20idei_media20
    07.09.2021 17:58
    Рубрика:

    В Ясной Поляне прошел театральный фестиваль "Толстой"

    Фестиваль начался не по правилам: на церемонии его открытия на Большой сцене на окраине Красного сада усадьбы, не шел дождь - до этого сопровождавший каждое начало "Толстого", будь оно в августе, июне или в сентябре. Но не успели танцоры в красно-синих русских мундирах из "Севастопольских рассказов" сделать первые антраша, как упали первые капли, а на "Хозяине и работнике", четвертой части балета-сюиты TOLSTOY пермского Балета Евгения Панфилова, открывшей фестиваль, между залом и сценой уже стояла стена дождя, а изо рта танцоров шел пар, придававший действию реалистичности и драматизма.

    Далеко не каждый театральный фестиваль открывается балетом по прозаическим шедеврам, но "Толстой", отмененный в прошлом году и перенесенный с июня на сентябрь в этом, всегда выходил за границы общепринятого. В Ясной Поляне нет ни одной стационарной театральной площадки, и каждый показ тут равен премьере: постановщикам приходится переделывать, упрощать декорации и "перемонтировать" мизансцены под походные условия. Но с другой стороны тут нет и того, что Толстой не любил в театре - бархатных кресел, картонных декораций, тяжелых занавесей… И есть вдохновляющая, широкая, Ясная Поляна. В этот раз ею вдохновлялись 15 проектов и постановок, приехавших под Тулу со всей страны…

    - Второй том у нас где-то на пятом километре, так что до дуба вам идти около часа.

    Мы движемся вдоль Большого пруда, где начинается проект "Война и Мир" своими шагами" с одним из его авторов, художником Иваном Николаевым. Коллега Ивана, художник Дмитрий Волкострелов захотел помочь нам, в школе через страницу листавшим роман Толстого, физически ощутить, насколько книга велика и неожиданна. И пройти ее своими ногами. Авторы посчитали длину строки в первом издании романа, сложили длины всех строк, получили физическую длину каждой главы и каждого тома. И наложили это расстояние на ландшафт усадьбы. Пройти роман быстрым шагом занимает от полутора до двух часов, если идти по отмеченному организаторами маршруту, не оглядываясь - но попробуй не остановиться, например, в Афониной роще, березовом островке в море темных осин или на берегу речки Воронки, окруженной с обеих сторон стенами леса…

    А вот, кстати, и дуб, тут все по Толстому: "ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, - ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились сочные, молодые листья и поверить нельзя было, что этот старик произвел их" - это написано на табличке рядом с деревом, не торопящиеся могут прочесть.

    …И почему же художник спектакля "Сила слова" именно так разложил карандаши по листу бумаги? А в этой кассете оставил именно пять заготовок для объективов, а не шесть?

    Но это сделал не художник, а монтажник, и перед нами не декорация, а реальная лаборатория тульского завода "Октава", на котором делают мирового уровня звуковое оборудование. На часах 20.00, сотрудники ушли отсюда всего несколько часов назад - и их сменили актеры спектакля в жанре "сайт-специфик" "Сила слова". В сайт-специфик ("особый взгляд") смысл постановки диктуется местом, где она происходит, помогающим актеру и подталкивающим воображение зрителя. Главный герой в "Смерти Ивана Ильича", одной из постановок, разыгранных в этих декорациях, описывая зрителю, наблюдающему за действием из-за стеклянной стены, ощущения медленно умирающего человека, перебегает от микрофона к микрофону, во множестве расставленных по студии. Словно пробуя - насколько важен звук, голос, тембр, чтобы твое слово услышали?

    В жизни Толстого и в его усадьбе, и на этом фестивале многое происходило и происходит вопреки правилам - потому писателя читают поколение за поколением, в Ясную Поляну едут со всего мира, а маршрутом "Войны и Мира" все три дня фестиваля шли и шли вереницы гостей. До того, как навсегда уйти из яснополянского дома в 82 года, Толстой несколько раз ходил пешком в Москву с особой тростью в руке, которую можно было, разложив, превратить в небольшой стульчик. И эту трость, висящую сейчас в спальне писателя, и обстановку спальни и еще 40 тысяч подлинных вещей Толстого и членов его семьи удалось спасти во время войны - и тем самым создать сегодня в Ясной Поляне ауру подлинности.

    Фестиваль "Толстой" воспринял эту неправильность сполна: радиоспектакль по книге Павла Басинского "Лев Толстой: изгнание из рая" тут можно было послушать, присев на копну сена в ушедшей в землю теплице. Утомившись - поспать в соседней комнатке на такой же копне - и вернуться к спектаклю. Не было отбоя от учеников в "Школе без звонков и домашки", современной версии легендарной яснополянской школы, воспроизведенной московским театром "Снарк" под куполом Сцены на холме. На уроках математики детей там учили считать по правилам сказки "Как мужик гусей делил", а на переменах водили с ними хороводы и пели частушки.

    "Вот ваш экскурсовод! Он вас доведет до могилы!" "Вы знаете, тут как в раю. Идешь утром - птички поют, белки скачут, а зимой под окна приходят лоси…" "Всю вашу доблестную компанию поздравляю с 2015 г. Спасибо вам за сохранение материальных знаков истории!" Это и многое другое - смешное, странное, отчаянное, возмущенное - драматургам Ярославе Пулинович и Светлане Баженовой, две недели гостившим в мае в Ясной Поляне, наговорили экскурсоводы, волонтеры, охранники, местные жители, туристы, ставшие героями пьесы "Толстой о людях. Люди о Толстом", сыгранной на фестивале актерами Рязанского ТЮЗа. Пьеса, вроде как об усадьбе Толстого, уже подхвачена театрами Челябинска, Новосибирска, Уфы, Москвы...