Новости

15.01.2013 00:39
Рубрика: В мире

Хорошо забытое старое

В кадровой политике Франция сегодня использует опыт, который в свое время широко применялся в Советском Союзе
Франция, как и другие страны Евросоюза, зачастую представляется россиянам землей обетованной. Однако там тоже есть проблемы - экономические, социальные, на рынке труда. И во многом они похожи на наши, российские. Министр труда, занятости, профессиональной подготовки и социального диалога Франции Мишель Сапен дал "РГ" эксклюзивное интервью в ходе визита в Россию.

Господин министр, недавно Евростат обнародовал данные, по которым все больше жителей Европы приближаются к черте бедности и стремительно растет безработица. Действительно ли ситуация так напряжена и как обстоят дела во Франции?

Мишель Сапен: В еврозоне уже несколько лет растет безработица, процесс усугубился в последние месяцы, в частности, увеличивается число безработной молодежи. Положение меняется от страны к стране. Например, Германия, Австрия не так сильно задеты этим явлением, хотя и они в последние месяцы претерпели некоторое ухудшение условий рынка труда. Другие страны, преимущественно южноевропейские, получили сильный удар. Франция находится где-то посередине. Число безработных у нас уже превысило планку в три миллиона человек, что соответствует 10 процентам трудоспособного населения. Но это очень высокая отметка.

Ситуация с молодежной занятостью вызывает особую озабоченность - у нас никогда ранее не было такой безработицы среди молодежи (людей моложе 25 лет). И наша политика сейчас направлена одновременно на восстановление баланса наших бюджетных показателей и на создание инструментов госполитики против безработицы в целом и молодежной в частности.

Почему молодежная безработица выросла именно сейчас и как конкретно вы собираетесь с ней бороться?

Мишель Сапен: Стремительный рост произошел в последнее время отчасти потому, что у нас наметился тренд: очень много парней и девушек покидают систему образования с неоконченным образованием.

Это ребята, которые не находят себя в школьной системе и отсеиваются. Это началось примерно 10 лет назад и сейчас приносит плоды: с одной стороны, мы имеем высокую молодежную безработицу, с другой - уровень квалификации людей моложе 25 лет крайне низок, и это главная причина, по которой работодатели не принимают их на работу.

Мы подготовили две крупные программы. Первая называется "Занятость на будущее". Она - для молодых людей, не имеющих ни работы, ни профподготовки. В ее рамках мы оказываем поддержку работодателям, чтобы те брали таких людей на работу, а парням и девушкам даем возможность получить квалификацию, позволяющую трудиться.

Вторая программа - "Поколенческий контракт", ее мы прописываем законодательно. Она направлена на сохранение баланса. Суть в том, чтобы облегчить предприятию прием на работу молодого человека на бессрочный контракт, не увольняя при этом более пожилых сотрудников.

Таким образом, подразумевается передача опыта и квалификации от опытного работника - молодому, только вступающему в сферу труда.

Как именно вы стимулируете работодателей принимать молодежь и обеспечивать преемственность?

Мишель Сапен: Программа "Занятость на будущее" рассчитана на молодых людей, находящихся в наиболее тяжелом положении. Она подразумевает, в частности, государственные субсидии работодателям, которые берут на работу парней и девушек, в размере 75 процентов от их заработной платы.

По второй программе работодатели, принимающие молодежь и не сокращающие людей старшего поколения, делают более низкие социальные отчисления.

Выставляются ли для работодателей условия по размеру зарплаты молодым работникам?

Мишель Сапен: Она может быть минимальной или чуть выше, если это окажется возможным, - в зависимости от уровня квалификации работника. Ниже минимального уровня она опускаться не должна.

Как устроена служба занятости Франции и многие ли безработные регистрируются в этом качестве?

Мишель Сапен: У нас служба занятости очень хорошо организована, она охватывает всю территорию страны и опирается на две крупные структуры. Наша государственная служба занятости занимается выдачей пособий, когда безработные имеют на него право, организует их подготовку, сопровождает их по пути поиска работы. Параллельно с этим у нас есть так называемые местные миссии, которые направлены на обслуживание молодежи до 25 лет. Как правило, эти люди еще не имеют достаточного стажа и соответственно - права на пособие.

То есть пособие положено лишь тем, кто имеет стаж работы?

Мишель Сапен: Да, тем, у кого есть минимальный стаж. Благодаря пособию службы очень востребованы безработными. И нам необходимо усовершенствовать ее работу, чтобы была возможность индивидуального подхода к проблемам каждого человека.

Во Франции можно прожить на пособие?

Мишель Сапен: Средний размер пособия по безработице - 1100 евро, что соответствует минимальной зарплате. Прожиточный минимум во Франции - 900 евро, и таков же размер минимального пособия.

Но нужно сделать так, чтобы пособия не выдавались до бесконечности и люди находили работу. То есть если человек не нашел работу за определенный период времени, то пособие должно снижаться. Нам необходимо бороться с долгосрочной безразботицей, которая приводит к нищете.

А профессиональные безработные у вас есть?

Мишель Сапен: Если пособие опускается, скажем, до уровня 450 евро, это не очень доходная профессия. Но что иногда происходит, так это подлоги, мошенничество, когда, например, люди и пособие по безработице получают, и одновременно работают в неформальных структурах. Вот почему в нашей стране, да и в других тоже, очень важно бороться против нелегального труда.

Сколько людей трудятся в неформальном секторе, оценить трудно. Но это явление существует, в том числе в традиционных формах, когда человек выполняет сверхурочную работу после нормального рабочего дня или в выходные и получает наличными вознаграждение.

Но есть и новые, усовершенствованные, даже изощренные формы неофициальной работы, против которых мы тоже хотим бороться.

Какие, например?

Мишель Сапен: Речь идет о сложных незаконных схемах заемного труда, в которых задействовано несколько предприятий. Например, такой механизм: есть главное предприятие, которое отдает часть работы подрядчикам, а те - субподрядчикам, и, таким образом, конечному исполнителю работа приходит через 4-5 посредников. Причем конечный подрядчик, как правило, находится в другой стране, и там через серые схемы набираются люди для выполнения работ.

Обычно эти системы опираются на все территории евросоюзных стран.

У нас есть новые процедуры, которые включают в себя участие трудовой инспекции, налоговой инспекции, инспекции социального страхования и полицейских для борьбы против новых механизмов организации неформального сектора.

Также мы усиливаем законодательство, направленное на борьбу с нелегальным рынком труда. Но его необходимо гармонизировать на уровне Евросоюза, чтобы правила не сводились к защите какой-то отдельной территории, а применялись повсеместно.

Что нас еще сейчас беспокоит, это нелегальная трудовая миграция.

Как вы с ней боретесь?

Мишель Сапен: В периоды сильной безработицы, разумеется, мы должны более жестко регулировать миграцию в страну. Она возможна, когда нормальная ситуация на рынке труда, и только в определенные отрасли, по определенным профессиям, где существует потребность и где предложение превышает спрос на труд.

У нас есть правила по легализации пребывания в стране мигрантов, но они очень жесткие. Чтобы легализоваться, мигрант должен иметь стаж пребывания в стране и подтвержденный стаж фактической работы на предприятии. Иначе он должен быть сопровожден в страну происхождения. "Отловом" нелегальных трудовых мигрантов занимаются инспекции труда, полиция, жандармерия.

В мире Европа Франция Долговой кризис в Греции