Новости

10.11.2020 12:00
Рубрика: Экономика

Почему не все пожары надо тушить

Шесть вопросов о том, как правильно беречь лес
Что такое лес, с точки зрения горожанина, дачника или любителя пособирать грибы, мы все знаем. Однако профессионал смотрит на любую чащу совсем другими глазами. Он видит там кубометры древесины, факторы риска возникновения пожара и другие абсолютно практические вещи. Мы пригласили заместителя министра природных ресурсов и экологии - руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Сергея Аноприенко на "Деловой завтрак" в "Российской газете", чтобы узнать его взгляд на то, что на самом деле происходит в лесах.
Сергей Аноприенко: Мы держим руку на пульсе и внимательно контролируем ситуацию с пожарами. Фото: Александр Корольков Сергей Аноприенко: Мы держим руку на пульсе и внимательно контролируем ситуацию с пожарами. Фото: Александр Корольков
Сергей Аноприенко: Мы держим руку на пульсе и внимательно контролируем ситуацию с пожарами. Фото: Александр Корольков

Всю осень Якутск был окутан дымом лесных пожаров. Очаги возле города тушили, но горело и за полярным кругом. Когда не надо тушить таежные пожары?

Сергей Аноприенко: Мы исходим из того, что тушить надо везде и оперативно. Особенно важно вовремя реагировать на те лесные пожары, огонь от которых может угрожать людям, живущим неподалеку. Но в последнее время пожары все чаще возникают в крайне отдаленных северных районах. В этом году температура в арктической зоне летом поднималась и долгое время держалась выше 35 градусов, на Чукотке доходила до 40 градусов. То есть, когда горят уже и притундровые леса, глобальные изменения климата очевидны. И мы все чаще видим, что добраться до некоторых таких пожаров крайне сложно, а иногда и попросту невозможно.

Такие территории называются "зонами контроля" - за пожарами там следят с помощью спутникового наблюдения и контролируют, чтобы они не угрожали населенным пунктам. Такие зоны, где таежный пожар предоставляли самому себе, существовали и в советское время, даже при достаточно сильной авиационной охране лесов. Сейчас регионы сами определяют такие зоны, и в этом году при взаимодействии с ними мы уменьшили такие территории на 92 млн га, а некоторые области, такие как Свердловская, Тюменская, совсем отказались от зон контроля. Чтобы снижать их дальше, нужны, как в советские времена, аэродромы подлета - на Крайнем Севере есть места, куда без дозаправки не долетишь, работы не проведешь. Для тушения нужны пожарные десантники. Но чтобы их где-то разместить, надо, во-первых, обеспечить бытовые условия и, что еще важнее, возможность забрать их на базу после ликвидации огня.

Вы узнаете о возгорании где-то в тайге. Кто и как дальше отправляется на тушение?

Сергей Аноприенко: Схема довольно простая: наша Федеральная диспетчерская служба мониторит термоточки со спутников и собирает информацию со всех регионов, уточняет, что где горит. У каждого региона при этом есть сводный план тушения, в котором он прописывает, какие силы будет задействовать при том или ином классе пожарной опас­ности. Соответственно, в первую очередь регион самостоятельно решает, как он распорядится силами и средствами, кого и куда будет направлять, обнаружив лесной пожар. Мы держим руку на пульсе - проводим оперативные штабы, привлекаем все субъекты РФ, где складывается сложная лесопожарная обстановка, координируем все взаимодействие между субъектами, межрегиональное маневрирование сил, по запросу региона направляем туда наш федеральный резерв Авиалесоохраны. Сейчас для переброски сил и средств федерального резерва Авиалесоохраны используем возможности МЧС. Взаимодействие полностью отработано, проблем не возникает.

Надо ли награждать тех, кто предотвратил пожар?

Сергей Аноприенко: Нет такого механизма, чтобы понять, действительно ли человек предотвратил один, десять или сто пожаров. По каким критериям ставить в оценку? Например, если год был дождливый и пожаров из-за этого не было, кто их предотвратил? Я бы подошел с другой стороны. Мы так работаем, региональные власти во многих субъектах так работают: поощряют лесопожарные формирования за тушение лесных пожаров в первые сутки. У нас есть такой критерий.

