Подпишем мы кодекс чести, а дальше-то что?
    Эдуард Бояков
    режиссер, продюсер
    Владимир Астапкович/РИА Новости
    23.11.2022 13:18
    Нам нужна сильная культурная власть и внятная культурная политика, как рычаги для дела
    Кодекс чести для деятелей культуры, о необходимости которого заговорили депутаты Госдумы, в принципе, может сыграть свою позитивную роль в бурном процессе перенастройки всего и вся, что мы сейчас переживаем.

    Примерно представляя, что имеется ввиду, я полагаю, что этот кодекс не должен помешать нашей культуре.

    Прежде всего потому, что сейчас в культуре часто лидируют либо характерная для прозападно настроенной публики позиция открытого противостояния выбранного Россией пути, либо позиция хитрого замалчивания, невысовывания, нереагирования на действительно судьбоносные события, которые переживает страна. Это нечестно. Уже поэтому, кстати, разговор о честности и чести.

    Но с другой стороны, Госдума утверждает Уголовный и Административный кодексы, а кодекс чести все-таки разрабатывает и утверждает для себя сам человек. Исходя из совести и собственных принципов. Нельзя обязать людей соблюдать кодекс чести. И вряд ли нужен специальный кодекс чести для деятелей культуры, да еще с этаким административным измерением. Я ехал недавно из Оптиной пустыни и думал, что мой кодекс чести определяется христианскими ценностями. Они давно известны и утвердили себя в общественном мнении. И мне, как современному художнику, не нужно добавлять к этому что-то еще специфическое культурное. Другое дело, что и убавлять не надо. В этом как раз проблема - в убавлении христианских ценностей.

    А еще вот что важно. Инициативы, подобные депутатской, будут работать тогда, когда будет понятна кадровая политика в культуре, появятся новые лидеры, возникнут настоящие полноценные органы власти и управления, начнется институциональное строительство. А сейчас пока большинство задаются вопросом: ну хорошо, подпишем мы кодекс чести, а дальше-то что?

    Ведь творческие силы не собраны. А внятной культурной политики не выстроить без эффективного управления, без осмысленных действий, без серьезного описания культурной инфраструктуры, без анализа культурной среды, а этого нет. И государство, похоже, сейчас пока не в состоянии все это сделать.

    И поэтому что удивляться тому, если подавляющее большинство постов в культуре часто занимают откровенно прозападно настроенные люди. И отмена Московской биеннале или отказ в презентации на книжной ярмарке книг Александра Пелевина - это не просто впечатляющие истории про отказ и запрет чего-то, а свидетельство катастрофической беспомощности нашей культурной политики. Нам нужна сильная культурная власть и внятная культурная политика, как рычаги для дела.

    Поэтому будем ждать, когда эта настоящая работа начнется.