание книги тоже стоит денег. Вообще, пять миллионов российских рублей (чуть более 170 тысяч белорусских) - это, конечно, серьезная поддержка для творческого человека. По сути, это итог всей моей деятельности. За 50 лет я создал огромное количество документальных фильмов. Более сотни снял как оператор, двадцать девять - как режиссер и автор сценария.

Уже есть мысли по поводу тридцатого фильма?

Анатолий Алай: Стою во всех планах, жду, пока на киностудии возобновится работа. Хочу снять фильм о выдающемся мастере народной гравюры Василии Корене. В XVII веке он создал выдающееся произведение - Библию для людей, не умеющих читать. Из тысячи экземпляров уцелел только один, он хранится в отделе редких книг в Национальной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Уже и название есть - "Библия для бедных".

Документалист должен сочувствовать своему герою?

Анатолий Алай: Мне кажется, главное для документалиста - любить людей. И своих героев, конечно. Потому что если они видят заинтересованность в твоих глазах, понимают, что для тебя это интересно и значимо, то и диалог тогда строится совсем по-другому. Герой должен тебе довериться. А это непросто - рассказать чужому человеку то, что носил в сердце всю жизнь. Когда снимал фильм о белорусском певце Петре Конюхе, разговаривал с его дочкой и сыном. И только спустя время они мне признались: "Анатолий Иванович, а ведь мы сначала очень боялись доверить вам то, что хранили в душе. А вдруг вы оказались бы не тем человеком?" К счастью, у нас все получилось. Когда вышел фильм, на их глазах были слезы...

Особенно сильно в ваших работах звучит военная тема. Почему?

Анатолий Алай: Это моя попытка стереть белые пятна в истории. Солдатам, воевавшим на фронтах Великой Отечественной, выпала тяжелая мужская работа - защищать Родину. А я избрал дело не менее трудное - реабилитировать тех, кто пострадал, и тех, кто достоин носить звание героя войны.

Военная тема в моих работах - это попытка стереть белые пятна в истории Великой Отечественной

Всю жизнь вы посвятили поиску информации об отце, пропавшем без вести в годы Великой Отечественной. Что это - сыновний долг? Журналистское любопытство?

Анатолий Алай: И то и другое. Когда началась война, на фронт в нашей семье отправились два человека - мой отец Иван и его брат Михаил. Михаил дошел до Берлина, вернулся домой. А мой отец попал в плен под Столбцами 2 июля 1941-го. И больше о нем ничего не было слышно. Единственное письмо получила мать в начале того же года. Я все время думал об отце. Искал следы по всему миру, объездил архивы, обращался в газеты, печатал фотографии… Как-то раздался звонок от моего двоюродного брата Толи. Он сказал, что звонил человек по фамилии Корабельский, который разы­скивал Акулину Семеновну, это мать отца, моя бабушка. Выяснилось, что Семен Корабельский был узником в концлагере, где отец работал врачом. Именно он поставил Корабельскому ложный диагноз - туберкулез, что позволило тому выжить. И отец попросил: "Если спасешься, прошу, доберись до деревни Усохи, разыщи Акулину Семеновну и скажи, что ее сын Ванечка жив". Увы, выполнить эту просьбу он смог только спустя много лет, когда бабушки уже не было в живых…

Но чудо все же случилось: вы разыскали данные об отце, в том числе лагерь, где он находился.

Анатолий Алай: Это невероятная история. Меня пригласили в Национальный архив Беларуси выступить на презентации книг о военнопленных. Я рассказал об отце, о том, что не могу найти его следы. На следующий день мне позвонил представитель одной из силовых структур - он был на презентации. И сказал, что нашел моего отца. Этого момента я ждал всю жизнь. "Где? Каким образом?" - начал спрашивать. Оказалось, в Дрездене есть центр "Саксонские мемориалы", где хранятся все данные. Тогда я примчался на студию и выпросил разрешение снимать "Черного ворона". Собрал съемочную группу, и мы уехали в Дрезден. Так я выполнил свой сыновний долг - отыскал сведения об отце и снял фильм-расследование "Черный ворон". Это главный итог моей жизни, и я счастлив, что выбрал именно этот путь - кинодокументалиста.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.