Фото: Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Алексей Дуэль

Если зайдете на сайт Рослесхоза, то найдете рейтинг регионов по оперативности тушения. В том числе есть информация о субъектах РФ, которые весь сезон тушили все лесные пожары в первые сутки. Тушение в первые 24 часа - это KPI лесных пожарных и парашютистов-десантников, они об этом знают. Органы управления лесами субъектов платят больше за пожар, который потушен в первые сутки. В этом году 74% от общего числа возгораний в лесах было потушено именно в этот срок.

Куда податься людям, оставшимся без работы из-за запрета на экспорт необработанной древесины?

Сергей Аноприенко: Тревога людей, работающих на заготовке леса, безусловно, понятна. Но план мероприятий по развитию лесного комплекса включает в себя не только запрет на вывоз круглого леса, но и прежде всего поддержку малых и средних предприятий. Эту потенциальную проблему сейчас решают коллеги из Министерства промышленности и торговли и Минэкономразвития России. Наша глобальная задача - чтобы лес перерабатывался в России. Чтобы мы не покупали потом за границей свою же древесину в виде изделий. Планируется запуск программы по льготному кредитованию. Ее финансирование предполагается за счет средств Фонда развития промышленности. Нормативный правовой документ должен быть готов к 15 декабря, а реализация начнется уже с 1 января 2021 года.

Кто сейчас следит за состоянием дел непосредственно в лесах? За 14 лет число лесничих сократилось вчетверо.

Сергей Аноприенко: Количество лесной охраны резко сократилось в 2007 году, в момент принятия новой редакции Лесного кодекса. С тех пор их численность увеличилась с 11 тысяч до 24 тысяч. Нормативная численность лесных инспекторов установлена приказом Минприроды России о нормативах патрулирования лесов. Я с этим не очень согласен, все-таки норматив патрулирования - это про километры, а численность - про количество человек. Есть некоторые трения с регионами, которые включают в число лесных инспекторов и других работников лесного хозяйства. Но традиционно лесной инспектор - это человек, который обеспечивает охрану от лесонарушений. В этом году минфин добавил около 420 млн рублей на увеличение штатной численности.

Особенно важно вовремя тушить пожары, огонь от которых может угрожать людям

В 2021 году в пяти регионах пройдет эксперимент по изъятию некоторых полномочий у местных властей в пользу федеральных. В каждом появится свой главный федеральный государственный лесной инспектор. Он будет представлять Центральный аппарат Рослесхоза.

До сих пор не все разобрались, считать ли сухостой валежником и какие дрова можно собирать в лесу, чтобы не нарваться на штраф?

Сергей Аноприенко: Лесной кодекс относит валежник к недревесным лесным ресурсам, которые свободно и бесплатно собирают и заготавливают граждане для собственных нужд. Ответ в самих корнях слов "валежник" и "сухостой". Валежник - от существительного "валежина". Это то, что лежит на земле: остатки стволов деревьев, ветки. Поэтому сухие, стоящие на корню деревья являются сухостоем, а не валежником. Так что собирать сучья, хоть и от погибших деревьев, можно только с земли. Пока дерево стоит и не упало по естественным причинам, к "недревесным лесным ресурсам", которые можно собирать свободно и бесплатно, оно не относится.

Сажать и растить

Больше миллиона гектаров леса вырастили в России в прошлом году в рамках федерального проекта по лесовосстановлению, в том числе 177 тысяч восстановили искусственным методом. Такие данные приводит Рослесинфорг. В 36 регионах страны лес был восстановлен на большей площади, чем вырублен.

В Хабаровском крае восстановление произошло на площади более 66 тысяч гектаров, в том числе 5,2 тысячи пришлись на искусственное лесовосстановление. Превышение над площадью сплошной рубки составляет 17 процентов.

В Пермском крае восстановили 49 тысяч гектаров леса, в том числе один гектар - искусственным способом. В Кировской области - 44 тысячи гектаров, почти десять процентов из которых пришлись на искусственное лесовосстановление. Превышение - на 22%. В Свердловской области - 32 тысячи (искусственно - 5,7 тыс. га), превышение составило 39%. Однако самый высокий результат показала Якутия, где за год сплошная рубка затронула 22 тысячи, а лесовосстановление произошло на 55 тысячах гектаров. Использовать саженцы тут не пришлось, надо было лишь помочь лесу самому заполнить опустевшие делянки.

