Элиза Ожешко и ее люди

Королева литературы из Мильковщины
180 лет назад, 6 июня 1841 года, в имении Мильковщина под Гродно родилась известная писательница Элиза Ожешко.

Всю свою литературную жизнь писавшая на польском языке, она очень часто обращалась к белорусской теме, к жизни и быту окрестных крестьян, к красоте местной природы. К настоящему времени ее романы, повести и рассказы переведены на двадцать языков, но и при жизни Ожешко много издавали в переводах, и это значительно повышало узнаваемость Беларуси и белорусов в тогдашнем мире.

Родную Мильковщину она описывала так: "На северной окраине Гродненского уезда, в нескольких милях от границы с Виленской губернией, на широкой равнине, сотканной из урожайных полей и широких лугов, издали была видна моя родимая усадьба. Старый дом с трех сторон был окружен садом... Тенистые липовые аллеи, палисадники, заросшие английские дорожки, пруд. А за прудом - ровные поля, окруженные лесом, тем самым, на который так часто засматривалась я, как будто окутанным таинственной мглой..."

В литературу же Элиза пришла во многом случайно. Когда ей было три года, умер отец, преуспевающий юрист, председатель гродненского уездного суда Бенедикт Павловский. С детства девочка много читала, благо отцовская библиотека насчитывала несколько тысяч книг. Любовь к чтению только укрепилась во время обучения в варшавском монастыре ордена сакраменток. В шестнадцать лет, в январе 1858 года, ее выдали замуж за 35-летнего помещика из Кобринского уезда Петра Ожешко, под фамилией которого она и стала литературной знаменитостью. Сам же брак очень скоро дал трещину - муж оказался настоящим шляхтичем широкого полета, радостно промотавшим и собственное состояние, и изрядную часть богатств юной супруги.

Обладавшая решительным характером Элиза разными способами пыталась от постылого супруга избавиться. Она убеждала всех, что родилась в 1842 году, а посему брак стоит признать недействительным, так как еще император Николай I запретил выдавать замуж девушек, которым не исполнилось шестнадцати. Реально расстаться получилось из-за восстания 1863-1864 годов. Отчаянная Элиза летом 1863-го укрывала в мужнином имении Людвиново одного из главных вождей повстанцев Ромуальда Траугутта, а когда тот подлечился, самолично довезла его до границы с Царством Польским. В Пермскую губернию же в ссылку за это укрывательство отправился Петр Ожешко, с повстанцами особых дел не имевший. В 1869 году Элизе все-таки удалось добиться вожделенного развода, но личная жизнь после этого счастливее не стала. Были в ее жизни и неразделенная любовь, и длительные отношения с женатым юристом Станиславом Нагорским, который стал ее вторым мужем в 1894 году, но скончался уже через два года прямо во время именин писательницы.

Белорусская тема наряду с женским вопросом становится одной из главных в творчестве Элизы

Литературная судьба темпераментной гродненской шляхтянки оказалась куда счастливее отношений любви и дружбы. В 1866 году 25-летняя Ожешко дебютировала рассказом "В голодный год", который заканчивается гибелью главных героев, юных белорусских крестьян Ганки и Василька, описанных с большой симпатией в отличие от бездушных помещиков. С тех пор белорусская тема наряду с женским вопросом становится одной из центральных тем плодовитого творчества неутомимой Элизы, которое вместилось в более 50 томов одних лишь художественных произведений. Жизнь современных писательнице белорусов ярко отразилась в повестях "Низины" и "Дзюрдзи", рассказах "В зимний вечер", "Эхо", "Тадеуш".

Белорусский крестьянин Павел Кобыцкий, герой повести Ожешко "Хам", рыбачит на Немане, он органично слит с окружающей природой, рекой, своим ремеслом: "Что-то тянуло его к необозримому раздолью реки, к ее голубой тишине - в хорошую погоду, ее мелодичному шуму - во время бури, к восходу солнца, алеющему над ней каждое утро, и к отражающимся в ней каждый вечер великолепным краскам заката. Он любил чистый, ничего что знойный или морозный, воздух, открытое, ничего если даже пасмурное и унылое, небо; еще в детстве он мастерил лодки и удочки, а как только вырос, стал рыбаком".

Современники называли ее "королевой литературы". Фото: Wikipedia.org

А в интереснейшем очерке "Люди и цветы на берегах Немана" (1888-1891) нашлось место не только белорусскому фольклору окрестностей Гродно с его загадками, поговорками и песнями, но и народным белорусским названиям примерно четырех сотен трав. Интерес Элизы к ботанике был совсем не случайным - ее писательский почерк основывался на очень популярных с 1870-х годов в польском образованном обществе идеях позитивизма с его культом естественных наук. Параллельно Ожешко увлекалась химией и находила время для общественных дел. Продав имение в Мильковщине, она с 1870 года поселилась в Гродно и прожила в губернском городе еще 40 лет вплоть до смерти в 1910-м. Элиза очень активно проявила себя в комитете помощи погорельцам после большого пожара в Гродно в июне 1885 года, в котором среди более 500 утраченных строений сгорел и ее собственный дом.

Тогдашний мир был уже литературоцентричен, и это позволяло трудолюбивой писательнице жить на доходы с гонораров. После первых публикаций по-польски ее сочинения быстро переводили на русский язык, Ожешко активно печатали такие известные русские журналы, как "Отечественные записки" и "Русская мысль", а издатель и редактор последнего Вукол Лавров самолично переводил многие ее тексты. Хорошо раскупались и собрания сочинений Элизы, которых еще при жизни писательницы выпустили по-русски сразу несколько, от трех до двенадцати томов.

И в нынешнем Гродно память об Ожешко, которую ее белорусский современник Франтишек Богушевич назвал "королевой литературы", бережно сохраняется. Одна из центральных улиц областного центра носит ее имя, там же стоит и памятник писательнице. Сохранился и дом, в котором Элиза прожила последние 16 лет жизни, там можно познакомиться с содержательной музейной экспозицией.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.