В Москве представлен научный доклад к 35-летию аварии на Чернобыльской АЭС

Научные исследования в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике ведутся в тесном взаимодействии с МАГАТЭ. Фото: Александр Емельяненков
Научные исследования в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике ведутся в тесном взаимодействии с МАГАТЭ. Фото: Александр Емельяненков
Сегодня в Москве командой Института проблем безопасного развития атомной энергетики под руководством академика Леонида Большова представлен доклад "35 лет Чернобыльской аварии​​​. Итоги и перспективы преодоления ее последствий в России".

Как видно из названия, выпуск документа приурочен к годовщине случившегося на Чернобыльской атомной станции и посвящен анализу того, что в последние годы происходило на загрязненных территориях и с различными категориями пострадавших - местных жителей, ликвидаторов, самих атомщиков, работавших до и после аварии на АЭС. Помимо специалистов ИБРАЭ в подготовке доклада участвовали члены Российской академии наук, представители "Росатома", МЧС, Минздрава, ФМБА, Росгидромета, Роспотребнадзора и других организаций.

Один из главных выводов на этот день таков: радиационная обстановка в четырех наиболее пострадавших областях России - Брянской, Калужской, Орловской и Тульской - значительно улучшилась. А площади загрязненных земель сельхозназначения сократились в сравнении с 1987 годом в несколько раз. В Брянской области, самой проблемной из четырех, площадь отчужденных угодий уменьшилась на порядок.

Позитивная динамика отмечается и на водных объектах. В реках и колодцах той же Брянской области присутствие радионуклидов фиксируется "на два-три порядка ниже действующих уровней вмешательства", сказано в докладе. Более пристального внимания требуют некоторые непроточные водоемы - в донных отложениях в пойманной рыбе еще сохраняются опасные для здоровья концентрации цезия-137.

- Именно с этим радиоизотопом, - было отмечено на презентации доклада, - связаны в долгосрочном плане основные радиоэкологические последствия на большей части чернобыльского следа в России.

А что же медицинские последствия - какая тут динамика и прогноз? Для лиц, которые подверглись воздействию радиации от Чернобыльской АЭС, неблагоприятные факторы сохранятся еще долго. Специалисты Национального радиационно-эпидемиологического регистра проанализировали большой массив медико-дозиметрических данных за 35 лет и называют такие радиационно-обусловленные последствия и риски.

Прежде всего, это повышенная заболеваемость и смертность от лейкозов среди ликвидаторов в первые десять лет после аварии (около 50 процентов над спонтанным уровнем). Высокий уровень заболеваний раком щитовидной железы среди лиц, бывших детьми и подростками на момент аварии и проживавших на территориях с плотностью загрязнения выше 5 кюри на квадратный километр (около 50 процентов). Превышение над спонтанным уровнем онкологической заболеваемости среди ликвидаторов (около 5 процентов) и, возможно, среди населения наиболее загрязненных радионуклидами территорий (около 1 процента).

Все это с очевидностью указывает, что масштабы медицинской помощи пострадавшим сокращать нельзя. Напротив - надо повышать ее эффективность, групповую и персонифицированную направленность в зависимости от характера и степени неблагоприятного радиационного воздействия.

На пресс-конференции в ТАСС, посвященной презентации "чернобыльского" доклада, был задан и "самый главный" вопрос: "Что же стало подлинной причиной аварии на ЧАЭС? Ошибка, самоуправство операторов дежурной смены? Изъяны реактора? Или что-то еще - может, теракт?"

Директор ИБРАЭ Леонид Большов ответил на это коротко и прямо: "Операторы привели реактор в такое состояние, очень сильно отступив от регламента, в котором проявились недостатки научного обоснования безопасности и самой конструкции реакторной установки. У специалистов последние 30 лет никаких сомнений по этому поводу уже не возникает. А суждения о якобы возможном теракте, насколько я знаю, специалисты в ФСБ сами же и отвергают".

По словам академика Большова и его коллег, готовивших доклад, весь опыт, полученный при анализе причин и масштабов чернобыльской катастрофы, был обращен на то, чтобы поднять безопасность атомной энергетики в России на качественно более высокий уровень.

- Сейчас на АЭС используются только апробированные решения, осуществляется глубоко эшелонированная защита - многочисленные барьеры безопасности на всех элементах конструкции, - рассказал Леонид Большов.

По его же словам, треть рабочего времени операторы проводят на полномасштабных тренажерах, которые есть на каждой АЭС, что очень важно для поддержания уровня безопасности. И если оператор - представим такую ситуацию - остановил реактор, увидев тревожные показания на приборах, а данные оказались ошибочные, - его никто не станет ругать и лишать премии за вынужденный простой…

- Принципы управления начинаются с культуры безопасности, - дал понять директор ИБРАЭ. - Если до чернобыльской аварии само это понятие воспринималось как что-то "империалистическое", то после аварии внедрено и стало нормой на всех этапах атомной деятельности - при проектировании, конструировании, эксплуатации, выводе объектов из эксплуатации. Если в какой-то момент, на каком-то уровне вдруг возникает конкуренция, выбор между безопасностью и, скажем так, экономикой, дополнительными затратами, - приоритет у безопасности абсолютный.

Тем временем

Генеральный директор Международного агентства по атомной энергии Рафаэль Гросси в годовщину аварии на Чернобыльской АЭС заявил о том, что ядерная энергия помогает в борьбе с изменением климата.

- Сегодня, спустя 35 лет после трагической аварии, мы смотрим в прошлое с уважением и осторожностью, - говорится в его видеообращении, записанном на территории Украины. - Но мы также смотрим в будущее - с надеждой и решимостью, что ядерная энергия является частью глобальных усилий в борьбе с глобальным потеплением и изменением климата.

По словам Гросси, "все те, кто получает выгоду от мирного использования ядерной энергии, делают это в рамках тесно взаимосвязанных стандартов безопасности, методов и институтов с центром в МАГАТЭ".

А президент Республики Беларусь Александр Лукашенко в этот же день провел в Минске совещание по итогам своей рабочей поездки в Гомельскую область. Речь шла о возрождении "чернобыльских" территорий на юге страны и, в частности, о более эффективном использовании и вовлечении в оборот земель Полесского государственного радиационно-экологического заповедника.

Перед руководителями на местах и правительством глава республики поставил задачу так сформировать программу развития пострадавших регионов, чтобы возродить эти земли в течение ближайших пяти лет. И чтобы в будущем, "след техногенной катастрофы остался лишь в исторических хрониках и памяти о героях-ликвидаторах", заявил Александр Лукашенко.

Поделиться