Президент Татарстана Рустам Минниханов вместе с Сергеем Аноприенко принял участие в посадке деревьев. Фото: instagram.com / anoprienko_sergey

"Большая часть лесов в нашей стране в части восстановления справляется самостоятельно, без искусственных посадок, - объяснили в Рослесинфорге. - Доля искусственного восстановления лесов в России никогда не достигала 50%. Но именно оно обеспечивает создание наиболее ценных для хозяйственной деятельности лесных насаждений".

В организации добавили, что в соответствии с планом мероприятий по декриминализации и развитию лесного комплекса России, который представила вице-премьер Виктория Абрамченко, в стране будут созданы условия для появления питомников, в которых будут выращивать саженцы и сеянцы лесных растений с закрытой корневой системой - такие деревца лучше приживаются после высадки.

Как ожидается, на долю восстановленного за счет саженцев и сеянцев с закрытой корневой системой к 2022 году будет приходиться 20% лесовосстановления (в зонах интенсивного ведения лесного хозяйства более 50%), а к 2030 году - уже 45%.

Подготовил Алексей Дуэль

Поступок
Людмила Жукова чуть жизнью не заплатила за свою гражданскую позицию. Фото: Наталья Граф

Защитила сосновый бор

Омской учительнице географии Людмиле Жуковой понадобилось десять лет, чтобы отстоять реликтовый сосновый бор в селе Екатерининское Тарского района. Ей угрожали, ее дом забрасывали "коктейлями Молотова". А чиновники, к которым она неоднократно обращалась за помощью, не только не помогли, но и даже пытались выселить неугомонную общественницу из тайги.

Теперь в резонансном деле о вырубке уникальных хвойников на севере области поставлена точка. Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговорила местного предпринимателя Анатолия Хомюка и его подельника к реальному сроку за незаконную рубку лесных насаждений, совершенную в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору. Они были взяты под стражу в зале суда.

- По решению коллегии Анатолию Хомюку и Владимиру Фугарову назначено наказание в виде 1,6 года лишения свободы в колонии общего режима каждому. Помимо этого им на полтора года запретили заниматься работами, связанными с лесозаготовительной деятельностью, - сообщили "РГ" в Омском областном суде. - В пользу местного бюджета с них взыскано солидарно 6 миллионов 447 тысяч рублей.

Ранее омские арендаторы леса отделывались легким испугом за незаконную заготовку деревьев.

Еще в 2010 году Главное управление лесного хозяйства Омской области отдало с аукциона 10 тысяч гектаров хвойников в Тарском районе в аренду местным бизнесменам. А они под видом санитарных рубок старых и больных осин и берез начали вырубать молодые и здоровые деревья. Лес также передавали в субаренду бригадам черных лесорубов. Дровосеки заходили в отведенную им делянку и вместо положенных двухсот кубометров вырубали в десять раз больше. Под топор попал и знаменитый Екатерининский бор. На его защиту и встала в одиночку Людмила Жукова. Она писала о беспределе в тайге во все инстанции. Обращалась за помощью и к региональным властям, и к природоохранникам, и в надзорные органы. Однако многочисленные проверяющие сосновые пни упорно не замечали.

А вот независимые специалисты департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу, посетившие Екатерининское в 2014 году, подтвердили факты заготовки лучших деревьев и оставление после рубки погибших и поврежденных деревьев. Но омские чиновники просто оштрафовали арендатора. На 10 тысяч рублей. А Жуковой в отместку спалили дом. Ее семье чудом удалось спастись.

Только после того, как о беспределе в Прииртышье узнала вся страна, уникальный уголок тайги удалось спасти. Теперь вековым соснам ничего не грозит - правительство Омской области вернуло Екатерининскому бору статус особо охраняемой природной территории. Бригаду черных лесорубов задержали. Поджигателей поймали. Людмилу Жукову взяли под государственную охрану.

Наталья Граф, Омск

Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Алексей Дуэль
Экономика Отрасли Ресурсы Правительство Минприроды Рослесхоз Деловой завтрак