Новости

27.01.2005 01:00
Рубрика: Общество

Путевка в жизнь

Старейшина российского кино Виктор Лазарев воевал под Мозырем

- С "Мосфильма" нас ушло добровольцами на фронт 80 человек, - рассказывает Виктор Лазарев. - Многие не вернулись, как, помню, режиссер Червяков (он был сыграл Пушкина в фильме "Поэт и царь"). Я был командиром 76-миллиметрового орудия, видел ад Сталинграда, потерял многих друзей...

- В Беларуси довелось воевать?

- Помнится, мы вошли в город Калинковичи - недалеко от Мозыря. Вижу: кое-где уцелели домишки, даже клуб остался целым. Стоит бабуля. "Голодный, наверное, солдатик?" - спрашивает. "Бульба дробненькая е?" - отвечаю вопросом на вопрос. "Да е, сейчас пойду поставлю, сварю". Тут остановилась машина, из нее вышел генерал Павел Андреевич Белов, командующий кавалерийским корпусом. С ним - женщина в шинели и пилотке, волосы уложены в красивый пучок. Майор медицинской службы. Они направились к клубу. Я тоже зашел в клуб, там на уцелевшем рояле эта женщина играла вальс Шопена. Вдруг вспоминаю, что бабка обещала мне картошку сварить. А уже не до картошки - прибежал боец и говорит: "Уходим!"... Когда наша пехотная дивизия покидала Калинковичи, я не мог понять, почему каждый боец помимо автомата или винтовки несет какие-то непонятные приспособления, связанные из прутьев. Все объяснялось просто: нам предстояло идти через Пинские болота. Потому и приготовили "мокроступы". Они нам очень помогли, хотя потерь в болоте случалось очень много...

- Доводилось после войны побывать в местах боев?

- После Победы я не раз бывал в Беларуси, встречался с однополчанами.

- Не обидно, что не снялись с Крючковым в "Парне из нашего города"?

- Нет, нужно было защищать Родину. Конечно, когда на фронте увидел в этой роли другого артиста, было немного горько, и я подумал: "Пригожусь ли я вообще теперь для экрана?" К счастью, друзья меня не забывали. Тот же Крючков прислал мне письмо на фронт: "Я жалею, что ты сейчас не с нами, но ты занят более важным делом". Это было приятно читать. А с Крючковым мы потом все же снялись - в фильме "Человек на полустанке".

- Вспоминаете свою первую роль в "Путевке в жизнь"?

- Я рано начал посещать театральный кружок в московском доме пионеров, который тогда находился у Главпочтампта на улице Кирова. Как-то раз приезжает человек из съемочной группы и отбирает из нашего кружка троих, среди них и меня, для съемок в первом звуковом кинофильме. Шел 1931 год. Помню, крикнули: "Мотор!" Потом мне: "Фамилия!" Я молчу. - "Родители есть?" Опять молчу. "А что ты хочешь?" Я отвечаю: "Марафета, водки и девочек!" И все захохотали. А на подоконнике мужчина сидел, улыбнулся, сказал: "Молодец!" Это был Николай Баталов - дядя Алексея Баталова. Так я связал свою судьбу с кинематографом...

- Сколько фильмов на вашем боевом счету?

- Я снялся уже в 94 картинах, из них три роли были главные. Вообще я востребован и много снимаюсь, не жалуюсь на судьбу.

- Узнают вас на улице?

- Там, где я живу, меня все знают. Я живу на четвертом этаже, и, когда стою на балконе, а мимо проходят школьники из 158-й школы, они кричат мне: "Привет!" Мы так здороваемся.

- Многие актеры сейчас занялись бизнесом, рекламой. Как вы на это смотрите?

- Я к этому хорошо отношусь. Вот Сережа Жигунов - бизнесмен. Дал Гильдии актеров большие средства. В то же время успевает много сниматься. Саше Абдулову удается это совмещать. Збруев открыл свой ресторан. Бизнес - двигатель прогресса. А вот Домогаров, тот не любит это дело, этого актера надо снимать больше.

- А у вас не было мысли заняться коммерцией?

- Были бы хорошие деньги, я бы фильм снял: все-таки работал с большими мастерами своего дела, был и ассистентом режиссера, и вторым режиссером, режиссерские курсы при "Мосфильме" окончил.

- Стало быть, сейчас хорошо живете?

- Тем людям, которые меня спрашивают: "Как вы живете, Виктор Андреевич?", я отвечаю: "Как и все - на улице разбитых фонарей!"

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники