Новости

29.11.2020 00:00
Рубрика: Культура

Живая и мертвые

На каком языке нужно говорить с молодыми о подвиге
В деревне Петрищево под Москвой 29 ноября 1941 года фашисты повесили 18-летнюю девушку, пытавшуюся поджечь конюшню местного полицая. Перед казнью над ней страшно издевались, но она молчала. Диванные постперестроечные "историки" приписали ей психическое расстройство, фанатизм зомбированной диверсантки, а потом заявили, что подвиг совершила другая. Лучший доктор такой исторической памяти, конечно, архив. Но и музейная экспозиция вполне справится с "лечением" выросшего на мифах и фейках поколения. На каком языке нужно говорить с молодыми о подвиге, корреспонденты "РГ" выясняли в новом музее "Зоя", посвященном первой женщине - Герою Советского Союза Зое Космодемьянской и контрнаступлению советских войск под Москвой.

Язык молодых

Если кто помнит, старый музей Зои Космодемьянской в Петрищево, который открыли в 1956 году, был очень маленьким. Деревянный домик в конце малопроезжей дороги. Вышивка Зои, кофточка, дневник... Деревня в одну улицу под названием Цветочная. Посередине - огромное болото. Теперь на этом болоте - новое здание европейского уровня, с выставочным залом, спецэффектами и модным кафе. Есть студии, где можно записать историю своего героя Великой Отечественной, и она попадет в экспозицию.

Построили отличную дорогу и стоянку для автобусов.

Музей "Зоя" - белый, с колоннадой, с огромными панорамными окнами, дорожками в вишневых деревьях. Внутри - последнее слово музейных технологий и даже сценографии. У IT-компаний, которые работали над экспозицией, была сверхзадача: выбить из посетителей туристическое равнодушие. Получилось. Ходишь по залам и чувствуешь боль...

- Это - живой музей, который будет сам рассказывать свою историю, - говорит директор Марина Роменская. - На понятном современному поколению языке. С погружением, иммерсивностью. Поэтому в залах много мультимедиа, используются аудиофайлы. Вы услышите редкие записи Авдотьи Ворониной (в ее доме партизанка провела ночь), интервью матери Зои. Направленный звук позволяет слушать аудиофайл, не мешая другим следить за экскурсией. Мы пытались задействовать все органы восприятия: зрение, слух, тактильные ощущения, даже обоняние. По современным технологиям так, как это актуально на сегодняшний день для молодежи.

Музейная экспозиция справится с "лечением" выросшего на мифах и фейках поколения

Экскурсовод запускает мультимедийную программу: мы в довоенном классе с портретами вождей на стенах и глобусом на учительском столе. Вдруг помещение наполняется звуками войны: по радио объявляют о "вероломном нападении на СССР", слышны взрывы, за окном идет воздушный бой, все дребезжит и мерцает... На выходе, так спроектирован музей, взгляд потрясенных посетителей через окно упирается в обелиск на месте казни Зои - довоенные школьники становились солдатами очень быстро.

Нормальный подвиг

"Страна героев" была молодой: 60 процентов предвоенного населения СССР не достигли 29 лет. Зал, где рассказывается, как взрослели люди, которые не струсили и не предали, похож на станцию метро "Новослободская" с ее покатым белоснежным потолком. Вместо витражных панно, фото и видео довоенной жизни - спорт, увлечение авиацией, стахановское движение, строительство метрополитена. Зоя вела дневник, где записывала то, что нужно было прочитать за лето 1941 года: Шекспир, Дюма, О. Генри...

В руках планшет: наводишь на QR-код и читаешь: "Я полюблю только того, кого буду знать и уважать. Это будет волевой человек, сильный и честный". Или: "Ой, сегодня нам скажут, кто в какой школе, выдадут табель, будут премирования. Встала в полдевятого и пошла на утренник. Все ребята чистенькие и нарядно одетые... Меня премировывают самой дорогой книгой - баснями Крылова и почетной грамотой, которую дадут 31 августа".

"Зоя страдала психическим заболеванием", - позволил себе циничный выпад популярный "мозговед", утверждавший, что видел историю ее болезни с диагнозом "шизофрения". И за этим, конечно, прочитывалось желание провести ревизию и природы настоящего подвига, и героизма в Великую Отечественную.

- Еще до войны Зоя попала в больницу с менингококковой инфекцией, затем проходила реабилитацию в подмосковном санатории "Сокольники", - бесстрастно рассказывает главный хранитель музея Надежда Савосина. - В конце сентября 1941 года вместе с друзьями она ездила на уборку картофеля в подмосковный совхоз "Красная зоря". Об этом свидетельствуют письма маме 24сентября и третьего ноября. Вернувшись из совхоза, девушка поступает на курсы медсестер. О прохождении медицинской комиссии свидетельствует справка, которая хранится в фондах нашего музея. Заключение: "Зоя Космодемьянская здорова, курсы медсестер посещать может". Никакой шизофрении у нее не было. Иных документов никто не видел.

