Новости

10.03.2021 16:37
Рубрика: Экономика

Что надо знать про АЭС "Аккую", которую Россия строит в Турции

Двадцать миллиардов долларов. Двадцать лет на переговоры, проект, лицензирование, строительство. И - 35 миллиардов киловатт-часов электричества в год на финальной стадии. В таких цифрах, если главное свести к ним, выражается суть и масштабы российско-турецкого прецедента под названием АЭС "Аккую".
 Фото: IBRAHIM MESE / DOGAN NEWS AGENCY / AFP  Фото: IBRAHIM MESE / DOGAN NEWS AGENCY / AFP
Фото: IBRAHIM MESE / DOGAN NEWS AGENCY / AFP

Почему - "прецедента"? Потому что сооружаемая в провинции Мерсин на берегу Средиземного моря атомная электростанция "Аккую" не просто первая АЭС в Турецкой Республике. Это первый в истории мировой атомной энергетики подобный объект, который создается по модели "строй-владей-эксплуатируй" (в английском - BOO, Build-Own-Operate).

Согласно этой формуле, власти Турции предоставили площадку для строительства АЭС и гарантировали закупку определенной части электроэнергии - в обозначенные сроки и по фиксированной цене за киловатт. А участники с российской стороны учредили проектную компанию "Аккую нуклеар" (в форме АО), которая взяла на себя обязательства по проектированию, строительству, эксплуатации и обслуживанию АЭС, включая все сопряженные с этим расходы и риски. В том числе вывод из эксплуатации отслуживших или, паче чаяния, аварийных объектов, особый порядок обращения с облученным ядерным топливом, РАО и безопасную утилизацию всех прочих отходов - в строгом соответствии с международными правилами и стандартами.

В этом, заключительном положении, и состоит принципиальное отличие АЭС "Аккую" от других атомно-энергетических объектов, что были построены по проектам и с участием одних стран на территории других. Во всех известных случаях до "Аккую" атомные станции или отдельные реакторные установки уже на стадии строительства или сразу после ввода в строй переходили в собственность и под юрисдикцию той страны, которая их заказала. А тот, кто проектировал и строил, выступал лишь в роли подрядчика. В каких-то случаях мог оказывать помощь в подготовке национальных кадров, брал на себя роль технического консультанта в первые годы эксплуатации, по отдельным контрактам обеспечивал поставки ядерного топлива, запчастей, расходных материалов…

В ситуации с "Аккую" от начала до конца вся ответственность на том, кто ее спроектировал и построил. То есть, на АО "Аккую нуклеар", которая учреждена 13 декабря 2010 года на территории Турции и в настоящее время практически полностью принадлежит дочерним структурам "Росатома". Поэтому в формулу "строй-владей-эксплуатируй" надо, как минимум, уже сейчас включать четвертый пункт: "убери за собой". А, может быть, и пятый: "отвечай за все по полной".

На официальном сайте строящейся станции прямо сказано, что доля российской атомной госкорпорации в проекте составляет 99,2 процента, а общая стоимость оценивается на уровне 20 млрд долларов. Проект в активной фазе: "Все работы по сооружению и мероприятия по развитию инфраструктуры строительной площадки АЭС "Аккую" осуществляются с обязательным выполнением действующих норм и законов Турецкой Республики, а также рекомендаций Международного агентства по атомной энергии…". Там же сказано, что атомная станция в законченном виде будет состоять из четырех энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200 общей мощностью 4800 мегаватт.

Сегодня компетенциями и опытом в проектировании АЭС на экспорт обладают не более десятка государств и транснациональных компаний. Россия, а прежде СССР, в числе лидеров. По российским (советским) проектам и с участием наших специалистов атомные электростанции в разные годы были построены и пущены в эксплуатацию в Болгарии, Венгрии, ГДР, Румынии, Финляндии, Чехословакии (названия государств привожу на момент строительства АЭС). Построенные во времена СССР атомные станции действуют в Армении и Украине. Игналинская АЭС с энергоблоками РБМК-1500 в Литве и опытно-экспериментальный энергоблок БН-350 в городе Актау (бывший Шевченко, Казахстан) остановлены и требуют больших затрат на вывод из эксплуатации. Про многочисленные исследовательские реакторы, построенные на территории других стран в рамках научно-технического сотрудничества, речь сейчас не ведем, хотя и с ними проблем год от года все больше…

При всех ныне полярных суждениях о будущем атомной энергетики конкуренция на рынке экспортных поставок в этой сфере как никогда высока и у нас на глазах обостряется. К известным американским, немецким, французским, японским компаниям, которые в 70-80 годы прошлого века широко развернулись в собственных странах и активно продвигали услуги на экспорт, теперь добавились Южная Корея и Китай. А прежние конкуренты в борьбе за новые заказы стали формировать новые транснациональные альянсы с прицелом на рынки в Азии, Южной Америке, на Ближнем и Среднем Востоке, не упуская из виду и старушку Европу…

Само собой разумеется, что и Россия стремится укрепить, а при возможности расширить свое участие в этом высокотехнологичном бизнесе. А он, надо заметить, помимо возрастающей конкуренции все более жестко контролируется. Это происходит на уровне международных организаций - по линии МАГАТЭ, Группы ядерных поставщиков, Всемирной ассоциации операторов атомных станций (ВАО АЭС), Клуба европейских эксплуатирующих организаций (EUR), Международной консультативной группы по ядерной безопасности, Евроатома, ЕврАзЭС, Комиссии государств-участников СНГ по использованию атомной энергии в мирных целях, других организаций и региональных структур.

Контроль и требования ужесточаются на уровне национального законодательства и разрешительных процедур в отдельно взятых странах. Самый яркий пример - Финляндия, где немецко-французский консорциум Areva-Siemens, выигравший тендер у "Росатома", с 2005 года начал строить третий энергоблок на АЭС "Олкилуото" с реактором EPR -1600 разработки Areva (ныне - Orano). Пятнадцать лет уже строят, перестраивают, устраняют недочеты и наращивают системы безопасности, а пустить в работу и передать финскому заказчику до сих пор не могут. Затраты по этому проекту уже почти втрое превысили изначально заявленные 3 миллиарда евро, и конца им пока не видно…

Меньше всего хотелось бы предстать в роли Кассандры. Но это урок не только для самонадеянных управленцев французской Areva середины 2000-х, теперь уже покинувших высокие посты. Тут есть предмет анализа и для тех, кто сегодня определяет стратегию в проекте АЭС "Аккую", кто поддерживает его кредитами и обязывающими гарантиями.

Экономика Отрасли Энергетика В мире Ближний Восток Турция Компании Госкорпорации Росатом Российско-турецкие отношения