Кто из лесу вышел

Разговор под Новый год с "лесным" министром
Какие елки предпочитают на Новый год белорусы, как удалось вырастить в Беларуси целую плантацию карельских берез и как идет сотрудничество с российскими коллегами в условиях пандемии - об этом и многом другом мы расспросили министра лесного хозяйства Беларуси Виталия Дрожжу.
Виталий Дрожжа: Несмотря на пандемию, удалось очень заметно, на 62 процента, повысить товарообмен с Карелией. Фото: Белта Виталий Дрожжа: Несмотря на пандемию, удалось очень заметно, на 62 процента, повысить товарообмен с Карелией. Фото: Белта
Виталий Дрожжа: Несмотря на пандемию, удалось очень заметно, на 62 процента, повысить товарообмен с Карелией. Белта

Виталий Александрович, как обстоят сегодня дела в наших лесхозах с елками?

Виталий Дрожжа: Главный атрибут, без которого трудно представить Новый год, - елочка. Ежегодно реализуем их от 140 до 160 тысяч, примерно на такие цифры рассчитываем выйти и в нынешнем сезоне. В основном это срубленные ели и сосны, но в последние годы белорусы стали чаще покупать новогодние деревья в кадках. Это могут быть различные виды елей и сосен, пихта Нордмана. Цены по карману каждому: от 10 до 17 белорусских рублей за срубленное дерево и от 12 до 65 рублей (от 360 до 2 тыс. российских рублей) за дерево в кадке. Чтобы сэкономить, новогоднее дерево можно купить непосредственно в лесничествах.

Не вредит ли заготовка лесных красавиц природе?

Виталий Дрожжа: Мы выращиваем ели и сосны не только в естественных условиях, но и на специальных плантациях. Природе это не вредит. "Под нож", как правило, идут 5-7-летние деревья. Заготовку начинаем перед тем, как станут работать елочные базары, и регулируем по мере спроса. Излишки поставляем на экспорт. В Литве, Латвии с удовольствием покупают наши ели и сосны.

А дома какую елку ставите - искусственную или натуральную?

Виталий Дрожжа: Конечно, живую, но в кадке. Бывая через день в лесу, трудно даже представить праздник с ненастоящим деревом.

Но, как говорится, делу время. Не так давно под вашим председательством состоялось заседание Рабочей группы по сотрудничеству Беларусь - Карелия. Несмотря на пандемию и прочие вызовы, удалось очень заметно, на 62 процента, повысить товарообмен. За счет чего?

Виталий Дрожжа: Основа нашего экспорта в Карелию - различные виды целлюлозы, протезы и ортопедические приспособления для лечения переломов, замороженные фрукты. Поставки целлюлозы только за последний год выросли в 15 раз. Во многом это стало возможным благодаря прошлогоднему визиту нашей рабочей группы на Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат. Пользуется спросом у жителей Карелии и белорусская сельхозпродукция. Отдельно хочу выделить проект по созданию и расширению сборочного производства лесозаготовительной техники ООО "Амкодор-Онего" в Петрозаводске. Его реализация - яркий пример перехода от взаимодействия исключительно в торгово-экономической сфере к инвестиционному сотрудничеству. Линейка товаров, которые мы импортируем из Карелии, также достаточно разнообразна: это и строительные материалы, и медицинские приборы, и, конечно же, рыбная продукция.

Беларусь и Россия - лесные страны. Как это влияет на сотрудничество?

Виталий Дрожжа: Еще одно важнейшее направление взаимодействия - борьба с болезнями и вредителями леса. Несколько лет назад белорусские и российские леса подверглись массовому усыханию, вызванному жуком-короедом. Сообща мы проводили различные эксперименты, обменивались опытом, искали пути выхода из ситуации. К слову, до пандемии коллеги из российских регионов регулярно приезжали к нам в рамках образовательных программ. В Центре повышения квалификации работников лесного хозяйства им рассказывали о специфике белорусского лесного законодательства, основных подходах к ведению лесного и охотничьего хозяйства, заготовке и реализации древесины. Лесоводы из России могли воочию увидеть работу наших лесохозяйственных учреждений. Не так давно нас посещала делегация Иркутской области, и их интересовало, как мы выращиваем посадочный материал, что делаем с неликвидной древесиной, насколько качественно работает наша лесозаготовительная техника в тяжелых условиях. Подобные визиты - хорошая возможность обменяться опытом и почерпнуть что-то новое.

А как организована совместная борьба с лесными пожарами? Ведь огонь называют главным врагом леса...

Виталий Дрожжа: Действительно, чтобы вырастить дерево до состояния естественной спелости, требуется не одно десятилетие. А случайный пожар способен уничтожить его за считаные минуты. Трансграничные пожары крайне опасны. При этом от действий или бездействия одной из сторон напрямую зависят масштабы бедствия. Могу сказать, что с российскими коллегами у нас нет проблем. Тесно взаимодействуют между собой и министерства по чрезвычайным ситуациям. Налажено четкое информирование о потенциальных угрозах возникновения огня. В итоге на российском направлении фиксируются лишь единичные возгорания. Я считаю это главным показателем эффективности сотрудничества. К тому же белорусские лесоводы выращивают достаточное количество высококачественного посадочного материала, чтобы возобновлять поврежденные участки. Готовы оказать содействие и в этом направлении.

Удивительно, но в Беларуси произрастает больше карельской березы, чем в самой Карелии. Как удалось этого достичь?

Виталий Дрожжа: Ответ кроется отнюдь не в загадках природы. Ученые Института леса НАН Беларуси разработали технологию выращивания плантаций карельской березы, научились клонировать этот вид. Процесс выращивания сложный и трудоемкий, связан с различными рисками. Так что пока дело ограничивается экспериментами в отдельных лесхозах. Хотя сам по себе вид достаточно ценный и единственный, стоимость которого на бирже формируется не за кубометр, а за килограмм.

В последние годы белорусы стали чаще покупать новогодние деревья в кадках, а не срубленные

Давайте вернемся ближе к празднику. Для многих нет лучше отдыха, чем новогодние каникулы на природе...

Виталий Дрожжа: В структуре минлесхоза насчитывается 90 охотничьих комплексов, где останавливаются и охотники, и рыбаки, любители спокойного отдыха на природе. Еще два года назад мы принимали 700-800 иностранных охотников, в основном россиян. Сегодня из-за пандемии мы вынуждены ориентироваться прежде всего на белорусских граждан, а для зарубежных проводим единичные туры. Похожая ситуация и у других пользователей охотугодий. Но главное - наши охотничьи комплексы не пустуют. Что касается новогодних программ, то в связи с эпидемиологической обстановкой проведение массовых мероприятий также пришлось ограничить. Сохранить здоровье людей гораздо важнее. Однако забронировать домик охотника для встречи Нового года с семьей или друзьями по-прежнему можно. Все необходимое для хорошего праздника в кругу близких там есть.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.