Космодемьянская, как первая женщина пантеона Героев Советского Союза, попала под каток публикаций, которые рассказывали "об истинных" событиях Великой Отечественной войны. Однако для музейщиков ничего тайного в истории Зои не осталось. Под стеклом - знаменитый приказ Ставки Верховного главнокомандования N 0428, согласно которому действовали советские диверсанты. Он вышел в ноябре, в самые тяжелые для Красной Армии дни. Об уничтожении населенных пунктов в прифронтовой полосе там сказано так: "Германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и... ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах... вдоль дорог на 20-30 км по обе стороны". Приказано выгнать немцев на холод, а для этого уничтожать "населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог". И этим занимались диверсанты. В экспозиции есть документы и фотографии, посвященные одной из самых секретных в Красной Армии войсковой части N 9903, куда попала Зоя Космодемьянская. Ее начальником был легендарный разведчик-диверсант Артур Спрогис. За несколько дней ему предстояло научить 17-20-летних спать в снегу, минировать дороги, ориентироваться на местности. "Брали не всех, - рассказывает экскурсовод Наталья Чиповая, как будто обращаясь к современным ровесникам Зои. - У кого-то голос дрожал, кто-то не проходил по здоровью. При собеседовании прямо предупреждали, что 90 процентов разведчиков и диверсантов погибают". Чтобы пришедший в музей прочувствовал, каково было Зое, когда ее в морозы раздетую и босую ночь таскали по деревне, с помощью климатической установки понижают температуру.

Постправда о Космодемьянской

Деревня "Реtrischewo" как будто замерла в ожидании казни пойманной диверсантки, слышно только фырканье лошадей. Тишину прерывает голос матери Зои Космодемьянской. Слушать ее трудно. Смотреть на фотографии, сделанные одним из немецких офицеров во время казни, еще тяжелее. Их обнаружили только в 1943-м, когда разгромили часть, где он служил. Тело девушки не предавали земле месяц. Но под Новый год немцы, содрав остатки одежды, долго над ним глумились, а протрезвев под утро и ужаснувшись содеянному, спилили виселицу и закопали тело у оврага.

Еще одно "мнение", продиктованное желанием перечеркнуть ее подвиг: героиней Зою Космодемьянскую "назначили", а подвиг совершила Лиля Азолина -разведчица отряда особого назначения Западного фронта...

- 4 февраля 1942 года, после того как тело было освобождено от снега, Любовь Тимофеевна в сопровождении своего 16-летнего сына подошла, встала на колени, наклонилась и в истерзанной девушке узнала свою дочь, - сдержанно отвечает Надежда Савосина. - Ее взяли под руки, подняли... Свидетели рассказывали, что мама Зои оглохла от горя. Кроме матери в опознании принимали участие брат Александр, ее боевая подруга Клавдия Милорадова, одноклассник Белоконь, учительница Вера Сергеевна Новоселова, а также судмедэксперты и жители Петрищева.

Космодемьянская, разумеется, была не единственной девушкой-партизанкой. В музее хранятся и их истории. "Вера Волошина попала в плен одновременно с Космодемьянской. О ней долго было ничего не известно. И только в 1957 году выяснилось, она была повешена в один день с Космодемьянской в Наро-Фоминском районе на придорожной иве", - добавляет Наталья Чиповая. Кстати, тема героизма женщин ляжет в основу нового направления в деятельности музея. "Не только военного подвига женщин Великой Отечественной войны, но и социального подвига женщин во всем мире, - уточняет директор. - Уже есть договоренность с разными архивными и историческими учреждениями, к примеру, с Российским госархивом кинофотодокументов, о работе, которая выльется и в издание книг, в подкасты и лекции".

Деловая женщина

Дизайнер одежды Ольга Сказкина недавно опубликовала фото моделей на фоне музея "Зоя" и написала: "Музейный комплекс Зои Космодемьянской... ну где еще можно снять историю про женщину дела". В неуместной риторике ее поддержало одно сетевое издание, сообщив своим читателям, что музейный комплекс "Зоя" "чистый пример общественного пространства, где хочется гулять, пить кофе и кататься на роликах". Разразился скандал.

Споры, каким должен быть музей, посвященный трагической странице истории, ведутся давно. Известный режиссер Сергей Лозница в 2017 году снял документальный фильм о том, как меняется культура памяти. Камера беспристрастно изучает людей, которые в погожий денек отправились на семейную экскурсию в концлагерь. Едят мороженое, фотографируются, целуются на фоне страшной надписи на воротах "Труд освобождает". И это был приговор туристическому отношению к месту трагедии. Вторая мировая не такое уж далекое прошлое, чтобы отключить сопереживание... И вообще, уместно ли пить кофе там, где были замучены люди?

Впрочем, есть и другой подход. Авторы концепции Яд Вашем, раскинувшего свои крылья на горе памяти в Иерусалиме, явно уверены, что свет, прозрачность, модная образность - все это работает на память и сочувствие без анестезии. Кстати, на территории национального мемориала есть несколько кафе. Возможность нормально отдохнуть, считают здесь, не ослабляет градус скорби, который экскурсанты испытывают, например, в детском мемориале, где одно за другим звучат имена двух миллионов еврейских детей, замученных в лагерях.

Язык, на котором говорят о памяти, не важен, главное, чтобы его понимали адекватно.

Прямая речь

Марина Роменская:

- Лев Гумилев ввел понятие "аберрация дальности": чем дальше в прошлое уходит событие, тем менее актуально оно для людей. У меня дед воевал, бабуля на Ладожском озере работала медсестрой. Помню ее холодные, обескровленные пальцы... Она рассказывала, как много крови сдала для раненых... Я могла потрогать эту историю руками. Следующее поколение этого уже лишено. Поэтому для них вся эта история стала черно-белой картинкой. Для чего нужно погружение? Чтобы новое поколение приблизилось, ощутило войну и поняло, как нельзя о ней рассказывать.

Культура Арт Музеи и памятники Общество История 75 лет Великой Победы РГ-Видео